«1552 год - это взгляд одновременно и на русскую, и на татарскую историю»

В каком году начинается история татар? Чем объясняется путаница в ключевых датах – как татарской, так и российской истории? Какое значение имеют 922-й и 1552 годы? Ответы на эти вопросы прозвучали на круглом столе проекта «Миллиард.Татар».

Татары: начало истории

Формальным поводом для встречи за круглым столом послужило недавнее празднование 1160-летия государственности России, а точнее, вызванный этим спор на тему того, какую дату можно считать точкой отсчета для татарской истории. Может быть, это 922 год? Или стоит считать от момента возникновения Тюркского каганата? 

Прежде чем ответить на этот вопрос, известный казанский историк и археолог Искандер Измайлов из Института истории им. Марджани предложил в первую очередь примирить точку зрения на историю нахождения татар и их предков в Поволжье с историей татар в целом. Оказалось, что это две разные вещи, которые довольно сложно взаимодействуют между собой.


Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»


«Практически до 70-х годов прошлого века татарская история осмысливалась именно в пределах истории Поволжья. По сути дела, продолжалась линия Шигабутдина Марджани. Хотя археологи еще в конце 50-х годов пытались изучать и более ранние периоды, допустим, булгарской истории. Первый, кто предложил развернутую историю, был, конечно, Халиков, который в конце 70-х дал цельную историю происхождения татарского народа, где начальные этапы были связаны с историей булгар», - рассказал Искандер Измайлов.

По словам историка, долгое время эти точки зрения существовали в разных плоскостях и не соприкасались. Только в начале нулевых годов появилась возможность их совместить и создать цельную историю татарского народа. Реперной точкой стала считаться дата первого упоминания татар в тюркских эпиграфических памятниках, которые относились к середине 16 века. 

«Но после этого появились сведения о том, что раз это было государство, значит, оно имело какие-то истоки. Сергей Григорьевич Кляшторный предположил, что татары имеют более давнюю историю. Он считал, что Жужаньский каганат – это, скорее всего, тоже государство татар. Таким образом, история татар удревняется еще на 100 лет. Получается, речь идет о середине 5 века, а возраст татарского народа составляет 1500 лет, - констатировал эксперт. - Но что мы понимаем под «татарским народом»? Это история этнических компонентов, история самого этнонима или же история нации?».

«922 год в каком-то смысле ставит татарскую историю в контекст большой европейской истории»

В ходе встречи участники также затронули тему 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией. Напомним, эта дата с большим размахом  отмечалась в текущем году. Но что такое 922-й год? Может ли он считаться началом татарской государственности в Поволжье?

«Несомненно, это очень важная веха, но во многом ислам на этой территории уже был распространен. Начальной точкой татарской государственности эта дата считаться не может. Государственность в Поволжье уже была до этого», - считает старший научный сотрудник Института истории им. Марджани АН РТ Анвар Аксанов.

Его позицию поддержал старший научный сотрудник Института истории им. Марджани АН РТ кандидат исторических наук Бахтияр Измайлов. По словам эксперта, ислам был распространен в волжско-булгарском обществе раньше 922 года. 

«Любой народ сохраняет и передает определенные реперные точки своей истории из поколения в поколение. И принятие ислама являлось ключевой (по крайней мере для историков 19 века) точкой истории татарского народа. Да, ислам принимался в более ранний период, но обществу необходимо донести более простую дату. Был взят 922 год, поскольку есть соотносимое с ним конкретное историческое событие. Так концепция становится проще, чем предлагают историки», - пояснил Бахтияр Измайлов.

В свою очередь, известный казанский историк и краевед Марк Шишкин считает, что 922 год в каком-то смысле «ставит татарскую историю в контекст большой европейской истории». 

«Рубеж 1-2 тысячелетий христианской эры – это период, когда народы, пришедшие ближе к центрам мировой цивилизации, выбирают одну из мировых религий. Алмуш в этом смысле находится рядом с венгерским Иштваном или норвежским Олафом. Этот рубеж сильно размазан во времени, но так или иначе все начинают делать выбор. И делают это по-своему. Кто-то ориентируется на Рим, кто-то – на Константинополь, а кто-то – на Багдад. Поскольку европейскую историю невозможно представить абсолютно стерильной от исламского влияния (Сицилия, Испания и так далее), то выбор волжских булгар можно рассматривать примерно в том же ключе», - считает участник встречи.

«Дата определяется четко – 12 октября»

Одна из знаковых дат октября - День памяти всех павших при взятии Казани. Удивительно, но разночтения в том, на какое именно число он приходится, сохраняются до сих пор: 2, 12, 15 октября или же надо считать по хиджре? Как пояснил Искандер Измайлов, во всех аутентичных русских источниках штурм города приходится на 2 октября. 

«Никакие даты до конца 16 века не принято переводить в мировой историографии – это нонсенс. Если мы с юлианского календаря начнем переводить на григорианский (плюс 10 дней), то для 16 века дата определяется так же четко – 2 октября. А то, что у нас приняли 15 октября – это проблема его консультантов. То же самое с 922 годом: событие произошло 16 мая, а празднуем 21-го. Официально приняли две очень спорные даты», - высказался эксперт.

Как справедливо отметил Бахтияр Измайлов, Татарстан не является первопроходцем в этом отношении. Можно взять ту же Куликовскую битву и дату 8 сентября или День народного единства 4 ноября, который также вызывал у историков большие вопросы и даже факт того, как Октябрьскую революцию  праздновали в ноябре.


Фото: © Султан Исхаков / «Татар-информ»


«Не надо делать из этой даты культ или стигму»

«1552 год важен не сам по себе - это одновременно взгляд и на русскую, и на татарскую историю. Это узел, вокруг которого накручивается вся концепция происхождения. По сути дела произошло становление Московского государства в огромную империю, раскинувшуюся на два континента», - считает Искандер Измайлов.

По словам участника встречи, это такое же историческое событие, как и многие другие характерные для того времени. И не надо делать из него культ или стигму: многое было утрачено, но многое было приобретено. 

«Это история не противостояния, а симбиоза - иногда сложного, драматичного. Но это период, который создал новую общность, государственность, в которой и русские, и татары занимают важное положение. Мы должны рассматривать нашу общероссийскую историю не только как историю российского государства, а как общероссийский феномен, где каждый народ так или иначе будет вписан в контекст, - добавляет историк. - Для того, чтобы у российского государства было общее будущее, у нас должно быть общее прошлое. Историки должны работать над тем, чтобы формировать то самое общее прошлое, а не разделять нашу историю по каким-то государственным, национальным квартирам». 

Публицист Марк Шишкин соглашается с этой позицией: национальные картины мира должны не только сохраняться, но и сосуществовать, не вступать в конфликты между собой. 

«Если мы хотим оставаться страной евразийского масштаба, это все должно быть как-то упорядочено. Русско-татарская история взаимодействия – в чем наше преимущество: есть большая историография, на базе которой можно переосмысливать концепции и строить дальше», - резюмирует участник круглого стола. 


Фото на анонсе: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»