Алексей Иванов: «Большинство коми просто стесняются разговаривать на родном языке»

На днях интернет облетела запись, как в Сыктывкаре молодой представитель народа коми Алексей Иванов, пользуясь своим конституционным правом, на вопросы судьи отвечает на родном языке, чем изрядно заставляет нервничать служительницу Фемиды. В интервью «Миллиард.татар» он рассказывает об удручающем состоянии своего языка, провластных лидерах национальных организаций и различиях коми-зырян от коми-пермяков. Также он раскрывает секрет фразы «мун татысь» и расшифровывает слово «пельмень». 


«Критиковали язык, поскольку много используется русских слов»

- Алексей, вы дома больше на каком общаетесь – на коми или на русском?

- С родителями на коми. А в Сыктывкаре я один живу.

- Кстати, в Коми я слышал слово «комяцкий»…

- Это неправильное слово, нельзя так говорить.

- Правда ли, что в языке коми слишком много русских слов?

- Мне кажется, во всей языках Российской Федерации много заимствований. И я не сказал бы, что в коми их много. Просто люди их используют часто. Вот в коми-пермяцком русских заимствований действительно много, поскольку у них нет собственного государственного статуса, язык не развивается. Вот поэтому у них идет сильное проникновение русского языка в их речь. А у нас нормально. Наверное, как у вас в татарском.

- И русификация не отразилась?

- Русификация была в советское время. И по языку заметны эти заимствования. А в 1990-е годы ситуация поменялась: стали вводиться неологизмы: придумывали новые слова и доставали полузабытые. Например, слово «книга» в советское время называли «книга», а с 1990-х – «небог». Бывало, что критиковали язык, поскольку много используется русских слов. 


Фото: facebook.com/AleksiAurinko
 

- А название народа «зыряне» актуально для коми?

- Нормальное слово. Ничуть никого не оскорбляет и не задевает чьи-то чувства. Просто это больше историческое название. Сейчас практически никто так не называет. Это как удмуртов называли вотяками, а марийцев – черемисами.

Мне кажется, во всей языках Российской Федерации много заимствований. И я не сказал бы, что в коми их много. Просто люди их используют часто

- Также слышал еще такое обозначение – «лопари», но не относительно саамов, а относительно коми…

- У нас это слово не особо употребляется, слышал только несколько раз. 

«Даже комиговорящие записываются в русские»

- А существуют ли какие-то разделения коми на подгруппы?

- Различают больше по диалектам. Что касается субэтносов, больше всего пытаются выделиться в самостоятельный народ ижемцы, поскольку они оленеводы. И если они будут отдельным народом, то, как они считают, получат больше привилегий. Поэтому кто-то из них борется за отделение, но такая борьба не очень популярна среди коми. Все-таки мы единый народ.

- Если ижемские коми – оленеводы, то какая основная форма хозяйствования у народа?

- Охота и собирательство. Земледелие раньше не особо было развито. Сейчас, может быть, на юге немного, ближе к средней полосе. 

- А сильны ли различия между коми (которые зыряне) и коми-пермяками?

- Различия не сильны. Это различие было создано искусственно в советское время. Если бы коми-пермяков присоединили к нам, то получился бы более крупный народ. На самом деле, языки очень похожие, мы друг друга хорошо понимаем, культура у нас одинаковая. А разделение идет больше по территории. Просто коми-пермяки живут в Пермском крае. А так, у нас с ними все почти одинаково. И таких противоречий, какие порой возникают между близкими народами (татары и башкиры, русские и украинцы, чеченцы и ингуши), у нас не бывает. 

- Сколько вообще насчитывается коми?

- По последней переписи, около 250 тысяч. Сейчас не знаю, уже более 10 лет прошло. 

На самом деле, языки очень похожие, мы друг друга хорошо понимаем, культура у нас одинаковая. А разделение идет больше по территории. Просто коми-пермяки живут в Пермском крае. А так, у нас с ними все почти одинаково

- И многие ли из них владеет родным языком?

- По моим ощущениям, где-то 150 тысяч. То есть более половины. Без языка они бы, скорей всего, не идентифицировали себя как коми. У нас даже комиговорящие записываются в русские, потому что у них нет национального самосознания. Им легче представляться русскими. 


Фото: vk.com/alexthesun
 

- Им это сулит какие-то выгоды или стесняются своего происхождения?

- Может быть, они не знают, что мы отдельный народ. Вряд ли теперь стесняются. В советское время, возможно, было стеснение. Сейчас, скорей, от незнания.

- Как, несмотря на русификацию, все-таки удалось сохранить и язык, и народ?

- Наверное, оттого что народ живет довольно изолированно. Коми живут в основном в сельской местности – там комиязычная среда.

- Какой у вас район считается наиболее комиязычным?

- По числу [носителей языка] живут больше всего в Усть-Куломской районе. А по проценту – в Ижемском.

К закону об отмене обязательного преподавания языков республик у меня, конечно, негативное отношение. По-хорошему, и русский язык, и государственные языки республик должны быть равноправными. И обучение должно одновременно вестись на обоих языках

«Большинство просто стесняются разговаривать на коми»

- Несколько лет назад в России отменили обязательное преподавание родных языков в школах. Много ли в Коми людей выбирают обучение «коми кыв»?

- Зависит от школы. В тех школах, которые называют коми как родной, вызывают на разговор к директору, и директор просит уже заменить, потому что преподавателей почти нет. Поэтому сейчас очень мало выбирают. Сложно с этим. 

К самому закону об отмене обязательного преподавания языков республик у меня, конечно, негативное отношение. По-хорошему, и русский язык, и государственные языки республик должны быть равноправными. И обучение должно одновременно вестись на обоих языках. И почти насильственный отказ от одного языка очень плохо влияет на ситуацию. То есть никакого равенства у нас нет. 

- В прошлом году обсуждался проект объединения Республики Коми с Архангельской областью. Почему он не реализовался?

- Это были просто разговоры, ни к чему бы такое объединение не привело. Все люди были против. Наличие собственной республики – показатель того, что у нас есть собственный дом, люди могут чувствовать, что у них есть свое государство. 

- Используется ли язык коми в делопроизводстве, в государственный учреждениях (Госсовет, правительство республики)?

- В Госсовете бывают выступления депутатов на коми-языке. А в остальных учреждениях не используют. Наверное, только в Министерстве национальной политики еще активно используется. Что касается делопроизводства – об этом тоже не слышал. Сейчас я пытаюсь этого добиться, но пока трудно с этим.


- И глава республики Владимир Уйба тоже не поддерживает язык?

- Нет, конечно. Он приезжий, не имеет никакого отношения к республике.

- Казалось бы, он этнический эстонец, финно-угр…

- Никакой роли это не играет. Играет роль знание языка, а не кто по крови человек. Не слышал, чтоб наш [глава республики] говорил, что хочет изучать коми.

- В интернете периодически появляются видео, как в Коми люди скандируют «мун татысь». Что это обозначает?

- Это переводится: «Иди отсюда». 

- Считается, что коми – теперь крещеный народ. А много ли действительно соблюдающих православные обряды?

- Как и в среднем в России – не очень соблюдают. То есть этнические православные, но не особо они и православные. Некоторые пытаются возрождать дохристианские верования, но это тоже не пользуется какой-то популярностью. По-моему, люди понимают, что это прошлый век и не стремятся к религии. Большинство, наверное, нерелигиозные – как, например, в Эстонии или Финляндии, где большинство вообще атеисты.

- С какими проблемами сталкивается ваш народ?

- Проблемы такие же, как в России: ничего не меняется, все стагнирует, доходы падают. Касаемо народа – утрачивается язык, идет ассимиляция. В школах нет обучения на родном языке – это сильно влияет. Язык для людей – что-то сакральное, что используется только в семье. И люди боятся выносить это наружу, не видят, что язык живет вне дома, поэтому большинство просто стесняются разговаривать на коми. 

«Пельмени и шаньги»

- Алексей, вы состоите в Международной ассоциации финно-угорских народов (МАФУН). Что это за организация?

- Это содружество многих финно-угорских организаций. И я там напрямую не состою. Я там состою через организацию коми молодежи «МИ». 

- У зырян есть какая-то своя национальная организация?

- «Коми войтыр» («Коми народ») – большая организация, которая создана, чтоб защищать народ коми. Но сейчас она не очень активна. Я состою в сыктывкарском отделении «Коми войтыр», пытаемся что-то делать. Они в основном занимаются культурными мероприятиями, праздниками, в политику никак не вступают. Наверное, аналогичная ситуация у всех народов России. Потому что люди, которые руководят такими организациями, зачастую настроены провластно, поэтому не хотят делать то, что могло бы пойти на пользу своему народу. Даже когда отменяли обязательное преподавание родных языков в образовательных учреждениях они [«Коми войтыр»] не очень активно что-то говорили за язык, делали это для галочки – как будто бы они защищают его. Но конкретно они ничего не делали.

Язык для людей – что-то сакральное, что используется только в семье. И люди боятся выносить это наружу, не видят, что язык живет вне дома, поэтому большинство просто стесняются разговаривать на коми

- А смотрели ли опыт тюркских народов – как другие пытались отстоять свое право на язык?

- Конкретно я не смотрел. Есть активисты, которые любят следить за татарами и прочими народами, иногда рассказывают, пытаются сами что-то делать. Но я сам никогда не интересовался. Я люблю сам что-то делать конкретно, чем брать чей-то опыт.


Фото: vk.com/alexthesun
 

- А как, по вашему мнению, можно сохранить свой язык народам России?

- Нужно ввести обучение в школах на двух языках как равных, на хорошем уровне. Тогда можно будет сохранить билингвизм. Кстати, иностранные языки я стал учить уже после школы. В школе английский учил, но от него знаний почти ничего не осталось. А после школы я сам занялся. И знание коми-языка мне очень помогло понимать логику других языков. 

- Какое у коми коронное национальное блюдо?

- Их много. Самые известные – это пельмени и шаньги, наверное. Кстати, «пель» на коми – «ухо», «нянь» – «хлеб». Получается «хлебное ушко». Сам я больше всего люблю мамины шаньги с картошкой и «азя шыд» (похлебка из отварных круп. – прим. ред.): его все по-разному готовят, такого рецепта, как мама готовит, не находил в интернете.

- И еще вопрос: есть ли в Сыктывкаре татары?

- Живут, конечно. Я знаю, что они есть, но сам их не видел. Наверное, где-нибудь в Ухте их больше, они заметней, чем у нас в городе.