Автор мирового рекорда в игре на фортепиано Руслан Ишдавлетов: «Все совершенно случайно получилось»

Музыкант из Санкт-Петербурга Руслан Ишдавлетов установил мировой рекорд, непрерывно играя на фортепиано в течение 42 часов 24 минут. В интервью ИА «Татар-информ» он рассказал о своем пути в музыке.

Автор мирового рекорда в игре на фортепиано Руслан Ишдавлетов: «Все совершенно случайно получилось»

«Мама — татарка, отец — башкир, я — гражданин мира»


Узнав, что интервью будет опубликовано на татарском, Руслан обрадовался: «На французском есть, на испанском есть, теперь на родном татарском будет, спасибо вам большое».

Руслан Ишдавлетов родился и вырос в Уфе. Отец башкир, мама — татарка. На вопрос, кем он считает себя по национальности, отвечает, что гражданином мира: «Этот вопрос не сильно принципиален для меня».

Мама Руслана умерла, когда ему было девять лет. Сына и сестру Руслана Лилию отец воспитывал один. «Отец был человеком строгим, одновременно добрым, работал в правоохранительных органах, был милиционером советского типа. То есть за правду, за честность, за справедливость. В таких традициях он меня воспитывал. Заставлял заниматься музыкой, благодаря чему я ею до сих пор и занимаюсь. Национальный вопрос в семье у нас не поднимался, отец к этой теме относился спокойно. Особых традиций в семье не соблюдали, все было как у всех обычных людей», — рассказывает Руслан.

Но летом, на каникулах ему приходилось окунаться в национальную деревенскую среду. «Мы ездили в родное село отца Старое Шарипово. В деревне я переживал одни из самых счастливых моментов детства. До сих пор вспоминаю. А со стороны матери мало с кем общался, так сложились обстоятельства», — вспоминает он.

«Благодаря отцу я тот, кем являюсь»


Руслан Ишдавлетов — профессиональный музыкант, пианист, композитор. С девяти лет не расстается с музыкой — сначала музыкальная школа, затем углубленное изучение музыки в специализированной школе-интернате. В 2000 году Руслан поступил в уфимскую Академию искусств по классу композиции. Говорит, что профессию музыканта выбрал благодаря отцу.

«В моей жизни причиной всех моих самых важных решений был отец. Все, кем я сейчас являюсь, это исключительно благодаря ему. Благодаря его настойчивости, тому, что он сам очень любил музыку. Он меня отдал в раннем возрасте в музыкальную школу, плотно занимался моим воспитанием, целиком и полностью посвящал себя, свою жизнь своим детям, мне. Поэтому да, благодаря отцу я занимался музыкой и продолжаю заниматься», — рассказывает Руслан.

«Первые лет пять я вообще не понимал, зачем я это делаю, это было фактически из-под палки. Я себя просто заставлял, под строгим надзором отца я учился, ходил в музыкальную школу, совершенно не понимая, зачем мне это делать. Занимаясь за инструментом, смотрел в окно и видел, как мои друзья играли в футбол, все это казалось очень несправедливым. Потом мое отношение изменилось. Я считаю, что это в любой профессии так: когда человек начинает осваивать некий навык и видит, что у него получается что-то красивое, это уже втягивает. Я думаю, что где-то лет через пять я начал вникать в это дело, пошла некая инерция и уже назад хода не было» — вспоминает он.

В 2003 году Руслан переехал в Санкт-Петербург. Свой поступок он объясняет юношеским максимализмом.

«Мне, наверное, было около 18 лет, такой период юношеского максимализма. Я взял песни, хотел стать рок-звездой, а Питер признан как столица рок-н-ролла. Там была такая еще волна русского рока. И почему-то мне хотелось поехать в Питер. Он с первого дня, конечно, в себя влюбил. Есть две категории людей, побывавших в Питере, — некоторым он „не заходит“, а некоторые просто, стоит только его увидеть, больше в другом месте уже не могут жить. Я отношусь ко второй категории людей, это мой любимый город, мой дом».

В Питере Руслан обзавелся семьей, работал рубщиком мяса на рынке, общался с музыкантами, писал свою музыку. Однажды узнал о рекорде по длительности игры на фортепиано, установленном тоже питерским музыкантом. Так Руслан тоже начал играть марафоны. Это уже шестой его марафон. Руслан признается, что не ставил цели бить какие-то рекорды, он просто играл.

«Лично я не преследовал и сейчас тоже не преследую цели делать рекорды, просто, видите, так повелось, что людям мало играть просто музыку, им нужно постоянно делать какие-то громкие заявления, совершать что-то необычное. У меня все совершенно случайно получилось, я решил сыграть этот марафон, потом друзья порылись в интернете, и выяснилось, что я уже обогнал предыдущих рекордсменов, и как-то все само собой получилось. Лично для меня это совершенно не главное», — говорит музыкант.

Он не отрицает, что это был своего рода пиар-ход. Музыканту и вообще любому человеку, создающему искусство, необходимо заниматься пиаром своего творчества, и в этом нет ничего плохого или постыдного, убежден Руслан.

«Продвигать свое творчество нужно, я не думаю, что это касается только нашего времени, так всегда было и будет. Здесь дело не в музыке, это касается вообще в принципе любого другого ремесла тоже. Да, мало обладать каким-то талантом и просто любить то, что ты делаешь. Если ты хочешь, чтобы твое искусство звучало громко и чтобы о нем узнал кто-то помимо тебя, твоих друзей и твоих родственников, конечно, здесь нужно все-таки идти на некие жертвы, на некие риски, по крайней мере реализовывать те возможности, которые тебе предоставляет жизнь, ни в коем случае не бояться. А так я знаю лично очень много талантливых гениальных людей, в том числе художников, музыкантов, людей других профессий. Но сейчас мир настолько перенасыщен информацией, и чтобы действительно заявить о себе, нужно прибегать к неким экстравагантным мерам. Поэтому да, нелегко в наше время. Нужно делать, что-то придумывать», — говорит он.

Жизнь предоставляет возможности, просто нужно быть внимательными, считает Руслан.

«У каждого своя уникальная история. Я совершенно не планировал играть эти марафоны, совершенно случайно узнал о некоем пианисте, который тоже живет в Петербурге, он сыграл 24 часа и это назвал неплохим пиаром, с этого вся история началась», — рассказывает Руслан.

из личного архива Руслана Ишдавлетова

«Из любого дерьма можно вынырнуть или вылететь ракетой»


В феврале 2019 года отец Руслана ушел из жизни. До этого он расстался с семьей. По словам самого музыканта, все эти события привели к депрессии, но, к счастью, она длилась недолго.

«Конечно, это была депрессия. Она длилась недолго, в принципе, благодаря отцу. Отец у нас был человеком сильным. Он нас один воспитывал, я помню его как человека физически сильного, просто глыба. Поэтому я не позволял себе долго депрессовать. Это, может быть, не совсем депрессия была, а просто некая такая тупиковая ситуация. Я думаю, каждый человек в жизни с таким сталкивается и начинает задавать себе вопросы, как вообще выбираться из этого и каким путем идти. Тогда не нашел в себе никакого вменяемого ответа и просто начал спасаться не наркотиками, алкоголем и чем-то еще. Я просто начал играть музыку. Я задумывался о том, что хотел вообще отец, и, ответив на вопрос, что он хотел сделать из меня музыканта, я просто начал играть свою музыку. Играл везде, играл долго, и это привело меня к этому марафону и последующим событиям», — говорит Руслан.

Позже, уже после тех трудных дней, Руслан поделился со своими друзьями и подписчиками: из любой сложной ситуации есть выход.

«Два года назад у меня умер отец, чуть раньше я расстался с семьей, вдобавок ко всему влетел в долги из-за того, что лез не в свои дебри, я начинал спасаться травой и всякой дрянью. Но это все только туман, который исчезает и оголяет действительность. Многие «друзья» сбежали по своим теплым норам, когда веселый рок-н-ролл закончился. Я не знал, что делать, и просто играл свою музыку.

Сейчас все иначе. Я снова со своими любимыми, с сыном Эмилем и Луизой. Мне не нужна наркота, чтобы играть чудесную музыку. Мое окружение — это интересные, талантливые люди, которые вдохновляют меня и помогают развиваться. Жизнь по-прежнему полна задач, и я решаю все с удовольствием.

Это не хвастовство. Это лишь желание сказать тем, кто услышит: «Из любого дерьма можно вынырнуть или вылететь ракетой, если захочешь». Меня вдохновляют люди. У каждого своя музыка его сути, возможно души, не стану утверждать. У кого-то она сильная, мощная, напористая, у кого-то робкая. Бывает очень нежная музыка. Бывает сумасшедшая. Бывают морские волны, солнечные пляжи. Бывают бесконечно высокие горы.

Когда я жил в общаге академии, я познакомился с художником и был очарован его картинами и навсегда запомнил его слова о том, что композитор должен делать то же с помощью музыки. Лишь только сейчас я начал видеть свою музыку, точнее не свою, а скорее, музыку ваших душ, которую я лишь озвучиваю", — написал музыкант.

«Татарские, башкирские мотивы у меня в генах»


Руслан Ишдавлетов играет медитативную музыку (импровизацию), пишет музыку для фильмов. В отличие от многих других пианистов он практически не играет классику или же произведения современных композиторов. На вопрос, нет ли желания сыграть татарские и башкирские композиции нон-стоп, музыкант отвечает: пока не готов.

«Я не думал об этом, но в общем и целом я очень положительно отношусь к моим корням, и к татарской, и к башкирской музыке. Видите, просто сложилось так... Музыка ведь явление такое широкое — скажем, есть ребята, которые посвятили себя джазу, они не играют классику, они играют всю жизнь джаз. Отдельный пласт искусства, которому нужно посвятить себя. Есть те, кто играет исключительно академическую музыку. Но джаз они играют, скажем так, посредственно. Я, так получилось, какой-то период времени начал заниматься импровизацией, и всю свою музыкальную жизнь я посвятил именно поиску импровизации, то есть музыка, которая рождается здесь и сейчас. Я очень много времени этому уделял и уделяю, поэтому мне просто в принципе элементарно не оставалось времени для того, чтобы играть чьи-то произведения. Возможно, в будущем я приду к этому. Как я сказал, я продолжаю искать себя в импровизации. Это мой отдельный островок в большом океане музыки», — говорит Руслан.

Однако в его плей-листе можно увидеть татарскую классику — например, песню «Ромашкалар» на стихи известного татарского поэта Хасана Туфана.

«Чем тронула эта песня? Я совершенно случайно познакомился с земляком, Равиль его зовут. Нашел видеозапись на его странице, и, видимо, ностальгия, сохранил себе эту запись. А на самом деле я в последние несколько лет специально вообще ничего не слушаю — не знаю, плохо это или хорошо. Я все играю, играю. Но татарская, башкирская музыка — от этого никуда не уйти, в любом случае я импровизирую, все равно мои корни, мои гены — татарские и башкирские мотивы, они в основе лежат. Может быть, не так явно. Пентатонический лад и не только. Все это в моей музыке», — говорит он.

Связь с корнями ярче дала о себе знать после того, как Руслан по приглашению соплеменников побывал на мероприятии в татаро-башкирском центре Санкт-Петербурга. Руслан не исключает, что общение с земляками станет более тесным, возможно, будут какие-то совместные проекты. «Да, конечно, с удовольствием выступил бы. Я как-то даже не задумывался над этим до того момента, пока не пригласили. Мне очень понравилось. Поэтому да, я пока с удовольствием надеюсь продолжить общение со своими родными людьми, взаимодействовать», — говорит музыкант. На мероприятии он познакомился с татарским певцом Ярамиром Низамутдиновым и пришел в восторг от его таланта и профессионализма. «Было до слез просто, не передать. Очень талантливый певец. Может быть, в будущем мы сделаем что-то совместное. Я в качестве композитора, он в качестве исполнителя. Посмотрим, возможно, получится что-то интересное», — говорит Руслан.

Родным языком Руслан владеет на уровне понимания, хотя в детстве ездил к бабушке с маминой стороны и всегда с ней говорил на татарском. «Давно не приходилось разговаривать, не могу сказать, что на родном языке говорю в художественном стиле. Но когда приезжал в деревню, я как минимум понимал. А с бабушкой с маминой стороны на татарском свободно общался. Сейчас даже не знаю, смогу ли заговорить снова, можно попробовать», — говорит он и добавляет, что в родных краях бывает редко.

«Миру нужно больше добра»


Сейчас Руслан Ишдавлетов осваивает сферу кино. «Чем я сейчас занимаюсь? В принципе ничего особо не поменялось, просто масштабы увеличились. Сейчас я в большей степени, если можно так выразиться, в атмосфере кино. Снялся в документальной картине, сейчас занимаюсь своим проектом — это история о пианисте. Также взаимодействую с разными музыкантами, пишу, играю», — рассказывает Руслан.

Фильм, над которым работает Руслан, о пианисте — о его собственном пути. «Но не хотелось бы это сделать банальной автобиографией, потому что есть определенная мысль, которую хочется выразить. Лейтмотив фильма — это то, как мы влияем вообще на реальность, как мы ее изменяем с помощью искусства. Хотелось бы в этом фильме выразить некую попытку создать относительно идеальный, гармоничный мир — добра, любви, созидания, хочется не просто снять, хочется, чтобы это реально осуществилось. Миру все-таки нужно больше добра», — говорит музыкант.

Он хочет играть марафоны и дальше, возможно, взять 50-часовой рубеж. Но теперь эти марафоны вести вместе с благотворительностью. «Играть — это ничего не значит, а если смогу собрать деньги и внести вклад в сохранение человеческих жизней, было бы намного полезнее», — говорит Руслан.

Материал подготовили Зиля Мубаракшина, Алия Сабирова.