«Блаженной памяти моей предок Чингисхан»: служилые татары в составе Русского государства

В колонке, написанной для «Миллиард.Татар», историк Раиль Фахрутдинов рассказывает о том, какую роль сыграли служилые татары в истории Русского государства — прежде всего военной — в XVI-XIX веках.

Йомышлы и юаш

После падения Казанского ханства изменилась и его общественная система. Татарской элите был нанесен страшный удар: основная масса верхушки общества и другая титулованная знать погибла в боях, была уничтожена в дворцовых интригах Шах-Али, их землевладения и имущество перешли в руки русских помещиков, детей боярских, нового военного руководства и духовенства.

Однако ставшие лояльными Москве и не потерявшие поэтому своих земельных владений беки и мурзы заняли почти то же положение, которое было у них прежде; более того, некоторые из них, особо усердные, получали от новых властей поместья. Эта категория татарских феодалов была причислена к военному классу и служилому сословию, и стали они называться служилыми татарами (йомышлы татарлар или казаклы татарлар) и мурзами, в отличие от которых ясачные татары назывались юаш татар (в писцовых книгах часто фигурировали как чуваша татар). Из служилых татар Москва формировала отдельные воинские подразделения, которые использовались также в войнах со степными народами – крымцами, ногайцами, позднее калмыками, ибо татарские полки хорошо знали способы ведения войн со степняками.

 В целом, служилые татары занимали особое положение при московском дворе: часть из них была при дворах, их приглашали на правительственные встречи, особенно на приемы послов мусульманских стран. Часто беки-князья были командующими татарскими воинскими подразделениями, сами эти полки носили имена своих предводителей. Служилые татары выполняли на дипломатической службе обязанности переводчиков, писцов, они были постоянными участниками посольств, направлявшихся в мусульманские государства.

В составе русской армии

Татарские полки в составе русской армии участвовали в целом ряде сражений России на западе: с Литвой и в известной Ливонской войне 1558–1583 гг. Немногие знают, что в первый год войны главнокомандующим русской армией, пусть и номинально, был известный касимовский правитель Шах-Али. В 1562 году Шах-Али вновь был поставлен Иваном Грозным во главе русской армии, на этот раз в походе на Польшу. Однако к концу года его сменил сам царь, с которым был также 16-летний Утямыш-Гирей, теперь уже под именем Александр, и последний казанский хан Едигер (Симеон в крещении; в летописях – Семен Касаевич).

Особой роли у этих двух бывших казанских ханов в Польше не было – Иван Грозный просто брал их, т. е. «казанских царей», похвалиться перед татарскими полками. Кроме них, в этих войнах в составе русского войска со своими татарскими подразделениями в основном из городецких, т.е. касимовских татар участвовали бывшие астраханские и крымские царевичи, а также ряд урз из казанской земли.

За участие в этих войнах татарская феодальная верхушка получила от московского руководства новые поместья и немалое число военнопленных. В целом же доля служилых татар в русском войске XVI – XVII вв. составляла 5-10 %. Служилые татары внесли значительный вклад в продвижение российских военно-политических интересов на западных и южных рубежах государства.

 Ключевым было участие служилых татар в ополчении К. Минина и Д. Пожарского в эпоху Смуты (кстати, Лжедимитрия II, «тушинского вора», убил крещеный татарин Петр Урусов, начальник татарской стражи самозванца - за то, что тот убил до этого касимовского хана за его верность Москве).

В этот период происходят кардинальные изменения в размещении татарского населения Волго-Уральского региона. В XVII веке казанские татары и служилые татары из Мещерской стороны интенсивно расселяются в различных направлениях, главным образом в северо-западное Приуралье.

Конные татарские формирования активно использовались Российским государством и в последующие периоды, например на начальном этапе Северной войны со шведами в 1700-1721 гг., в Полтавской битве 1709 года, при осаде Риги в 1710 году. Служилые татары призывались в армию на собственных конях и с оружием в качестве драгунов.

Награды за боевые заслуги впервые в истории Российской империи

Особую роль в военно-политической истории России татарские воинские формирования сыграли в Отечественной войне 1812 года и в заграничных походах 1813–1814 гг. И хотя отдельные татарские кавалерийские военные полки на территории Казанской губернии не формировались (татарское население Среднего Поволжья отбывало рекрутскую повинность на общих основаниях), тем не менее, в XIX веке в составе российской регулярной армии действовало несколько татаро-мусульманских воинских формирований (крымско-татарские конные полки, татарско-литовский конный полк, сибирский и тобольский татарские городовые казачьи полки, тептярские и мишарские полки). Некоторые татарские полки действовали до 1920 года – это время расформирования крымско-татарского конного полка.

Самой яркой страницей военной истории является участие тептярских и мишарских полков в ходе военных действий 1812-1814 гг. Первые тептярские полки под командованием майора Н.П. Тимирова входили в состав корпуса легендарного генерала М.И. Платова, а затем подчинялись Д.В. Давыдову. Сам Денис Давыдов происходил из касимовских татар и вел свой род от Давыда Симеоновича Касаевича (внука первого касимовского хана Касима), чем всегда гордился. В одном из своих стихотворений Давыдов писал:

Блаженной памяти мой предок Чингисхан,

Грабитель, озорник с аршинными усами,

На ухарском коне, как вихрь перед громами,

В блестящем панцире влетал во вражий стан

И мощно рассекал татарскою рукою

Всё, что противилось могущему герою.

Почтенный пращур мой, такой же грубиян,

Как дедушка его, нахальный Чингисхан,

В чекмене легоньком, среди мечей разящих,

Ордами управлял в полях, войной гремящих.

Я тем же пламенем, как Чингисхан, горю;

Как пращур мой Батый, готов на бранну прю,

Но мне ль, любезный граф, в французском одеянье

Явиться в авангард, как франту на гулянье,

Завязывать жабо, прическу поправлять

И усачам себя Линдором показать!

Потомка бедного ты пожалей Батыя

И за чекмень прими его стихи дурные!

Славный боевой путь в годы Отечественной войны прошли и другие татарские военные отряды. Так, II и III тептярские, а также I и II мишарские полки и башкирские полки принимали участие в боевых действиях российской армии, в том числе в Заграничных походах 1813–1814 гг. В марте 1814 года II тептярский и II мишарский, а также башкирский полки одними из первых вступили в Париж, за что все татарские воины этих полков были награждены медалями «За взятие Парижа».

Впервые в истории Российской империи татарские военные части отмечались государственными наградами за боевые заслуги, что означало новый этап во взаимоотношениях российской власти и татаро-мусульманского социума. Татарское общество теперь все меньше воспринималось как нечто враждебное и чуждое, «инородное». Отношение властей становилось все более конструктивным и лояльным. Я уже не говорю об особой роли татарской буржуазии в освоении Туркестана в период правления Екатерины Второй.