«Центральная мечеть не в центре города – это оксюморон»

Казанские архитекторы написали коллективное письмо против постройки Соборной мечети на месте парка «Кырлай», предложив три альтернативных локации. Это обращение, в рамках круглого стола «Миллиарда. Татар», обсудили видные представители мусульманской общины города. Аргументы «за» и «против» - в нашем материале.

Что произошло?

На прошлой неделе 18 казанских архитекторов, в числе которых бывший главный архитектор Казани Татьяна Прокофьева, завкафедрой КГФСУ Александр Дембич и архитектор Олег Маклаков, выступили против строительства Соборной мечети на месте бывшего парка аттракционов «Кырлай».
 
В качестве обоснования своей позиции эксперты указали на возможное появление транспортных проблем, некие «социальные противоречия», а также угрозу давления новой доминанты на Казанский Кремль. 

Вместо уже согласованной на всех уровнях локации (парк давно демонтировали и провели торжественную закладку памятного камня на месте строительства) архитекторы предложили три альтернативы:

    • Мыс на Волге в Адмиралтейской слободе (отсутствует транспортная инфраструктура);
    • Территория заброшенного парка молодоженов возле автовокзала в Приволжском районе Казани;
    • Троицкий лес близ Третьей транспортной дамбы в Ново-Савиновском районе у заброшенной радиовышки.

Как появилось это письмо?

«Какой смысл в появлении этого письма, если уже был заложен камень под строительство?», - озвучил мысли, пожалуй, каждого из участников встречи социолог, старший научный сотрудник Института педагогики, психологии социальных проблем Данис Гараев. 
 
«У меня складывается впечатление, что кто-то просто болен исламофобией и нуждается в лечении», - высказал свое предположение известный казанский адвокат Руслан Нагиев. 

С ним осторожно согласилась основатель проекта Modest covered и организатор ежегодных женских ифтаров «Fashion iftar» Джаннат Мингазова: «Мы видим, какие здания стоят на другом берегу и в центре города. Насчет них пишутся такие же открытые письма или нет? Возможно, я чего-то не знаю». 

В свою очередь, социолог Данис Гараев выразил надежду на то, что дело все-таки не в исламофобии. По его словам, возможно, авторы письма решили перестраховаться, потому что не знают, как в итоге будет выглядеть мечеть. 

Данис Гараев


«Если почитать комментарии, то в 80% случаев главный довод (скорее всего, тех людей, которые просто не ходят в мечеть) против строительства звучит так: «Зачем нам еще одна мечеть, если их и так много?». Я, например, не хожу в салоны красоты и мне тоже кажется, что их очень много, но для кого-то их мало, может быть, они в очередях стоят и за несколько дней записываются. Скорее всего, архитекторы действительно не в теме, поэтому не понимают необходимость такого большого объекта в центре города», - предположил автор телеграм-канала «Мулла из-за угла», общественный деятель Расул Тавдиряков.  Тут присутствовавшие вспомнили, как кому-то на праздничной молитве на Ураза-байрам пришлось читать намаз на улице при 20-градусном морозе или привели в пример переполненные мечети Казани, когда часть людей читает пятничный намаз на улице. 

«Кырлай» - это далеко не «Диснейленд»

По мнению спикеров, предложенные архитекторами альтернативные локации также, как и площадка бывшего «Кырлая», могут вызвать массу вопросов.

«Адмиралтейская слобода: я, как адвокат знаю, что там находится СИЗО – мужской и женский. Заброшенный парк молодожёнов: там вплотную проходит железная дорога. В целом, возражения найдутся всегда», - считает Руслан Нагиев. 

Социолог Данис Гараев отмечает: «Центральная мечеть не в центре города – это оксюморон. Речпорт – это не центр. Может быть, на реке это смотрелось бы красиво, но расположение – точно неудачное». 

Гараева поддержал Расул Тавдиряков: «Мусульмане всегда строят мечети в центре города. Я бывал в очень бедных странах – Нигер, Мавритания – и даже там все центральные мечети находятся в самом центре».

Джаннат Мингазова / Фото: Рамиль Гали


В свою очередь, основатель проекта Modest covered Джаннат Мингазова напомнила о том, что парк аттракционов «Кырлай» «давно морально устарел и был физически опасен». 

С ней согласился другой участник встречи - соорганизатор Республиканского ифтара, мусульманский меценат Радик Абдрахманов: «Парк «Кырлай» - это далеко не «Диснейленд». Если бы там был «Диснейленд», можно бы было еще что-то говорить».

Амина Гафурзянова, представитель Татарского спортивного союза, тренер в школе олимпийского резерва по фехтованию: «Казани нужна Соборная мечеть, она будет нашей визитной карточкой. Если говорить о расположении на месте парка «Кырлая», то оно очень удачное. Инфраструктура - все рядом. Если мы посмотрим на другие, предложенные авторами письма локации, сразу понятно, что с транспортом будет беда. Здесь станция метро и позволяет добираться с любой точки города. Мечеть всегда будет востребована».

Почему Соборная мечеть - нужна?

«Соборная мечеть однозначно нужна Казани, потому что у нас ее нет. Кул-Шариф, извините, это - музей. Вечерние и ночные молитвы там не проводятся. В месяц Рамазан проблемы с таравихами. Нам нужна мечеть, которая будет круглые сутки служить обществу», - высказался адвокат Руслан Нагиев.

Руслан Нагиев / Фото: Владимир Васильев


Социолог Данис Гараев продолжил мысль предыдущего спикера, отметив, что Кул-Шариф – это мечеть, которая «большая снаружи и маленькая внутри». Она не играет роль соборной. Это, скорее, символ. 

Участники обсуждения однозначно сошлись в том, что на такой объект есть прагматический запрос, поскольку в Казани – ни много ни мало «Северной столице мусульманского мира» - до сих пор нет мечети, способной вместить большое количество мусульман для одновременного участия в религиозных обрядах.  

«Уверен, что наши власти позаботятся о том, чтобы это было лучшее архитектурное решение. Эта мечеть несомненно будет привлекать туристов. Благодаря таким проектам статус нашего города будет только расти. Место выбрано идеально. Если кто-то этим не доволен – это их субъективное мнение. Но основная масса жителей города, я уверен, поддерживают строительство этой мечети», - высказался соорганизатор Республиканского ифтара, мусульманский меценат Радик Абдрахманов. 

Мусульманская община недорабатывает?

Отчасти, причина появления подобных писем и недопонимания в городском сообществе, может крыться в том, что мусульманская община не так активно доводит свою позицию до населения. С таким предположением согласился общественный деятель Расул Тавдиряков. 

Расул Тавдиряков / Фото: Салават Камалетдинов


«Вы четко подметили тему работы с населением. Мне известно, что в Европе, перед тем как построить мечеть или выкупить какое-то помещение для переоборудования под исламский центр, проводится работа с населением. Мусульмане ходят, зовут в гости, устраивают акции, чтобы показать, что их не нужно бояться, что они те люди, рядом с которыми будет комфортно. И только потом осуществляют постройку или переделку. Это очень важно. Как член мусульманского сообщества я соглашусь, что это недоработка с нашей стороны», - резюмировал спикер. 

Общая мысль участников встречи звучала так: 

Соборная мечеть это, в первую очередь, культовый объект, который должен удовлетворить нужды мусульманской общины Казани. Верующие города должны иметь возможность собраться в одном месте и выполнить свои религиозные обязанности. Такого храма в городе нет, и это объективная реальность. На этом фоне желание группы архитекторов поставить мечеть в безлюдном месте на берегу реки ради красивого вида с Волги, выглядит, мягко говоря, не очень профессионально. 

Локация на месте бывшего «Кырлай» безусловно обеспечит заполняемость и востребованность этой мечети, благодаря находящейся рядом станции метро. Все новые локации, предлагаемые «16 подписантам», предполагают либо ограниченную доступность, либо полное отсутствие доступности с помощью общественного транспорта. 


Подробнее о дискуссии в ближайшее время можно будет прочитать в стенограмме нашего круглого стола на сайте «Миллиард.Татар».


СПРАВКА

Кто подписал открытое письмо против размещения Соборной мечети на месте бывшего парка «Кырлай»: 

Аксенова Ирина Александровна. Архитектор — реставратор, доцент кафедры реконструкции и реставрации, директор дома-музея В. П. Аксенова, заслуженный деятель искусств РТ.

Бакулин Герман Алексеевич. Архитектор, член Союза архитекторов РФ и РТ, заслуженный архитектор РТ и РФ.

Дембич Александр Алексеевич. Архитектор, заведующий кафедрой градостроительства, кандидат архитектуры, директор архитектурного бюро «Артпроект».

Жирков Евгений Евгеньевич. Архитектор, соучредитель ООО «ОФИС ДЕ».

Искандаров Марсель Мансурович. Архитектор, дизайнер, доцент архитектуры, преподаватель школы дизайна интерьера DesignStory, член Союза архитекторов РФ, член правления Союза архитекторов РТ, член ассоциации дизайнеров и декораторов интерьеров.

Кузьминых Алексей Александрович. Архитектор, руководитель ООО «Сансара».

Куликов Дмитрий Александрович. Архитектор, соучредитель ООО «ОФИС ДЕ».

Леонтьева Мария Валерьевна. Социолог, координатор Центра прикладной урбанистики.

Маклаков Олег Александрович. Архитектор, руководитель ООО «АКСИОМ Архитект».

Новиков Николай Михайлович. Архитектор. Кандидат архитектуры. Руководитель компании «Архитектурная практика Новиковых»

Новикова Анна Николаевна. Кандидат архитектуры, архитектор компании «Архитектурная практика Новиковых».

Нугаев Тимур Рашидович. Архитектор, руководитель архитектурного бюро NUGAEV, член правления Союза архитекторов РТ.

Петров Андрей Валентинович. Архитектор, руководитель АСП «М-стар».

Персова Светлана Глебовна. Архитектор — реставратор, член Союза архитекторов РФ, член ИКОМОС, заслуженный архитектор РТ.

Прокофьева Татьяна Георгиевна. Архитектор, член Союза архитекторов РФ, заслуженный архитектор РТ.