«Чтобы никакая московская проверка не смогла перечеркнуть вашу работу в один день»

Учитель татарского из школы «СолНЦе» - о Международной летней школе для специалистов по родному языку

Накануне в Ялте завершила свою работу «Международная летняя школа для специалистов по родному, в том числе русскому, языку». Организовала ее Ассоциация учителей родного, в том числе русского, языка и Научно-исследовательский центр национальных проблем образования Федерального института развития образования РАНХиГС (обе эти структуры возглавляет хорошо известная в Татарстане Ольга Артеменко) По просьбе «Миллиард.Татар» учитель татарского языка казанской школы «СолНЦе» Лейсан Гараева, которая представляла Татарстан в Ялте наряду с директорами двух школ, рассказала о своих впечатлениях от увиденного и услышанного.


Я думала, смотрим мы, а оказывается, смотрят на нас

В первый же день работы школы ее участники много говорили о Татарстане. И не только «с трибуны» (которой, как таковой, и не было), но и в частных разговорах. Многие делегаты подходили к нам и признавались: а вот у меня бабушка татарка, а у меня с папиной стороны есть татарская кровь. Многие хотят приехать к нам в гости. То есть на нас все-таки смотрят. Я-то думала, что смотрим мы, а оказывается, смотрят на нас — что у нас происходит, как мы себя ведем в той или иной ситуации, какие у нас законы, программы, учебники. И нашу языковую ситуацию учителя из других регионов России действительно считают благоприятной.


Руководитель Центра этнокультурной стратегии образования (структура Федерального института развития образования Министерства образования и науки РФ, - прим. ред.) Ольга Артеменко тоже часто выделяла Татарстан как регион, который серьезно вкладывается в образование на родном языке. Но еще на открытии Летней школы она сказала: «Да, работа ведется, деньги выделяются, но нельзя сказать, что результат приносит удовлетворение, в том числе тем, кто этим занимается. Получаешь не то, что хочешь».

Но, как бы то ни было, Артеменко, по ее словам, была счастлива видеть делегатов из Татарстана, потому что на протяжении нескольких лет в этом мероприятии от нас никто не участвовал. Кроме того, она сказала, что, конечно, нужно гордиться тем, что мы многонациональная страна, и подчеркивать это в своих выступлениях, но этого мало. Учителя родных языков гонятся в основном за тем, чтобы их язык узнали в возможно большем объеме, и при этом теряется качество преподавания, оно съезжает на бытовой язык. А красивый литературный язык мы теряем. И это очень скоро приведет к тому, что у нас не останется интеллигенции, которая его использует.

«Кого вы воспитываете? Надо сразу с России начинать!»

Я старалась расспрашивать коллег о том, как обстоит дело с сохранением их национальных языков. Выяснилось, что ситуация в некоторых регионах просто плачевная. Например, в составе народностей Хабаровского края остались буквально единицы тех, кто владеет родным языком. И учителя родного языка этим народностям не нужны. Там приветствуются смешанные браки, девушки этих национальностей стремятся выйти за русских - считается, что русские «симпатичнее». Единственное, что еще как-то теплится, это соблюдение обрядов, которые, видимо, зашиты где-то глубоко внутри. А языка они не знают и знать не хотят. Но есть и исключения. Не все так плохо у финно-угорских народов, у их представителей в Летней школе было совсем другое настроение. Удмуртов, марийцев и других финно-угров поддерживает Финляндия - действуют грантовые программы, они печатают книги, проводят мероприятия, возят детей в эту страну.

Летняя школа интенсивно работала на протяжении нескольких дней. Если попытаться сформулировать общее ощущение от того, что транслировалось ее организаторами, то оно, наверное, сводится к следующему: «Мы должны воспитывать в первую очередь россиянина». Это не заявлялось прямым текстом, но, скажем, когда выступавшая со своей презентацией осетинка сказала: «У нас сначала малая родина, потом Россия, а потом мир», - Артеменко ее поправила (не дословно): «Это же эффект матрешки, кого вы воспитываете, почему разделяете? Нет, так не пойдет, надо сразу с России начинать».


Выступила со своей презентацией и я, это называлось «Мастер-класс для учителей родного языка «Лингвокультурологический проект «Если бы не было татарского языка...». Мое выступление было о диалоге культур, то есть я не стремилась педалировать тему, что в русский язык все пришло из татарского. Там был такой посыл: «Смотрите, как похоже это звучит». Я сказала, что слово «сорок» в русском языке можно соотнести с татарским «кырык». Во всех западно- и южнославянских языках число «40» произносится по обычной модели «количество десятков», и только в восточнославянских это не «четыре десятка», а «сорок». Но Ольга Артеменко не усмотрела здесь связи.

Вторым моим примером была песня «Во поле береза стояла», сочиненная Нигматом Ибрагимовым. Рассказываю об этом, привожу источники, откуда это взяла, - вижу, она улыбается. Потом пара «каз» - гусь, обратила внимание на чередования «к — г», «з — с». Здесь Ольга Ивановна тоже не увидела фонетических пар, а, стало быть, и параллелей в двух языках. Ну и закончила я словом «күчтәнәч» - гостинец. Оно пришло к нам из русского языка, от слова «гости», которое превратилось в «күчти». То же чередование «г — к», и здесь Артеменко его уже увидела.

«Чтобы никакая московская проверка не смогла перечеркнуть вашу работу в один день»

Но в целом Ольга Ивановна давала понять, что ей крайне интересно, как работают с языками в нашей республике. Нашим двум директорам школ она так и сказала: «Пригласите меня в Татарстан, с удовольствием приеду». Я так понимаю, в данном случае у нее присутствует и свой интерес, интерес исследователя, она хочет увидеть все своими глазами, поговорить с учителями, детьми, родителями.

Но при этом она подчеркнула: да, господа из Татарстана, у вас сейчас многое делается, вы открываете полилингвальные школы, даете этому красивое название «полилингвальное образование», это прекрасно, но все должно быть в рамках закона. То есть вы делаете правильно, но оформлять это документально тоже надо правильно. Чтобы никакая московская проверка, которая приедет в Татарстан, не смогла взять и перечеркнуть все это в один день. И не один раз Ольга Ивановна повторила, что в Российской Федерации одна образовательная программа, и в соответствии с ней полилингвального образования быть не может - может быть только полилингвальная модель образования.

Для чего проводится Международная летняя школа для специалистов по родному языку? У меня сложилось впечатление, что федеральные органы образования делают это для того, чтобы контролировать ситуацию на местах, чтобы, не дай бог, учителя родного языка не взрастили сепаратизм где-нибудь на дальней окраине России. Но, на самом деле, такой сепаратизм нам уже не грозит — слишком мало осталось носителей языка. Даже если и есть они, скажем, в старшем поколении, народам в целом язык уже не нужен. Хорошо, что пока еще не всем.

Лейсан Гараева