«До того, как я переехал в Америку, я не знал о Башкортостане и башкирах»

Фарук Гизатуллин родился в Японии, вместе с семьей переехал в Турцию, а затем – в Америку. Сейчас он живет в Сан-Франциско. И все же он прекрасно говорит по-татарски, и каждый год приезжает в Казань. Его отец был главой общества «Татары Идел-Урала» в Кобэ. Фарук Гизатуллин вспоминает, что члены общества не делили себя на татар и башкир и называли себя «татарами». В интервью для «Миллиард.Татар» он рассказал, как сложилась его жизнь в Сан-Франциско и почему он не переезжает в Казань. 

«До того, как я переехал в Америку, я не знал о Башкортостане и башкирах»

«Мой отец был главой татарской общины в Кобе»

- Расскажите, как ваша семья оказалась в Америке?

- Мой дед – отец моей матери – приехал из Казани в Николаевское искать золото. И он его нашел и открыл контору. Он разбогател – в то время в его конторе работало двести человек. В 1919 году большевики дошли до Николаевского и убили дедушку. Бабушка с семью детьми сбежала в Харбин – без денег, без всего. Все золото отобрали большевики. 

Мой отец жил в Казани. Он тоже уехал в Китай, в Харбин, потому что боялся большевиков. Там мои родители познакомились и поженились. В 1923 году они переехали в Японию. Там они прожили 33 года. В нашей семье было шестеро детей – мы все родились в Японии. 


1947 год, Кобе, Япония. Фарук - слева
 

В 1951-1952 гг. началась война с Кореей, и в Японию прибыло много военных из Турции. Мой отец был главой татарской общины в Кобе. Один из турецких генералов, который у нас гостил, сдружился с отцом и пообещал, что попросит у турецких властей гражданство для нас. В то время ни у кого из татар не было паспортов. Японцы не давали им гражданство, потому что они бежали из России, и они не русские. 

Еще в 1954 году моя мать очень хотела уехать в Америку. Она даже получила визу на всю семью. Отец был против – он говорил, что наш дом теперь в Турции, и что мы поедем туда. И в 1954 году мы переехали в Турцию. Там мы прожили семь лет. В Японии у нас была татарская школа, и там мы учили татарский. Генерал предупредил нас, что Турции нельзя писать арабскими буквами – нужно выучить латиницу. К нам приходили преподаватели – так мы обучились латинской графике. 

В то время Турция немного отставала в экономическом развитии. Поэтому когда мы приехали из Японии, Турция нам не очень понравилась. Тогда мама сказала отцу: «Я послушала тебя и приехала в Турцию. А теперь ты послушай меня – давай уедем в Америку». Они обратились в американское консульство, и в течение полугода нам дали визу. Так в 1960 году мы приехали в Америку. С тех пор я живу в Калифорнии. Мои родители тоже прожили здесь долго. Они умерли в Сан-Франциско, там они похоронены. 


Фарук  в средней школе, июнь 1962 года
 

«Если Татарстан и Башкортостан объединятся, они станут очень сильными»

В Японии, в Кобе у нас было Татарское общество. И все татары уехали в Турцию. Постепенно оттуда все стали переселяться в Америку. 180 татар из Кобе переехали в Сан-Франциско. Они и здесь организовали Татарское общество. Недалеко от аэропорта Сан-Франциско у нас есть свое здание. Там мы устраиваем праздники, готовим разные блюда, иногда даже играем в лото. 

- А кто там собирается сейчас? Те, кто уехал с вами, их дети и внуки? Или присоединяются те, кто приехал недавно? 

- Дети тех, кто приехал с нами, тоже участвуют в мероприятиях там. Лет десять назад наше сообщество стало уменьшаться. Старики умирали, а молодежь участвовала не очень активно. Сейчас много татар, которые приезжают из России – Татарстана, Башкортостана. Сейчас они тоже к нам присоединились. 

- Сколько сейчас человек в вашем сообществе? 

- Я думаю, около ста семей. 

- Вы сказали, что долго жили в Японии. Вы помните, кто был членами Общества? Как общались татары и башкиры? Они были дружными? 

- В то время мы тоже устраивали праздники. Иногда ставили спектакли, концерты. Тогда мы все называли себя татарами. Башкиры тоже называли себя татарами. И наше общество называлось «Татары Идел-Урала». В то время татары и башкиры были очень дружны. Я думаю, враждебность связана с политикой, потому что если Татарстан и Башкортостан объединятся, они станут очень сильными. Российское государство этого не хочет. Поэтому я полагаю, что между татарами и башкирами сеют вражду. 

В Кобе мы называли себя татарами. До того, как я переехал в Америку, я не знал о Башкортостане и башкирах. Сейчас я вижу, что те, кто приехал из Башкортостана, называют себя башкирами, а те, кто из Татарстана – татарами. Мне кажется это немного забавным. 


Мечеть в Кобе. Фото: tatarstan.ru
 

- Вы сами приезжаете в Казань, в Татарстан? 

- В первый раз я приехал в Казань пять лет назад. Я мечтал приехать на протяжении 20-ти лет, но здесь у меня было много дел. После первой поездки я побывал в Казани еще раз пять. В июне я снова прилечу в Казань – билеты уже купил. Мне очень нравится этот город, я его люблю. Раньше я думал: «Родители научили меня татарскому. Но мне от него никакой пользы – я не могу ни с кем поговорить. Раньше я мог общаться только с татарами, которые живут у нас. Сейчас я приезжаю в Казань и могу общаться с другими татарами. И я очень  рад, что знаю татарский язык. 

Еще я нашел в Казани кузенов. Я уже говорил, что отец моей мамы – мой дед – был очень состоятельным человеком. У него было две жены. Молодая жена была моей бабушкой. У дедушки была два дома, которые находились рядом. От первой жены у него было четверо детей. От второй жены – семеро. Моя бабушка после прихода большевиков сбежала в Харбин. Первая жена осталось с детьми в Николаевском. Мы с ними не могли переписываться, не знали, что с ними случилось. У мамы сохранилась только одна фотография. На ней – мои бабушка с дедушкой и пятеро детей (на тот момент двое еще не родились). Три года назад, когда я был в Казани, местная газета выпустила интервью со мной. Я дал им это фото. Его увидела женщина из Уфы и узнала нас. Она нашла меня, и мы встретились. Оказалось, что они переехали из Амура в Сибирь в 1933-1934 гг. Из Сибири они переехали в Уфу. Я гостил в Уфе, их дочь живет в Москве, виделся и с ней. Теперь у меня в России есть кузены. Мы общаемся, видимся с ними.

«Средняя цена дома в Лос-Анджелесе – 600 тысяч долларов» 

- В Японии с кем общались. Их имена остались в памяти? 

- В Японии мы общались с татарами. Пять-шесть из них живут в Сан-Франциско, мы росли с ними вместе. С японцами мы не общались. И я, и мои товарищи учились в татарской школе. Японскому мы выучились у работников, которые служили в нашем доме. 

Когда мы жили в Японии, наша семья была очень богатой. Мне кажется, в то время наш отец был самым состоятельным среди татар. У нас был большой дом с 17-тью комнатами. Из-за того, что он был белым, его называли «Белый сарай Кобе». 

- Как начали жить в Америке? 

- Я после учебы в университете получил степень MBA (master of business administration). Я устроился в крупную компанию, и через два года под моим руководством работало 500 человек. Я работал в Атланте, в Джорджии. Но моя семья жила в Калифорнии, поэтому я хотел вернуться туда. Там я начал работать менеджером и быстро понимался по карьерной лестнице. 

Недалеко от нашего офиса была небольшая контора. Я купил ее себе и расширил бизнес. Прошло время, и в моей компании работало уже 200 сотрудников. Ко мне обратилась крупная международная компания, у которой есть предприятия в Германии, Франции, Корее, и предложила выкупить мой бизнес. Я продал свою компанию за очень хорошие деньги. Сейчас я не работаю. Но у меня есть несколько домов. И я занимаюсь тем, что сдаю их в аренду 


Август 2014 года
 

- Говорят, что в Калифорнии недвижимость очень дорогая.

- Это правда. Средняя цена дома в Лос-Анджелесе – 600 тысяч долларов (по нынешнему курсу доллара это примерно 44,3 млн рублей – прим. ред.)

- А продукты, одежда тоже дорогие? 

- Нет. Не скажу, что продукты дорогие. А на одежде мы экономим. У нас жарко, поэтому нам не нужны свитера, теплые ботинки и куртки. 

- Каков размер средней зарплаты в Калифорнии? 

- Я думаю, в среднем семья зарабатывает около 100 тысяч долларов в год и более (это примерно 7,4 млн рублей – прим. ред.).     

«Дети очень любят татарские блюда»

- В Казань не хотите переехать?

- Нет, у вас очень холодно. Я никогда не жил в холодном климате. Мы всегда жили на берегу моря – и в Японии, и в Турции,  в Калифорнии.

- Семья не хочет приехать в Казань с вами? 

- Моя жена американка, она из Калифорнии. Раньше мы часто путешествовали – летали в Европу, в Турцию. Сейчас жена больше проводит время здесь с внуками, не хочет жить вдали от них. Если бы я был один, я бы купил дома и в Стамбуле, и в Казани. Жил бы по три месяца в каждом городе. Но у нас есть внуки, мы не можем их оставить. 

- С кем общаетесь здесь? У вас есть друзья? 

- Когда я впервые полетел в Казань пять лет назад, я никого не знал. Мой друг, который уже бывал в Казани, посоветовал мне найти Наиля Хусаинова. Я прилетел из Стамбула в Казань в час или в два ночи. Я хотел приехать в отель на такси, но Наиль меня встретил. Наиль тоже приезжал к нам в Сан-Франциско. Я дружу с его мамой – Резедой Хусаиновой. Она – основательница сети «Тәмле булсын”. Она тоже приезжала в Сан-Франциско. 


Резида Хусаинова
 

- А какие татарские блюда любите? 

- Мы часто готовим пельмени, вак балеш, перемячи, суп с лапшой, пьем чай. Моей средней дочери нравилось, что я татарин. Я всегда называл ее своей татарской дочкой. 25 лет назад я обещал ей привезти ее в Казань. Два года назад я это сделал. Мы готовили перемячи с дочерью и с Резедой ханум. И этот сюжет  показали по телевизору. Теперь дочь тоже хорошо готовит перемячи. Дети очень полюбили татарские блюда.


"Мы с Трейси сегодня приготовили татарское блюдо..."
 

Фото: facebook.com/faruk.gizatullin