«Другой родины у татар нет. Так случилось, что у нас есть только Татарстан»

Московский педагог Римма Галеева: о федерализме, национальной автономии, языке и родной Казани.

«Другой родины у татар нет. Так случилось, что у нас есть только Татарстан»

Периодически в прессе звучат идеи укрупнить в России регионы или ликвидировать республики. В ответ на это московский педагог-психолог Римма Галеева считает, что попытки превратить Татарстан в Казанский край или сделать его частью более крупного региона являются продолжением политики по унификации и уничтожению языков «инородцев». В колонке «Реального времени» она вспоминает о своей жизни в Казани, в которой мирно живут представители различных народов и конфессий. Колумнист отмечает, что, несмотря на рассеянность татар по всему миру, единственной их родиной остается именно многонациональный Татарстан.

Естественное продолжение политики уничтожения языков «инородцев»

Благодаря усилиям федерального центра сейчас активно разрушается сам федеративный принцип устройства нашего государства. Все больше людей громко говорят о том, что необходимо ликвидировать национальные автономии, вновь перекроить границы. Мой Татарстан, видимо, хотят либо превратить в Казанский край, либо — вообще сделать просто частью какого-то более крупного региона. Это — естественное продолжение госполитики по унификации всех и вся, постепенного уничтожения всех языков «инородцев» России.

Сторонников этого плана много во всех лагерях. Не только традиционалистов и консерваторов, но и тех, кто почему-то считает себя либералами и демократами. Настоящих республиканцев и федералистов в стране пока кот наплакал. Хотя некоторый рост таких настроений я с удовольствием наблюдаю, и причины такого явления чисто экономические.

Фото Олега Тихонова, realnoevremya.ru
Считается, что это архаика — объединение людей по региональному признаку, привязанность к месту, где родились или провели большой кусок жизни. А мне кажется, что это хорошо, когда людей объединяет доброе чувство

Мне, как татарке, родившейся и чуть больше половины жизни прожившей в Казани, очень важно услышать голоса моих земляков любых национальностей. Потому что я чувствую свое с ними родство, потому что нас всех объединяет наша местная татарстанская культура (не губернская, а — республиканская), наше прошлое и будущее.

Считается, что это архаика — объединение людей по региональному признаку, привязанность к месту, где родились или провели большой кусок жизни. А мне кажется, что это хорошо, когда людей объединяет доброе чувство. Нас всех сегодня слишком много чего разъединяет, мы все чаще группируемся не во имя чего-то, а против чего-то. Часто это происходит вынужденно, но от этого не легче.

Татарский язык — мое естество

Со дна души поднимаются недобрые чувства, неприятно видеть в себе ожесточение, хочется мира и покоя. Я очень устала от того, что каждый день вижу, как люди, не дослушав фразы оппонента или чаще даже — воображаемого оппонента, как берсерки несутся навстречу лобовому столкновению.

Я не буду сейчас говорить про татарский язык, родную культуру, про их место в моей жизни. Это — мое естество, потому что это Ана теле, язык матери, как мы это называем.

Я вспоминаю своих друзей, которые не знали мой язык, но в их речи было не меньше десятка татарских слов и столько же устойчивых выражений. Они любили татарские блюда и сами их вкусно готовили, никогда не проявляли даже тени неуважения к моей национальной идентичности.

Фото Максима Платонова, realnoevremya.ru
Я не буду сейчас говорить про татарский язык, родную культуру, про их место в моей жизни. Это — мое естество, потому что это Ана теле, язык матери, как мы это называем

Моя соседка по подъезду, русская женщина, выпив больше положенного, иногда сидела на ступеньках и очень красиво пела татарские песни (она выросла в Ново-Татарской слободе). Никто ей не мешал, потому что концерты эти были прекрасны, безо всякой иронии. Мои любимые соседи по коммуналке в раннем детстве дядя Вася и тетя Надя не говорили на татарском, но мои первые русские слова были обращены к ним, и они понимали мою татарскую речь.

Мы детьми любовались нашим Петропавловским собором, какой он красивый, когда ходили в планетарий, который там тогда находился.

Просто другой родины у татар нет

Уже давно уехав из Казани, я радовалась, что вновь открыли староверческую церковь, мимо которой я проходила или проезжала чуть не каждый день. А перед синагогой в центре города, где в советское время был Дом учителя, вновь стоит менора, и в городе снова есть кирха и костел.

Мы все гордились историей нашего университета, нашими Шаляпиным, Горьким и Качаловым, нашим Львом Толстым, нашим Фешиным, нашим Натаном Рахлиным, нашими Лундстремом и Аксеновым, нашей великой современницей Софией Губайдулиной, внучкой муллы и православного священника...

В моем городе проводились фестивали еврейской культуры, на которые съезжались музыканты отовсюду, а в казанской «Симхе», кроме музыкантов-евреев, всегда были татары... Много-много чего еще хорошего я вспоминаю о нашей совместной жизни в городе. И я благодарна всем, кто любит нашу общую родину.

Фото realnoevremya.ru
Это — родина, и называется она Татарстан, а не Казанская губерния. Это название никак не умаляет вклад других народов и культур в нашу общую историю

Моя родина — еще и родное место для многих народов Поволжья, наших братьев — чувашей, мари, удмуртов, мордвы. У нас с ними более, чем тысячелетняя общая история, взаимопроникновений в языке и культуре — очень много.

Это — родина, и называется она Татарстан, а не Казанская губерния. Это название никак не умаляет вклад других народов и культур в нашу общую историю. Просто другой родины, в отличие от других народов, у татар нет, хотя мы рассеяны не только по всей России, но и по всему миру. Не только эмигранты, а коренные татары есть в большинстве стран мира. Карта большой части России покрыта древними татарскими аулами. Но так случилось, что у нас есть только Татарстан, и мы будем за него держаться.
Мир (в узком смысле этого слова) спасет не красота, мир спасут уважение и доверие людей друг к другу.
Материал интернет-газеты "Реальное время", автор: Римма Галеева.