«Есть версия, что в Золотой Орде булгарский язык сохранился, и часть населения говорила на нем»

Руководитель Центра письменного и музыкального наследия «Мирасханэ» ИЯЛИ Ильгам Гумеров и ведущий научный сотрудник ИЯЛИ Азат Ахунов в интервью «Миллиард.Татар» о булгарском языке, погибшем в Смутное время казаке и татарских суевериях. Первая часть интервью 



Самый популярный аят в надмогильных памятниках 

– У нас прекрасный повод для общения. Мы видели презентацию 3 новых книг. Но насколько я понимаю, это не единственное, над чем вы работаете. Мы увидели, что у вас вышел сборник эпиграфических памятников Булгара. Там использованы материалы предыдущих исследователей, которые изучали булгарские памятники (Юсупов, Мухаметшин). А в чем отличие между новым сборником и работами предшественников?

Азат Ахунов. Эпиграфика - это часть работы нашего центра письменного наследия. Эпиграфику мы исследуем постоянно, не только в честь юбилея. Ежегодно мы проводим, как минимум, две специализированные эпиграфические экспедиции, а также наши сотрудники в составе комплексных экспедиций выезжают в разные регионы Татарстана, России и ближнего зарубежья. 

У нас накопилось очень много материала, мы его частично выкладываем на нашем сайте (miras.info). С этого года было принято решение начать систематизацию и дать старт новой книжной серии татарской эпиграфической традиции. 

Юбилей подтолкнул нас к тому, чтобы наконец начать работу, которая задумывалась довольно давно. Первый том был посвящен булгарским эпиграфическим памятникам. В дальнейшем книги будут посвящены памятникам Казанского ханства, затем и другим периодам и регионам…


Экспедиция в Рыбно-Слободской район с Венером Усмановым, 2022 год
Фото из личного архива И.Гумерова и А.Ахунова


Памятники булгарского периода изучались еще с XIX века и учеными-тюркологами, и русскими миссионерами. Также их изучали и Шигабутдин Марджани, и Хусаин Фаизханов. Особенное внимание памятникам уделялось в советский период, когда появились определенные возможности у ученых. Тем не менее, мы считаем, что новое прочтение этих памятников необходимо.  

В эпиграфике важно знание арабского языка. Многие специалисты, которые занимались этим (особенно в советский период), ранее не знали арабского языка. А оно помогает понимать значения выбитых на камне надписей. Также большая часть этих текстов религиозного содержания. Не менее половины надписей – это высказывания из Корана, которые старались оставлять в тени в советское время. И эту часть мы сейчас ставим на первое место, потому что это важный источник. 

- А какой аят упоминался чаще всего? 

Ильгам Гумеров. Это из суры «аль-Анкабут»: «Каждый вкусит смерть». 

А.А. Это очень известный аят, но используются и другие распространенные аяты. Особый интерес представляют данные о тех людях, которые там захоронены. Чаще всего это известные люди. Потому что не каждый человек мог позволить себе могильный камень. 

- А из чего были надмогильные камни?

А.А. Из известняка, песчаника. Некоторые камни из мрамора, но их могли себе позволить только состоятельные люди. 

- Мраморные тоже есть? 

И.Г. Да, но они появляются ближе к современности. 

А.А. В булгарский период, период Казанского ханства, в первую очередь использовался известняк или песчаник. Стоимость камней равнялась примерно одному коню. 

И.Г. Или 2 коровам. 

А.А. Или 25 баранам. Или одному топору. Раньше цены были немного другие. 

«Самые красивые памятники устанавливались женщинам» 

- А какой это период? 

А.А. Примерно XIX век. Те камни, которые сохранились и дошли до нас – это по умолчанию самые лучшие камни, которые были поставлены известным и благородным людям. 

И здесь очень важен язык. В процессе работы над книгой про булгарскую эпиграфику, которая состоит из 2-х томов, мы для себя отметили, что некоторые памятники были написаны на современном татарском литературном языке. Они находятся в ряду с памятниками, написанными на так называемом «р-языке», вокруг которого много споров. Это дает очень много информации, не говоря про саму форму памятника, узоры и орнамент, который там используется. Мы даже по высоте памятника можем определить кому этот памятник – женщине или мужчине. Если высокий – то это памятник мужчине, если низкий – то женщине.

И.Г. Самые красивые памятники устанавливались женщинам. Мы же даже сейчас говорим о том, что человек становится ценнее для нас, чем мы сами взрослеем. И красивые камни показывают, что дети очень ценили своих родителей, поэтому камни очень богато украшались. 

- Насколько я знаю, самые ранние памятники относятся к XIII веку? 

И.Г. 1281 год. 

- А почему нет памятников более раннего периода? И я прочел другое интервью, в котором ваш коллега говорил о том, что булгары были салафитами и памятники не ставили. Что вы думаете по этому поводу? 

А.А. Здесь речь идет о монгольском завоевании. До этого завоевания все исчезло. Или было разрушено. 

- Или не было? 

А.А. Почему? Было. По-другому быть не могло. Мы официально знаем, что в 922 году был принят ислам. И булгары были мусульманами, соблюдали все обряды задолго до этого периода. За век, а то и за 2 века до этого часть булгар стали мусульманами. Можно увидеть в книге Елены Халиковой «Мусульманские некрополи Волжской Булгарии X - начала XIII в», что в X веке практически все захоронения проводились по мусульманскому обряду. 

Здесь много споров вокруг того, когда появилась эта традиция. На данный момент четко сказать нельзя. 


Фото из личного архива И.Гумерова и А.Ахунова


- А когда она появилась в мусульманском мире? Мы же говорим, что булгары контактировали со Средней Азией. Там какой период имеет традиция? 

А.А. Это тоже пока четко неизвестно. Это давняя традиция у тюркских народов. Если говорить о рунических письменах, то у тюрков была своя традиция. Она сохранялась и позже, с принятием ислама переросла в мусульманскую. Но пока точного времени мы назвать не можем и в научной литературе этого нет. 

Про первые века ислама трудно сказать, точных сведений не сохранилось. Это еще связано с возможностями установки. Мы всегда должны думать – откуда можно было брать материалы для памятников. К примеру, в пустыне не было возможности установить памятник.  

С возникновением суфизма появилась потребность поклоняться каким-то святыням и предкам, которые сыграли важную роль в распространении ислама. Тогда возникла необходимость устанавливать знаки, строить мавзолеи, чтобы было где и кому поклоняться. 

«Сколько сохранилось булгарских камней?»

- То есть, мы говорим, что это больше влияние суфизма? 

И.Г. Влияние суфизма было очень сильным. Но если посмотреть на историю тюркских народов, то традиция установки памятников знатным людям появилась уже в V – VI веке. 
Говоря о Булгаре, мы отмечаем отдельные факты. Например, Шигабутдин Марджани пишет, что на кладбище есть памятные камни, установленные еще в 820 году. И даже цитирует текст с этого камня. Жаль, этот камень не сохранился до наших дней. 

В чем особенность этого камня - он установлен до даты официального принятия ислама волжскими булгарами в 922 году. Это показывает, что ислам был распространен там еще до этого времени, и мы можем сказать, что уже тогда у мусульман была традиция установки памятных камней. И камни, установленные у Булгарского улуса Золотой орды — это продолжение традиции. Они не появились просто так. 

Важно отметить и сам язык эпитафий, важна информация и нарратив подачи текстов. Есть две гипотезы. Первая говорит о том, что тексты на памятных камнях — это язык протобулгар/булгар. И уже тогда этот язык был мертвым – на нем не говорили. Он остался только в традициях записей на этих камнях. 

Вторая гипотеза гласит, что в Булгарском улусе Золотой Орды булгарский язык сохранился в каком-то виде, и часть населения говорила на этом языке. Но со временем этот язык пришел в упадок, и ему на смену пришел татарский язык. Это можно проследить, изучив памятные камни булгарской эпохи. 

Вот пример: «Золхиҗә айх ати». На татарском это звучит как «Золхиҗә ае иде». Можно заметить, что разница с современным татарским не такая большая.

На других камнях, если сравнивать их с камнями первого стиля, то надписи на 150-ти камнях, которые мы нашли, ничем не отличаются от современного татарского языка. Например, на камне, датированном 1318 годом написано: «Егетләр күрке, күңелләр үзге, ятим-тол үксезләрне асраган Муса угълы алтынчы Шаһидулла зияраты» (Краса молодцов, объединитель сердец, помогавший одиноким, сиротам и вдова ювелир сын Мусы Шагидуллы последнее пристанище)

- А сколько всего сейчас найдено булгарских камней? И в каких регионах они в основном располагаются? 

А.А. Существуют самые разные цифры. Одни ученые считают, что зафиксировано около 600 камней, другие утверждают, что не более 400. Видимо, это зависит еще от того, идут ли в расчет различные фрагменты. 

А регионы - мы говорим, в первую очередь, о Приволжском федеральном округе – это Татарстан, Башкортостан, Ульяновская область и соседние регионы.

«У татар есть свои суеверия по поводу кладбищ» 

- В Чувашии есть? 

А.А. Там было зафиксировано небольшое количество камней. И этой уже устаревшие данные.  Мы пытаемся своими глазами увидеть эти памятники, потому что те могильные памятники волжско-булгарского периода, которые зафиксированы и занесены в каталоги в 1950-60-ые годы, уже утрачены. И мы, оказываясь на месте, к большому сожалению, обнаруживаем, что их на месте уже нет. 


Камень 1534 года, Рыбно-Слободской район
Фото из личного архива И.Гумерова и А.Ахунова


С другой стороны, мы находим новые памятники, которые ранее не были зафиксированы. Например, буквально в последней экспедиции в Рыбно-Слободском районе мы обнаружили камень 1534 года. Это очень древний памятник, который до сих пор оставался неизвестным и не фигурировал ни в каких каталогах. 

Некоторые камни углубляются в землю, и их уже не видно. На них мы тоже обращаем внимание. В прошлом году мы обнаружили такой камень в Пестречинском районе. Камень XVII века, эпохи Смутного времени (1601 – 1602 гг.). И мы добыли важную информацию о человеке, который погиб во время этих волнений в районе Чебоксар. Даже само изготовление этого камня дало нам много информации – видно, что на нем просто нацарапали информацию на скорую руку. Не было условий и материальных средств в то время, чтобы подготовить хороший камень. 
 
Те камни, которые стояли по несколько сотен лет сейчас, за последние 20-30 лет очень быстро разрушаются! 


Камень эпохи Смутного времени, Пестречинский район
Фото из личного архива И.Гумерова и А.Ахунова


- Экология? 

А.А. Да, это связано с экологией. Практика показывает, что та часть камня, которая осталась под землей, или те камни, которые упали лицевой частью на землю, сохранились лучше всего. А то, что находится снаружи, подвержено влиянию ветра, дождя. В результате чего рельефный рисунок размывается, выветривается. И нужно для памятников создавать укрытия. 

Эта проблема существовала раньше, и сейчас она актуальна. Но мало кто этим занимается, потому что у татар есть свои суеверия по поводу кладбищ. Люди туда боятся лишний раз ходить, и трогать то, что находится на кладбище. 

Но в некоторых районах власти все же лишены этого суеверного страха и расчищают кладбища, спиливают деревья, которые, вырастая до огромных размеров, могут упасть и повредить собой памятники. Мы встречались с подобными случаями. Это очень больная тема, и мы считаем, что нужна государственная программа, подобная программе сохранения исторических памятников. Это же оригинальные аутентичные источники булгарского периода, Казанского ханства! 

Редкие камни переносят в музеи. Делают это и активисты, и переносят чаще всего уникальные камни, и то не все. Но по большому счету, их не надо трогать, достаточно законсервировать. Сейчас технологии позволяют обработать поверхность камней, создать для них укрытие, чтобы они не стояли во враждебной среде. И сделаны они, повторюсь, из известняка, а не гранита, а он очень быстро разрушается. 

И.Г. Да, сегодня фиксация памятников является одним из наших основных занятий. Это связано с тем, что, как и люди, дни этих камней сочтены. Мы, как ученые, хотим, чтобы как можно большое количество памятников дошло до будущих поколений. Для их сохранения существует множество различных способов. Как Азат Марсович предложил, собрать их все и создать нечто в формате лапидария и сохранять их подобным образом. Но невозможно собрать все камни в одном месте. 

И народ меняется. Раньше наши эпиграфисты и археологи могли забирать камни, а сейчас народ выступает против этого. У нас, когда мы заходим на кладбища, постоянно спрашивают, не заберем ли мы памятники. Мы, конечно, объясняем, что будем только делать фото, создавать рендер, оценивать уровень сохранности, и тогда люди успокаиваются. 


Обязательное фиксирование GPS-координат
Фото из личного архива И.Гумерова и А.Ахунова


В каждом регионе есть энтузиасты, которые берегут такие памятники. Кто-то по своей воле делает навесы, или проводит другую работу, чтобы камни сохранялись как можно дольше. Но нельзя сказать, что вся работа положительно отражается на камнях. 

В некоторых регионах эти камни просто красят синей или зеленой краской. И поскольку в краске чаще всего присутствуют химические элементы, то, вступая в реакцию с известняком, надписи и рисунки на камнях пропадают. Да, с точки зрения желания помочь подобная инициатива — это, конечно, хорошо, но это дает очень плохой результат. 

Государство должно заняться этим. Создать программу или реестр, чтобы эти памятники, пусть и не каждый год, но хотя бы раз в 10 лет проверялись на сохранность и реставрировались при необходимости. 

Реставрация, кстати, в данном случае – это очень сложно. У нас в Татарстане есть эксперты, которые занимаются этим. Но приведение реставрационной работы в правильную и предметную основу является одной из важнейших задач. 

«По большому счету у нас больше святых ручьев, рощ, деревьев, поскольку у нас сохранилось языческое влияние» 

- Продолжаю тему эпиграфических памятников. Вы сказали, что появление самих памятников может быть связано с суфизмом. А на самих памятниках, в надписях или узорах это отражается? 

А.А. Что касается суфийских элементов, то характерных черт нет. Или они не сохранились. Но если мы обратимся к могильным камням XVIII-XIX веков, то на них четко указано, что это такой-то ишан захоронен, такой-то глава Накшбандии. Это все перечислено. В разных регионах появляются тюрбе (усыпальницы). Они устанавливаются видным ишанам и суфийским шейхам. Но у нас такого поклонения, как в Средней Азии, нет. Нет и бесконечного человеческого потока, никто не привязывает разные тряпочки, не несет продукты или деньги. 

Одной традицией, которая перешла из Средней Азии, – это то, что на многих могильных камнях делали выемку на верхней части. И это углубление, по одной версии, чтобы там собиралась вода, и на камень садились птицы пить воду. И их щебетание было словно чтение молитвы покойному. 

А по другой версии – чтобы там оставляли деньги. Но возможно, что это тоже не для всех, нужно смотреть, что это был за человек. 

Святых мест очень много по всему Татарстану. По большому счету у нас больше святых ручьев, рощ, деревьев, поскольку у нас сохранилось языческое влияние. Когда мы ездим по районам, подобные видим, что такие «места силы» сохранились до сих пор. И на них есть огороженный остаток памятника. И местные говорят, что это место захоронения какого-то святого. Они туда ходят, оставляют деньги, кто как может, читают молитвы. 

Мы даже в Высокогорском районе смогли записать, как одна бабушка после прочтения молитвы (дога) очень подробно возносила благодарности Аллаху и пророкам, и, в том числе, она упомянула местных суфийских святых. Они сохранились в народной памяти через фольклор. Причем эта традиция у нас была даже более распространена, чем в Средней Азии. 

- А как вы отличаете булгарские памятники от небулгарских. Мы же понимаем, что Булгар закончился в XIV веке. И там был период лихолетия… 

А.А. Мы сказали про Булгарский улус Золотой орды. После монгольских завоеваний, потому что, как мы сказали в самом начале, памятников до монгольского периода не сохранилось. Они отличаются по стилю, у них есть свой определенный стиль, который ни с чем не спутаешь. 

Период Казанского ханства очень похож стилем, но он начинает постепенно меняться. Это описано в трудах Фоата Валеева, Гаруна Юсупова и трудах других. 
И по языку, конечно. Р-язык.  

Но самая главная информация для нас — это дата. Она говорит о том, что это булгарский период. Если подходить к этому как историк, то нужно говорить, что это Булгарский период Золотой Орды и т.д. Но все равно идет продолжение булгарской традиции. 

В народной памяти Болгар сохранился очень долго. Эти нисбы аль-Булгари, прозвища, которые присоединялись к имени, сохранялась очень долго, вплоть до начала XX века. Многие называли себя «Булгари». И на Востоке татар знали, как «Булгари». 

В период XVIII – XIX веков традиция продолжалась, но она уже меняется. Мы можем это отследить по каргалинским памятникам. Каргалы – это Оренбургская область, самое крупное захоронение XVII века, которое дошло до наших дней. Это как музей под открытым небом. Он, конечно, изучен, и мы тоже его изучали, планируем издать его в виде книг, там очень интересные материалы. Традиция начинает меняться на примере памятников Каргалы. Это в начале XVIII – XIX веков. 

«Установка памятных камней Казанского ханства обзавелась своими собственными традициями» 

- А под влиянием кого меняется? 

А.А. Поскольку это был пограничный район, то это изменение произошло из-за отношений со Средней Азией, которая находилось рядом. И зависит еще и от материала, который был под рукой. 

В качестве примера – в прошлом году мы с Ильгамом Гусмановичем (Гумеров – ред.) совершили экспедицию в Кыргызстан, и изучали могильные памятники конца XIX – начала XX веков, установленные татарам, которые проживали в Кыргызстане. Они в основном изготавливались из речного камня. Там их называют «кайраки». Это значит, что у них не было материалов. Хотя это горный регион, но подходящего материала не было, и памятники устанавливали из этих камней, которые лежат на берегу озера Иссык-Куль. Их там очень много, и люди выбивали на этих камнях эпитафии. 


Кайраки, экспедиция в Кыргызстан в 2021 году
Фото из личного архива И.Гумерова и А.Ахунова


Все нужно смотреть и изучать в комплексе. На самом деле, мы сейчас делаем только первые шаги в этом направлении, потому что эпиграфике в свое время уделялось очень мало внимания, и мы хотим, чтобы это стало полноценным направлением гуманитарной науки, чтобы она изучалось в комплексе, и мы могли дать ответы на разнообразные вопросы. Наша нынешняя деятельность это один из шагов для решения всех этих вопросов.  

И.Г. Каменные эпитафии булгарского периода делятся на несколько категорий. Татарский эпиграфист Гарун Юсупов выдвинул мысль, что было два стиля булгарских памятников. Первый стиль и второй стиль, который иногда называют «низкий стиль». К первому стилю относятся большие, богато украшенные камни. 

Камни, которые принадлежат ко второму стилю, меньше в размерах, и с художественной точки зрения менее красивы и богаты. Но также есть и камни среднего качества, которые сочетают в себе оба стиля.

Установка памятных камней Казанского ханства обзавелась своими собственными традициями. Это свой орнамент, стиль надписей, своя подача верхних элементов, стиль написания букв. Но эти памятники обладали средним качеством. 


Фото из личного архива И.Гумерова и А.Ахунова


Стиль памятников Казанского ханства продолжается даже тогда, когда само Казанское ханство уходит с исторической сцены. Он сохраняется до XVI – XVII веков. В это же время появляются новые направления в создании памятных камней. 

У этой традиции есть особый вектор изменений. То есть, не происходит такого, что она выходит из Булгарской области и, придя в Казань, резко меняется – нет. Она вбирает в себя различные рисунки, узоры, написание букв разных областей. 

В XVI веке она тоже меняется. Изменения в сторону индивидуальности приходят в XIX век. В начале XX века традиция сохраняется, но у каждого мастера создания памятников более полно открывается личный, индивидуальный, художественный стиль. 


Продолжение следует