«Это круто и по-хипстерски»: эко-дизайнер из Казани покоряет высоты sustainable fashion

Уроженка Алматы Анита Грэй в юные годы вместе с семьёй переехала на историческую родину - в Казань. После учебы в Татарстане она перебралась в Лондон и получила степень магистра по этической моде в Голдсмитском университете. Она настоящий гражданин мира. Сегодня она в Лондоне, завтра в Хиве, а послезавтра в Финляндии. Анита представляет направление sustainable fashion, которое пока не столь популярно в России, но набирает обороты в мире.

«Все равно испортишь, возьми старые вещи, перешивай»

- Почему вы решили стать «эко-дизайнером» или как вы себя предпочитаете называть?

- Мне кажется, что переходный момент был неосознанным. Но, наверное, какие-то задатки для того, чтобы заниматься эко-дизайном были с детства. Мама мне не давала ткани и говорила: «Все равно испортишь, возьми старые вещи, перешивай». И у меня всегда был какой-то комплекс с этим связанный и я очень долго скрывала от людей, что умею шить. Потому что я шила качественно, как в магазине. Почему-то был такой стандарт «как в магазине». При этом я пыталась делать обработку чуть ли не на уровне кутюр, чтобы никто ничего не понимал. Из-за того, что я все время работала с распоротыми вещами, мне всегда хотелось какого-то третьего дизайна, поэтому приходилось очень много смешивать. Есть же такое понятие как насмотренность, так вот, насмотренность или же натроганность паттернов, привела к тому, что я начала совмещать и это стало моей сильной стороной в работе. 

Лет пять назад я сама придумала несуществующую реконструкцию текстиля, рабоющее сочетание материалов и цветов. После 20 с лишним лет опыта перешивания стало легче. Говорят, чтобы стать профессионалом в чем-либо нужно 10 тысяч часов. Что это такое? Это 4 года по 8 часов в день или же 8 лет по 4 часа в день. 


Фотограф: Alvin Wong 


Я шью с 12 лет, когда мои ровесники шли гулять, я шла на кружок кройки и шитья. Мне разрешали приходить каждый день. Тогда мне хотелось делать много и быстро, и я могла за день сшить по две юбки с запахом. Тогда у меня был голод, я хотела шить много, я перешивала из мусора, но эти вещи я больше одного раза не носила, старалась передаривать или перешивать. 

В последствие эта мода в мире стала называться зеленой. Теперь есть Green Fashion Week, Green Carpet Event, но начало было болезненным. И чтобы громко сказать о себе, что я экологичный, этичный дизайнер, который занимается sustainable, такой голос, как у Ариэль, у меня появился только после университета в Лондоне. 

Когда я побывала среди людей, которые мыслят, как и я, и ты понимаешь, что это круто, это модно и по-хипстерски. Потому что есть желание и хорошо выглядеть, но при этом с нулевым вредом для окружающей среды. Именно тогда, зародилась мысль создавать sustainable luxury pieces (единицы одежды из сегмента люкс, но при этом экологичные и этичные на уровне производства), потому что я понимала, что нужно изменять структуру сверху. Так как если это будет модно наверху, то и другие слои населения могут подхватить это как тренд. Это все происходило неосознанно. Мне очень долго было за это стыдно. Когда я училась в Туркестане (город в Казахстане – ред.), с точки зрения окружающих, я очень странно одевалась (смеется). Еще в то время у меня было два чемодана вещей, перешитых из мусора. Просто тогда, как я уже сказала, мне было стыдно об этом говорить.

«Когда видишь на пятилетних детях одежду, которую произвели другие пятилетние дети, хочется баланса»

- То есть вы себя пока еще эко-дизайнером не считаете? Я правильно понимаю?

- Тут проблема с формулировками. Если я себя считаю sustainable fashion designer, то sustainable не переводится на русский язык. Устойчивая мода – это такое шаткое понятие для меня. Устойчивое относительно чего? Чтобы не упало? А если мы говорим про этику производства, про нулевые отходы и про цикличную экономику, чтобы на момент производства мы думали об утилизации. 


Мэйкап и волосы: Айгуль Мустафина, Иллюстратор: Hilda Raud, дизайнер: Анита Грэй


Когда появились эко-дизайнеры, было модно говорить про эко-хлопок и любая эко-ткань, она экологически натуральна относительно синтетики. Раньше синтетика была дороже натуральных тканей, но люди поняли, что синтетика не дышит и вернулись опять к натуральным тканям, к дорогим не выбеленным тканям грязно-бежевых цветов. 

Вот, например, на мне сейчас одежда из льна, лен, кстати, считается самой экологичной тканью, даже с точки зрения производства. И когда говорят про эко-дизайн, обычно подразумевают то, как эко-ткань трогает твое тело и то, как тебе, как потребителю, приятно ее носить, но никто не думает про процесс производства. Поэтому я не только за экологию, но и против применения детского рабского труда в процессе производства. Согласно данным UNICEF на сегодняшний день 46 миллионов людей находятся в производственном рабстве. Это даже больше, чем во времена рабовладельческого строя. В этом плане, возможно, я даже больше активист нежели дизайнер, не хочу заниматься дизайном, который не не поддерживает какую-либо социальную или экологическую идею. 

Мне интересно своими работами говорить о подобных проблемах. Я предпочитаю создавать одежду под какие-то концепты и актуальные проблемы, а дальше с помощью фотографа и визажиста мы доводим концепт до такого уровня, чтобы он говорил о существующей проблеме сам за себя. На данный момент, например, мне важно говорить о проблемах детей, потому что, когда видишь на пятилетних детях одежду, которую произвели другие пятилетние дети, хочется, чтобы здесь был какой-то баланс. 

«Им интересно, откуда вещь произошла» 

- Кем создается тренд на устойчивую моду и почему модно быть экологичным?

- Экологическими идеями, на мой взгляд, в основном проникнуты люди в возрасте от 30 до 35 лет, те, кто старше, не так проникнуты этой идеей, а те, кто моложе они больше увлечены потреблением через какой-то контент. Именно эта прослойка людей от 30 до 35 лет не покупают просто так. 

Во времена наших родителей речь шла о выживании и тогда вопрос этики производства, по типу, кто сделал мою одежду, не стоял.  Да и упомянутая возрастная группа, назовем их миллениалами, изначально покупала меньше, так как зарабатывала меньше, и они больше внимания уделяли качеству жизни. Эти люди становятся очень лояльной потребительской группой, которая прежде, чем, чтоб-либо покупать, прочитает ревью. 


Фотограф: Anastasiya Romanova. Макияж: Aigul Mustafina .Модель: Zukhra Zaynullina .Дизайнер: Anita Grey. Место проведения: Good Deeds Day Charity. Источник: anitagrey.com 


Им интересно, откуда вещь произошла. Мне кажется, что именно такие люди создают тренды на экологичность, но опять же, делают это неосознанно. С другой стороны компании, начинают работать с какой-либо социальной повесткой, например создают сертификаты, которые очень важны. К примеру, сертификат о том, как мы посадим дерево. Конечно, здесь не до конца понятно насколько это green washing, то есть насколько нами манипулируют? Обычно, после лекций, меня спрашивают, ну а где тогда покупать? Ответить на это очень сложно, так как нет стандартного сертификата, стандартной системы. И каждый раз, когда тебе нужно купить, например, чашку, очень сложно изучить весь процесс до того, момента, когда она была песком, чтобы потом стать стеклом. А если говорить о процессе производства одежды от засевания зерна вплоть до поступления на полки магазинов, то, как правило это процесс, состоящий из 12 этапов и одному человеку проследить всю эту цепочку практически невозможно. А что касается тренда на экологичность, то милениалы заложили этот тренд, и они его передадут своим детям. Среди миллениалов нынче моден минимализм, отказ от пластика, секонд-хенд, и не потому, что люди не могут себе позволить что-то купить, а потому что они выбирают секонд-хенд и, мне кажется, за этим есть будущее. 

«Я думаю, что миллениалы спасут мир» 

Я, например, сейчас путешествую по Азии, и мне кажется, что эти вещи очерчены еще и географически.   Недавно прочитала статью о том, что бедные люди ничего не выкидывают, это правда. Возможно, это эстетически не так красиво выглядит, но здесь тоже возможны нюансы, я тоже работаю с мусором, но делаю это так, чтобы произошел up-cycling, а не down-cycling, и чтобы вещь приобрела еще большую ценность, нежели это было изначально. А когда здесь наблюдаешь за тем, как мысль человеческая идет вперед, в том числе и в плане использования пластиковых бутылок, которые используют многократно, так как нет переработки. Это, конечно вдохновляет, но здесь люди делают это не потому, что это этично или экологично, а потому что у них нет другого выхода. В России, например, сейчас растет средний класс, и есть опасность того, что мы вырвемся вперед по количеству выбрасываемого текстильного мусора, так как у людей есть возможность покупать. То есть мы долгое время были голодными, в советское время все ходили в одинаковом, потом были голодные девяностые, затем к нам стали завозить шерпотреб и у людей появилось желание одеваться не на рынках, а в магазинах. Поэтому, пока не утолишь свой потребительский голод, очень сложно сказать, а мне это не нужно. Мало того, что нужно остановиться, нужно еще и это заметить, прежде чем вносить какие-либо изменения в свой образ жизни. А заметить сложно, если в окружении нет таких ценностей, так как в окружении есть ценности одевать новое, одевать на показ и так далее. У меня в голове есть один апокалиптический проект: каждому человеку на всю жизнь выдается один рулон ткани и, вот сколько ты с этого рулона сошьешь, то и твое (смеется). А затем эту одежду распарываешь и эта ткань, снова срастаясь, образует снова целостный рулон. Это происходило бы на уровне генетики жизни ткани. Но прежде, чем заводить людей в какие-то рамки, это нужно делать по личному согласию. Иначе это будет превращаться в строй, из которого люди захотят выйти.


Фотограф: Салават Хадыев. Источник: planet360.info


Потому что каждый раз, когда мы вводим людей в какую-то систему, система стремится разрушиться. Это как Universe 25 – эксперимент про мышей. Идеального мира не существует. Поэтому это нужно делать очень аккуратно, чтобы изменения не влияли на твое настроение, чтобы ты не стал посмешищем из-за того, что ходишь в мешке от картошки, как я могу. Потому что в моем случае это будет своеобразный artistic statement и это очень круто надеть мешок от картошки, надеть шпильки и уложить волосы. На мой взгляд, если мы воспитаем по одному ребенку, который смотрит на мир нашими глазами, то, скорее всего, это будет самое большое изменение системы и переход к более осознанному потреблению. Я не верю в то, что можно изменить наших родителей, так как считаю, что люди уже устаканились, свой пуд соли уже съели и им уже не интересно и непонятно. По поводу молодежи ту не совсем все понятно, потому что они смотрят фильмы и мультики и хотят все как из мультика или курточку, как из фильма. Даже есть такой проект, где искусственный интеллект разрабатывает дизайн одежды, основываясь на моделях, которые встречаются в фильмах, которые смотрит «поколение Z», делает это с нулевыми отходами, в определенном количестве, так как на заказ. Раз в неделю компьютер генерирует три образа. Это все, конечно, интересно, но мне кажется, что «поколение Z» оно больше настроено на потребление. А миллениалы более закаленные, от которых еще осталась и романтика прошлых лет, и игры во дворе, и человеческие отношения. Они предпочитают встретиться и поговорить, нежели переписываться. Но при этом они не выпали из цифрового мира и у них было нормальное здоровое детство, которое сформировало их принципы. Поэтому я думаю, что миллениалы спасут мир (смеется).

«Если анализировать, где больше потребляют sustainable, то это Лондон, там хипстеры, и Калифорния» 

- Анита, вы много путешествуете по миру. За последние несколько лет вы поменяли кучу стран. В связи с этим, наверняка, есть возможность сравнивать. Где sustainable fashion состоялся, а где нет. Что скажете по этому поводу?

- Я не могу понять, почему экологичное и этичное потребление наказывается также как и выбор халяль мяса (смеется)? В России за халяль мясо ты платишь больше, чем за обычное.  Здесь тоже самое, когда ты покупаешь что-то экологичное и этичное, ты должен переплачивать вплоть до 50% от стоимости, потому что это не субсидируется и мы говорим о настоящих ценах за работу. Поэтому экологично, в основном, могут потреблять только небезразличные люди с достойной заработанной платой. В Sustainable Fashion это будут женщины 35 +, работающие на уровне топ-менеджмента в таких странах как Великобритания и Германия.

(Фото №2 ).


Флоренция. Фотограф: Babak Roshan


Потому что они могут себе это позволить и у них есть понимание того, что нужно потреблять этично. На данный момент я нахожусь в Узбекистане, здесь в Хиве я купила себе пальто ручной работы, рядом висело изделие с компьютерной вышивкой. Пальто ручной работы стоило 14 долларов за готовое изделие. Внешний слой — это настоящий шелк с хлопком, плюс внутренняя прокладка из хлопка и фурнитура. Рядом висело другое пальто с машинной вышивкой, которое стоило 25 долларов. Я спросила почему такая разница в цене. Мне ответили, что кому хочется ручную работу? Здесь смотрите какой красивый узор сделала машинка. И мне стало понятно насколько люди не ценят человеческий труд. Людей, которые это производят, у которых нет денег на машинку с компьютерной программой, ценят меньше. Я купила пальто ручной работы. Во-первых, следует отметить, что это первая вещь, которую я купила за последние семь лет, оказавшись в климатических условиях, к которым не была готова. А также я решила купить что-то местное, чтобы помочь местной мастерице в Хиве заработать копеечку в условиях мировой пандемии. С одной стороны можно радоваться тому, что это мне сшил кто-то и это дешевле, а с другой стороны это грустно, потому что мы не знаем сколько у человека ушло на фурнитуру и на пошив, пусть будет 4 часа жизни, а чтобы простегать так это точно несколько дней. Будут ли местные жители покупать такое пальто? К сожалению нет, они захотят с машинной строчкой. Плюс, когда ты пойдешь в таком пальто куда-то в городе, все поймут, что оно дороже. Если мы выбираем между Zara и Calvin Klein, то здесь выбирают между ручной стежкой и машинной строчкой. Я не говорю, что плохо, а что хорошо. И не говорю, что потреблять sustainable это хорошо, а не потреблять это плохо. Я верю, что у всех людей и культур есть собственный период взросления, когда они совместно доходят к пониманию определенных понятий. Когда ты один и идешь впереди – это как участь гения, можно прослыть за сумасшедшего, поэтому очень сложно идти против толпы. 


Фотограф: Antony Maloy. Модель: Yulya Nasibullina. Дизайнер: Anita Grey. Локация: Family Space. Источник: anitagrey.com


Если анализировать, где больше потребляют sustainable, то это, наверное, Лондон, там хипстеры, и Калифорния, которая в последнее время стала очень зеленой и там быть sustainable стало модным. Там я могу ходить в дырявых и заштопанных кроссовках, так как это модно зашивать, подшивать, донашивать, а здесь нет. Потому что в Азии другой менталитет и здесь это делать сложнее. Когда я обсуждала эту тему с моими друзьями из Европы, они сказали, что с заштопанными кроссовками в центре Берлина ты была бы модным хипстером. То есть заштопанный New Balance это круто. А в Казахстане, где мало кто знает про New Balance, не понимают почему обувь заштопана, да еще и двумя разными цветами (смеется). В Азии у людей сразу же ассоциации с тем, что у меня нет денег. Поэтому прежде, чем стать этичными и экологичными и гнуть свою линию в том направлении, в котором они верят, нужно быть сильными личностями. Ну сколько можно идти против ворса, если сравнивать с тканями? Но такие сильные личности часто уезжают, поэтому центрами притяжения становятся Лондон, Нью Йорк, Берлин и Калифорния, потому что им там комфортно, так как туда съезжаются люди со схожими взглядами. Легче жить там, где тебе не нужно каждый день себя объяснять. Ежедневное объяснение себя, почему ты делаешь так, а не иначе, оно очень энергозатратно. Потому что ты не двигаешься вперед, а стоишь на месте, тратя время на объяснения. Кроме того, от постоянного давления человек может сломаться и начать делать так, как делает общество, потому что это очень эмоционально тяжело быть не таким как все. Я надеюсь, что тренды sustainability будут развиты хотя бы в мировых центрах моды, потому что туда будут приезжать люди из периферии и увозить домой неосознанно, не думая о sustainability вещи, которые модны, но которые в то же время являются этичными и экологичными. Пусть до них это будет доходить позже. Если сейчас это внедрять на уровень luxury и на уровень мелких дизайн брендов, то можно как дизайнеру изменять мир даже если твой клиент не может или не хочет понимать то, о чем идет речь.

Продолжение следует 

Булат Ногманов
Фото на постере:
 Елизавета Кирильчева, Дизайнер: Анита Грэй