«Грань между язычеством и исламом проходит в области убеждений человека»

Можно ли назвать язычниками тех, кто посещает святые места татар – деревенские родники или древние могилы? Что по этому поводу думают мусульмане и не идет ли это вразрез с исламской традицией? Много ли подобных мест в Татарстане? Эти вопросы были подняты в рамках круглого стола проекта «Миллиард.Татар».

«Попытки создать перечень святых мест татар предпринимались неоднократно»

Цикл публикаций проекта «Миллиард.Татар», посвященный татарским святым местам в республике, спровоцировал неожиданную реакцию – некоторые читатели возмутились и назвали это язычеством. Чтобы разобраться в вопросе, редакция портала собрала круглый стол с участием ученых и представителей духовенства.

«Идея изучения святых мест в Татарстане возникла у этнографа Рауфы Рамзановой, которая объездила огромное количество татарских деревень еще в советское время, начиная с 60-х. Она неоднократно упоминала такое явление, как «мусульманский культ святых». В пример она приводила деревню Альдермыш, где находилась могила святого, которую оградили забором, а люди развешивали там платки, полотенца и совершали тайные посещения этого святого места», - рассказала доктор социологических наук, заведующая отделом этнологии Института истории АН РТ Гульнара Габдрахманова.


Фото: © Султан Исхаков / «Татар-информ»


Участница встречи также напомнила о Билярске - еще в начале XX века татарские газеты описывали традицию посещения этого места, причем не только татарами (в том числе кряшенами), но чувашами и марийцами. Еще одним «местом силы», несомненно, является Болгар. 

«Вообще, попытки создать свод или перечень святых мест татар предпринимались неоднократно, и мы тоже замахивались на такую задачу. Но она очень сложная, нам просто не под силу. Тут нужен какой-то координационный центр, возможно», - констатировала Гульнара Габдрахманова.

«У нас в каждой деревне местные берут родник или сразу несколько и ремонтируют»

«Наш Кукморский район – многонациональный, тут живут не только татары, но и марийцы, и удмурты. И у нас есть родник Кузлер чишмесе, куда приезжают не только из Татарстана, но и из соседних регионов. Приезжают, берут воду, некоторые говорят, что есть польза», - рассказал имам-мухтасиб Кукморского района РТ Радиф Тимергалиев.

Родник – вне зависимости от его расположения или вероисповедания местных жителей – всегда считался особым объектом. Как отмечают участники обсуждения, поднявшаяся в 90-е волна восстановления родников в Татарстане, не стихает и по сей день. Многочисленные меценаты, крупные компании продолжают вкладываться в это направление. Не отстают и рядовые жители республики. 

«В Кукморском районе 77 приходов – это второе место по республике. Много мечетей, прихожан, хорошее медресе. По поводу возрождения родников: в каждой деревне местные жители берут родник или сразу несколько и их ремонтируют. Это предмет гордости для людей», - рассказал Радиф Тимергалиев. 

Он также добавил, что сейчас в селе Маскара Кукморского района идет реставрация мечети 1794 года постройки. Примечательно, что рядом с ней обнаружили множество надгробных камней, части из которых может быть 100-200 лет. Этим замечанием участник круглого стола перевел беседу в другое, достаточно проблемное русло, связанное с посещением мест захоронений. 


Фото: © Султан Исхаков / «Татар-информ»


«Это законная часть исламской традиции»

«С канонической точки зрения, с точки зрения шариата, ислам – религия строгого единобожия. Всевышний Аллах – создатель этого мира, он – единственный, влияющий на вещи. Поэтому естественно, что не может быть никого, кто бы влиял так же, как и Аллах – живой или мертвый. В то же время, есть аяты с таким значением, что язычество – это страшный грех, Аллах прощает любые грехи, кроме язычества, и язычество – хуже убийства, - включился в разговор представитель шариатского отдела ДУМ РТ Абу Яхья Ахмад аль-Ханафи. - С другой стороны, в исламе есть суфизм. Это законная часть ислама, которую признают сунниты, и верят в то, что у Аллаха есть особые рабы, которые приблизились к нему в наибольшей степени, и с ними иногда действительно какие-то чудесные вещи происходят по воле Аллаха. И, проявляя к ним любовь и уважение, мы тем самым приближаемся к своему Создателю. В том числе, посещая места, где они захоронены, читая на них Коран. Это законная часть исламской традиции».  

По словам представителя ДУМ РТ, комментаторы, которых так сильно взволновали публикации о святых местах татар, могут быть подвержены влиянию ваххабизма. Один из ключевых моментов этого течения – борьба с суфизмом и почитанием святых, которая принимает крайне уродливые формы – снос могил, обвинение посещающих их людей в язычестве и неверии. 

«Что касается священных ручьев и гор – это другой момент. Грань между язычеством и исламом проходит в области убеждений человека. Если человек разделяет исламские убеждения, согласно которым, ничто не влияет на мир, кроме Аллаха, то мы считаем, что он просто проявляет любовь и уважение к этим похороненным людям. Если, конечно, человек приходит туда с убеждением, что этот праведник может сам помочь, обращается к нему и говорит: «Вот такой-то, помоги мне», с убеждением, что он имеет независимое влияние на вещи отдельно от Аллаха, то, конечно, это язычество. Это сложный момент, это скрытая внутри вещь», - считает Абу Яхья Ахмад аль-Ханафи.


Фото: © Султан Исхаков / «Татар-информ»


«Это очень важный момент поддержания национальной идентичности - татарской идентичности»

С ним согласилась Гульнара Габдрахманова: по ее словам, необходимо очень внимательно и аккуратно смотреть на это явление, а также на тех людей, которые совершают поклонение - что они думают, и каковы их убеждения. 

«Когда мы ездили в экспедиции с Рауфой Каримовной, мы смотрели за людьми, которые посещают святые места. И вы знаете, в принципе, в основной части мы наблюдали как раз-таки исламские атрибуты. Как правило, люди совершают омовение, читают на святых местах Коран. Они обращаются не к тем, кто умер и находится в этой могиле или к каким-то мифическим персонажам – они обращаются с просьбами к Аллаху. То есть, на мой взгляд, у основной части населения святые места воспринимаются как некая небольшая сакральная территория. Их территория, где они могут попросить Всевышнего о каких-то своих повседневных заботах. Зачем люди туда приходят, о чем они просят – мы тоже об этом спрашивали. Кому-то сложно выплатить ипотеку, кто-то сына отправляет в армию, какая-то женщина долго не может завести ребенка, - поделилась своим опытом заведующая отделом этнологии Института истории АН РТ. - Поэтому я бы очень аккуратно относилась к тем людям, которые называют, или даже обзывают, извините, святые места как языческое проявление».

В продолжение темы Абу Яхья Ахмад аль-Ханафи напомнил: ислам вполне допускает, что «в определенных местах шанс на то, что Творец миров примет твою мольбу, может быть выше». Например, возле Каабы, возле могилы Пророка. Есть и такие места, где действительно похоронены святые люди.

«Мне кажется, святые места не надо воспринимать только как религиозные явления. Это очень важный момент поддержания национальной идентичности - татарской идентичности. В советское время в татарских деревнях, во время запрета на религию, эти святые места позволяли хоть каким-то образом поддерживать свою татарскую идентичность, поддерживать ислам. В этом смысле, это достаточно позитивное явление. Что сегодня происходит на святых местах? Туда приезжают не просто отдельные «паломники», они приезжают целыми семьями. Это место объединения семейных общин и даже целых деревень. Что тоже позитивное явление. Поэтому, наверное, не надо совсем уж однозначно рассматривать это явление, как языческое, или вообще навешивать ярлыки», - подытожила разговор Гульнара Габдрахманова.

   
Источник фото на анонсе: history-doc.ru