Ильдар Габдрафиков: «Татарская общественность Башкортостана не должна ощущать себя второсортной»

Кто создает проблемы в татаро-башкирских отношениях?

На колонку Артура Идельбаева о межнациональных отношениях в Башкирии и политике Радия Хабирова в отношении татарского населения республики отреагировал уфимский этнополитолог Ильдар Габдрафиков. По мнению ученого, которым он поделился с «Миллиард.Татар», татары Башкортостана чувствуют, что с помощью административных методов им пытаются навязать «правильную» идентичность.


Источник проблем – ангажированные ученые и плохие управленцы

Проблемы создают не сами народы – башкиры или татары. Народы не являются коллективным телом, татары и башкиры состоят из конкретных личностей, а у каждого человека может быть свое мнение. Многие люди могут радеть за свой народ, переживать за него, но никто не имеет права выступать от имени целого народа.

Я более чем уверен, что татары и башкиры живут дружно. Наибольшие споры вызывает западная часть Башкирии, начиная с Татышлинского и Аскинского районов (на севере) и заканчивая Миякинским и Федоровским районами (на юге), – места совместного проживания татар и башкир. Я сам постоянно бываю в северо-западных районах республики, и могу сказать, что на этой территории нет абсолютно никаких проблем.

Проблемы в отношениях между татарами и башкирами создают в первую очередь активисты, в том числе блогеры, и ангажированные ученые. Также проблема возникает из-за не очень качественного управления. Возникновение конфликта означает промахи в управлении: недоглядели, сделали что-то неправильно, довели конфликт до «созревания».

Проблемы создаются на более высоком уровне – прежде всего, внутри Республики Башкортостан. Потом в вопрос вовлекается Республика Татарстан, представители татар и башкир из других регионов. Все это в последнее время мы наблюдаем в социальных сетях.

Еще с советских времен в эту полемику были вовлечены представители гуманитарной интеллигенции – историки и филологи. Они до сих пор спорят, какой же язык у населения северо-запада Башкирии, каково его этническое происхождение. И до сих пор доказывают, что здесь исключительно черное, а не белое, либо белое, а не черное. Однако на этой территории невозможно четко разделить, где татары, а где башкиры. Единственным критерием этого может выступать национальное самосознание. Но границы самосознания могут быть размыты, даже в одной семье могут быть записаны и татары, и башкиры.

«Я против того, чтобы в школы принимали по этническому признаку»

Благодаря новым информационным технологиям, каждый может мнить себя экспертом и публично высказывать свою позицию. Очень часто это мнение оказывается нетолерантным, возникает перепалка, в которую вовлекается все больше людей. Так усиливается конфликтогенный фон. И говорить о том, что проблем нет, неправильно.

Управленцы, которые занимаются национальной политикой (а это очень обширная сфера), не должны закрывать глаза на такие конфликты. Они обязаны их решать. Для начала нужно обратить на это внимание, мониторить ситуацию, выслушивать позиции сторон, предлагать способы их разрешения, дабы избежать противостояния.

Представители регионального менеджмента не должны подходить к национальному вопросу односторонне. У татар, татароязычного населения РБ есть свои культурные и языковые интересы, которые нужно учитывать. Хорошо, конечно, когда в Уфе устанавливают памятник Габдулле Тукаю, – это важный символ и ориентир. Хорошо, когда открывается полилингвальная школа в Нефтекамске. Но этим дело не должно заканчиваться. Люди живут в конкретных селах, райцентрах, и всех школьников не отправишь учиться в Нефтекамск.

Я против того, чтобы в XXI веке школы формировали по этническому признаку. Даже в советское время от этого принципа стали отходить. До революции татары, армяне, евреи и другие народы жили в городах тесными общинами, своеобразными гетто, а Советский Союз активно перемешивал людей. Необходимо формировать многонациональный, многоконфессиональный состав учеников, при этом должно расти гражданское, социальное единство. А создавая преференции одной этнической группе, ты будешь вынужден создавать аналогичные льготы для других.

Национальная политика республики должна строиться на том, чтобы каждому человеку, независимо от национальности, жилось на этой территории комфортно. Если люди чувствуют дискомфорт, они, особенно молодежь, будут неизбежно задумываться о переезде.

С 1989 по 2010 годы русское население Уфы, а это был преимущественно русский город, сократилось на 97 тысяч человек. Основной причиной был отток активного населения в другие города. Это повод задуматься. Хотя в советское время русскоязычное население вполне комфортно чувствовало себя в союзных республиках и национальных регионах РСФСР.

«Татары Башкортостана ощущают, что их ущемляют в праве на идентичность»

Радий Хабиров заявил, что хочет создать в Уфе университет международного уровня. Но для этого нужны соответствующие кадры, которые должны заниматься научными проблемами мирового уровня. Студентов должны обучать лучшие профессора из других регионов и стран. Мы должны быть открыты. Но для начала здесь нужно создать хорошие условия, в том числе межнациональный климат.

Можно, конечно, построить дорогие кампусы, оборудовать аудитории в учебных корпусах, можно даже объединить два вуза и создать монстра, который будет соответствовать «международному уровню» по количеству обучающихся. Но по качеству обучения и научной работы останутся вопросы. Должна быть хорошая научная школа. Например, политология, как и многие другие общественные науки, находится в Башкортостане в плачевном положении. Проблемы общества и государства здесь практически не исследуются. Я не могу назвать выдающихся политологов из Уфы, которыми мы могли бы гордиться.

Согласен с Артуром Идельбаевым в том, что Радий Хабиров, башкир по происхождению, не является националистом. Как мы знаем, его супруга – не башкирка, в его ближнем кругу достаточно много представителей русской и других национальностей. Все так, но татарская общественность при этом не должна ощущать себя второсортной. Она должна чувствовать свое соучастие в принятии управленческих решений. Пока же многие татары ощущают, что их ущемляют в праве на идентичность, что им административными методами пытаются навязать другую идентичность. Если какая-либо группа населения видит, что никак не влияет на принятие решений, это вызывает настороженность. Эти люди должны понимать, что управленческие решения принимаются для них.

Грантовые средства из республиканского бюджета должны выделяться на поддержание и татарской культуры. Тогда татары будут чувствовать себя как дома. Как эти средства распределяются в Башкирии сейчас? Сколько татарских общественных организаций их получило? Есть над чем подумать.

Возьмите Швейцарию: немецкоговорящие граждане этой страны не тянутся в Германию, франкоговорящие – во Францию, италоговорящие – в Италию. Все они считают Швейцарию своей родиной и гордятся ею. При этом в мире достаточно примеров того, что всякое силовое или волевое навязывание неэффективно и даже, наоборот, приводит к противоположному результату. Идентичность можно формировать только добровольно, используя только созидательные приемы и инструменты.

Когда интересы какого-то народа не учитываются, начинаются центробежные процессы. Так было, например, в Южном Тироле (Италия), Басконии (Испания). Но политика в этих регионах и странах поменялась, и люди успокоились, поскольку теперь их основные запросы удовлетворяются.

«Элвину Грею никто не запрещает жить и выступать в Татарстане»

Мы помним, как по неизвестным причинам в Башкортостане запретили концерты Фирдуса Тямаева и Ильсии Бадретдиновой, помним определенные ограничения, когда в республике писали «Татарча диктант». Но ничего плохого в этих культурных событиях нет, надо, наоборот, поддерживать концерты и диктанты на разных языках. Элвину Грею никто не запрещает жить и выступать в Татарстане. Напомню, его студия по-прежнему находится в Казани, он продолжает там жить. Я бы хотел дожить до такого момента, когда артисты приезжали бы к нам из Татарстана и открывали здесь свои студии.

Сегодня мы, татарские ученые Уфы, находимся с башкирскими учеными в параллельных пространствах. Чаще приходится общаться с коллегами из Татарстана и других регионов. Только на круглых столах «Миллиард.Татар» иногда соприкасаемся с башкирскими учеными.

Ну а такие инициативы, как установка стел в западных районах Башкирии, проведение различных «съездов башкирских родов», вызывают обратный эффект. Местных жителей все это раздражает. В XXI веке идентичность - личный выбор человека, а не государства. Власти не должны навязывать определенную национальность, они должны создавать условия для комфортного проживания.