Как Москва мобилизовала в элиту средний класс Казанского ханства, а затем покончила с ним

Исследователь Руслан Масагутов посвятил свою работу теме развития землевладения у служилых татар Ногайской дороги Казанского уезда в XVI–XVII вв. Как показывает его исследование, московская администрация способствовала трансформации представителей элиты Казанского ханства в рядовое служилое сословие. «Миллиард.Татар» посчитал, что этот материал будет интересен нашим читателям.

Недоверие к феодалам Казанского ханства

После завоевания Казанского ханства Московское правительство столкнулось с необходимостью выработки системы взаимоотношений с местным населением. Опорой центральной власти в крае становится сформировавшийся класс служилых татар, состоящий из феодалов бывшего ханства и тяглого населения, получившего свои жеребья в поместья.

В отношении местной элиты проводилась двойственная политика. С одной стороны, представители татарской аристократии, перешедшие на русскую службу, получили жалованные грамоты и большие привилегии. Зачастую они сохраняли прежние владения. Этим феодалам было оставлено право владеть поместьями «без грамот и выписей с казанских дач по старине», то есть на вотчинных правах, как в прежние времена.

С другой стороны, землевладения прежней элиты перетасовывались. У них отбирались земли и взамен давались другие, что «преследовало цель вырвать корни родовитых фамилий». Испытывая недоверие к феодалам бывшего ханства, царское правительство начинает набирать в служилые люди представителей средних слоев коренного населения. Материалы писцовых описаний Казанского уезда наглядно демонстрируют переход людей из ясачного сословия в служилое с отмежеванием ясачных наделов и пожалования в качестве поместий. Эта группа получила название «служилых татар по прибору».


Зимний базар в Казани первой половины XV в. Худ. Р. Г. Загидуллин. 2015 г.
Источник: 100tatarstan.ru


И.П. Ермолаев считает, что основную массу служилых татар составляли как раз-таки выходцы из ясачного населения, не являясь потомками старой знати. Особенности развития поместного землевладения служилых татар Казанского уезда удается выявить благодаря сохранившимся архивным материалам описания земель Ногайской дороги. В качестве анализируемых документов были использованы Писцовая книга Казанского уезда И. Болтина 1602-1603 гг.

К началу XVII века поместная земельная собственность становится преобладающей формой землевладения в Казанском крае. Исследователь экономики феодализма в России П.А. Хромов сообщает, что в Казанском уезде к концу XVI века служилое сословие сосредотачивало в своих руках 65,7% всех земель.

Два типа поместий

Первым сохранившимся источником, позволяющим исследовать характер поместного землевладения служилых татар, является писцовая книга Казанского уезда Ивана Болтина 1602–1603 гг. Анализ писцовой книги позволяет выделить два типа поместий: к первому относятся поместья в селениях, принадлежащих одному или нескольким феодалам, ко второму – поместья, находящиеся частью во владении служилых татар и другой части, закрепленной за ясачным тяглым населением.

В Казанском крае превалировал второй тип поместий, что было особенностью по сравнению с землевладениями в центральных областях России. Наличие смешанной собственности объяснялось наследием земельных отношений времен Казанского ханства.

С другой стороны, царское правительство с целью колонизации края умышленно расширяло землевладение служилых татар, сохраняя фонд земель ясачного населения в неприкосновенности. В свою очередь такая политика обостряла социальные отношения между служилым и ясачным населением и приводила к земельным спорам. Еще одной важной особенностью был низкий уровень обеспеченности поместными окладами служилых татар Казанского уезда. Так, по писцовой книге 1602–1603 гг. лишь у восьми татарских феодалов имелось пашенной земли свыше 200 четвертей. Основная масса служилых татар обладала поместными окладами менее 25 четвертей.

Татарские вотчинники

В более выгодном отношении находились служилые татары Мещерского края. Например, по сведениям разборной десятни 1623 года, в Касимовском уезде 28 старослужилых мурз и татар владели поместными окладами от 100 до 170 четвертей пашенной земли. Писцовая книга 1602–1603 гг. на Ногайской дороге фиксирует 18 деревень с поместьями служилых татар.

Одним из крупных землевладельцев являлся князь Багиш Яушев. Он владел поместьем Тамгачи «всего – пашни и перелогу и лесом поросло 72 четв. в поле, сена – меж поль и по заполью и на реке на Волге, против князя Ишеева перевозу, – 500 копен; лесу дубровы пашенные – 30 дес.». Одновременно Яушев с его племянником Иваном Кадышевым владел вотчинной деревней Шигай: «пашни паханные – 20 четв. в поле; сена – по реке по Каме, от Ошняка на речке и до Киндерли озера, и по речке по Ошняке по Шиган враг по обе стороны – 1300 копен». Помимо этого в собственности Багиша Яушева волость Терси, вотчинная деревня Кошарь и половина пустоши Старые Менгеры по Алацкой дороге.

Особенностью вотчинного владения является то, что более никто в Казанском уезде не имел столько сопутствующих угодий: «мельница колесная» (у остальных помещиков уезда были меленки-мутовки, и то не у всех, не в каждой деревне, и часто владели «вопче»), «одни бобровые гоны («пусты, но все же ранее приносили доход»), два бортных ухожая, одни рыбные ловли и кабак».


План учиненной изображающей Пермской губернии в чясти Верхотурскаго уезда в дачах ясашных вогул


Другим вотчинником на Ногайской дороге был служилый татарин Сабакай Еникеев, владевший поместным жеребьем в деревне Большие Елги размером в 10 четвертей с новоросчитью, лугами в 200 копен сена. За ним и его братом Чювашаем была записана отцовская вотчина: «два бортных ухожеев по государевой грамоте 108-го году – один на реке на Юре, а другой Елги деревне на речке на Шурене да два озерка ж Аманкае». В небольшое число служилых людей с крупным поместным окладом (выше 100 четв. земли) входил князь Тятигеч Муралеев (167 четв. пашенной земли, 1500 копен сена, 370 десятин леса, денежный оклад – 15 руб.).

Таким образом, среди феодалов высшего разряда вотчинников было весьма незначительное количество. Вместе с тем происходит социальная трансформация татарской знати. Представители аристократических фамилий утрачивали свои княжеские и мурзинские титулы, превращаясь в служилых татар с небольшими окладами. После смерти князя Бибика «бортный ухожей и бобровые гоны вниз по реке по Волге на Черемшанском устье были отданы на оброк полоненику Косте», а затем вернулись к брату Бибика Янбахте Ясадыреву, который в документе зафиксирован простым служилым татарином. Имело место и сокращение пашенных владений служилых инородцев, за счет которых происходило оформление и расширение государевой дворцовой собственности. Так, по акту 1603 года у служилых татар Яна Янубекова, Янбахты Исендербишева «с братьею пяти человек» были изъяты пашенные земли и сенные покосы к дворцовому селу Рождественскому без компенсации.

Экономическое положение мелких феодалов мало чем отличалось от положения тяглого населения

Поместные землевладения отдавались и «на ясак». Служилый татарин Янсара Тохтаров бил челом государю Борису Федоровичу о том, что в деревне Кульчук за его отцом было 3 жеребья, а после смерти отца из-за его малолетства жеребьи отца были отданы на ясак ясачным людям, а за «ним в той деревни земли мало». Дозор Ивана Болтина выявил, что жребий Янсары Тохтарова составлял всего 7 четвертей пашни. В деревне Ташкирмень ясачные чуваши завладели пашнями в землях, «что были за князем Кадышем Яушевым» – 40 четвертей в поле.

Исходя из данных писцовой книги Болтина, большинство феодалов Ногайской дороги владели пашенной землей от 6 до 15 четвертей с низким денежным окладом от 4 до 6 рублей. Вследствие отсутствия необходимого количества земельного оклада некоторые служилые татары «пахали пашню» у крупных феодалов. Крестьянские дворы за этой группой не зафиксированы. Поэтому уместно говорить о том, что экономическое положение мелких феодалов мало чем отличалось от тяглого населения. Зафиксированы случаи перехода из служилого сословия в ясачное.

Двадцатилетний сын служилого татарина деревни Чочюрчи Токкози Заккозеева «в окладном списке не написан. А били государю на ясак». Иногда «обнищавшие» служилые люди вынуждены были передавать свою землю ясачным.

В Ногайской дороге растет число селений служилых татар

Дальнейшее развитие служилого поместного землевладения удается проследить благодаря писцовому описанию Казанского уезда Семеном Волынским в 1647–1656 гг. Число селений служилых татар по сравнению с количеством населенных пунктов, описанных Болтиным, выросло. Причем увеличение и укрупнение населенных пунктов шло особенно интенсивно по Ногайской дороге. Так, из 207 поселений, в той или иной мере подвергшихся этому процессу, 36,2% располагалось именно по Ногайской, 23,1% – по Зюрейской, 21,4% – по Алатской, 13,3% – по Арской и лишь 2,4% – по Галицкой.

Причинами этого, вероятно, следует считать, во-первых, то, что наиболее богатые (по качеству) и вместе с тем, наименее освоенные земли находились как раз в пределах Ногайской дороги, во-вторых, окраинное положение этой дороги делало ее в более раннее время наиболее уязвимой от набегов кочевников.

Также Ногайская дорога лидировала по числу частновладельческих земель – 36,3%, тогда как 34,6% были сконцентрированы в Зюрейской дороге, 14,5% – по Алатской, 12,9% – по Арской, 2,2% – по Галицкой. Писцовая книга 1647–1656 гг. в отличие от книги Болтина не фиксирует наличие вотчин у служилых татар Ногайской дороги. Это позволяет говорить о сворачивании родового вотчинного землевладения.

Несмотря на то, что большинство поместий принадлежало служилым татарам (56%), растет и укрепляет свои ряды другая сословная группа – служилые новокрещены. Если в начале XVII в. по Ногайской дороге числилось всего два поместья служилых новокрещен, то к середине XVII в. их насчитывалось уже 18. Указ от 12 января 1641 г. «О верстании новиков детей боярских, новокрещенных татар» обязывал новокрещен принимать на службу и верстать их поместными и денежными окладами». В материальном плане они были обеспечены лучше, их поместный оклад колебался от 15 до 197 десятин земли, тогда как служилые татары владели от 10 до 150 десятинами. Статья 44 «Соборного уложения 1649 г.» запрещала отнимать поместные земли у новокрещен и передавать их некрещеным татарам.


Источник: wikipedia.org


Власти дробили поместья служилых татар

Обращает на себя внимание также факт, что основная часть служилых новокрещен располагалась в деревнях с однородным социальным составом населения: 72,5% служилых новокрещен жили в селениях, где были испомещены одни лишь служилые новокрещены. Владения мурз отличались большой рассредоточенностью между различными селениями и имели ярко выраженную тенденцию к сокращению.

Отличительной особенностью поместного землевладения служилых татар середины XVII в. является увеличение числа поместий с несколькими жеребьями. По сведениям описания Семена Волынского в деревне Большой Куюк фиксируется 7 татарских помещиков, владеющих землей «с ясачной чювашей вопче». Для сравнения, в писцовой книге И. Болтина здесь испомещалось всего 3 феодала.

Целью дробления поместий было недопущение царским правительством экономического усиления служилых инородцев. Права служилых татар по распоряжению владениями также ограничивались. Указ от 8 мая 1630 г. запрещал им не только продавать или сдавать в аренду, но, в отличие от русских феодалов, даже обменивать свои поместья и вотчины.

Государство забирает землю у татарских феодалов

Продолжается расширение дворцового землевладения за счет отвода земель у татарских феодалов. «И тое поместные деревни Укречь Култука, Чапкуновы то ж, у служилых у Иштерек мурзы Яушева с товарыщи спорные земли отведено к государеву дворцовому селу Рожественному, по челобитью того ж села. И по отводу с образом в яровом поле пашни три длинника, два поперечника с четью, итого семь десятин без чети… И всего к селу отведено с образом пашни четырнатцать десятин в три поля». После отвода 1602 года у служилых татар деревни Налгози, Янбахтина тож, «у Кадыша Яушева к государеву селу Рожественскому спорные земли отмерено пашни паханые двенатцать длинников, девятнатцать поперечников с четью, в другом конце одиннатцать поперечников без чети, а вровно иметца пятнатцать поперечников, итого сто восмьдесят десятин; да дубровы пашенные полтретья длинника, пятнатцать поперечников, итого тритцать семь десятин с полудесятиною». Стоит отметить, что фонд казенных угодий по Ногайской дороге составлял 30,1 % от общих землевладений.


Новая и точная карта реки Волги. На основе карты А. Олеария. Издана мастерской И. Янссониуса – И. Вайсберга. Амстердам. 1682 г.
Источник: 100tatarstan.ru


Ценные сведения об обеспеченности поместьями служилых татар Среднего Поволжья содержатся в «Писцовой книге деревень и земель служилых татар Ногайской дороги Казанского уезда, составленной Семеном Волынским». Книга хранится в РГАДА среди архивных документов поместного фонда. В названии дела присутствует год составления документа – 1678. Однако, анализ каллиграфии и содержания текста позволяет утверждать, что документ написан не позднее середины XVII в. Подобного мнения придерживается исследователь Рамиль Васильевич Кадыров. В книге перечислены помещичьи дворы, указаны размеры жеребьев.

Кроме того, приведены данные с письма и дозора Ивана Болтина 1602–1603 гг., которые позволяют проследить переход поместий и изменение размеров землевладений. В описании земель Волынского по Ногайской дороге часто встречаются пустоши, о чем свидетельствуют названия селений – «деревня, что была пустошь Чандырево», «деревня, что была пустошь Култук-Укреч» и т.д.

Почему появлялись пустоши

По мнению Перетятковича, появление пустошей было следствием дробления жеребьев и раскинутости их в разных местах. В случае незначительного количества пахоты и сенокоса, помещик мог быть не заинтересован в ведении здесь хозяйства, если в других местах были более значительные и выгодные жеребья. Освободившиеся земли могли быть переданы в жеребей новому помещику. Например, «в деревне Кульчук в порозжих землях жеребей, что был за служилым за Енибеком Кутлусыбаевым. И Енибек вышел по Арской дороге в ясачную деревню в Темерши. И о том жеребью бил челом государю царю и великому князю Борису Федоровичу всея Руси служилый татарин Янсара Тохтаров. И по ево, Янсарину челобитию и по памяти дьяка Петра Минулина велено того жеребья дозрить и измерить».

Другим распространенным явлением было наличие беспоместных служилых татар. «В деревне Куюк неверстанные Тямейко да Байка да Утейко десять лет да Мамедешко семи лет да Маметкулко четырех лет Ишкеевы дети а пашню пашут и сено косят из найму а в сказках написано что живут они на дворе у дяди своего у ясачного чювашенина у Кулманайки Досаева и поместья за ними нет. В той же деревне служилый татарин Шигайко Янбулатов. Живет у брата своего у чювашенина у Акаметка Янбулатова на дворе в своей избе. А поместий за ними нет».

Таким образом, на основе писцовых описаний Ногайской дороги, Казанской дороги прослеживается высокая степень дифференциации служилых татар. Для укрепления власти и недопущения экономического роста феодалов русское правительство намерено сохраняло низкие поместные оклады (менее 25 четв. пахотной земли), которыми владело большинство служилых татар. С этой же целью формировалось и поддерживалось сословие служилых новокрещен.

Представители бывшей элиты, составляя небольшую часть этносословной группы, со временем лишались своего привилегированного положения и растворялись среди рядовых служилых людей с небольшим поместным окладом. Вотчинное землевладение было полностью заменено поместным. Более того, царская администрация дробила жеребья в одном селении, смешивала землевладения служилого и ясачного населения, а также практиковала раздачу поместий феодалу в разных местах. Такая политика не могла не привести к ухудшению социально-экономического положения служилых татар, которое фактически ничем не отличалось от уровня жизни тяглого населения.



Из сборника «Система землевладения и социальные категории населения Волго-Уралья и Западной Сибири XVI–XIX вв». Вып. 1. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2021. – 448 с.