Какие традиции чтения Корана были у татар и башкир?

Сотрудник Государственного института искусствознания (Москва) Зиля Имамутдинова, изучая формы публичного чтения Корана у российских мусульман, пришла к выводу, что татары и башкиры делали это в одной традиции. «Миллиард.Татар» публикует статью исследователя с небольшими сокращениями. 

Коран объединял татар и башкир

Вопросы публичного чтения Корана (как и другие формы с точки зрения их задач в религиозной жизни) в традиции мусульман – татар и башкир в современных публикациях не затрагиваются.

Важно указать, что в отечественной науке напевное чтение Корана татар и башкир, как и религиозная традиция в целом, обычно изучается раздельно. В этом проявляется следование заложенным в советские времена принципам территориального разделения при изучении разных сфер.

Хотя в дореволюционный период в классических историко-биографических трудах богословов Ш. Марджани и Р. Фахретдина, дающих представление о религиозной деятельности мусульман в крае в период с конца XVIII по начало XX веков, такого разграничения не было. Этническая принадлежность того или иного священнослужителя в этих работах обычно отмечается (татарин, башкир), при этом традиция чтения Корана двух народов оценивается как единое стилевое явление.

Видимо, неслучайно в опубликованной в первое советское десятилетие работе Д. Валидова подчеркивались духовное единство и близость культур двух народов как результат особенностей территориального расселения (в прошлом существовали как автономная, так и смешанная формы вследствие миграций) и хода исторических событий.

Единство традиции

Многолетняя полевая деятельность обеспечила автора работы богатым материалом, подтверждающим факт стилевого единства напевного чтения Корана татар и башкир. (В последние пять лет в поездках были охвачены показательные в плане оживления религиозной жизни деревни Татарстана, Башкортостана, Чувашии, Мордовии, а также Оренбургской, Курганской, Пермской, Пензенской и Нижегородской областей с татарским и башкирским населением.) Это подводит к использованию этно-регионального метода в данном исследовании.

Чтение Корана выступает религиозной обязанностью и важнейшей формой поклонения у мусульман. В Коране и хадисах говорится о непреложном значении молитв для богобоязненных, обеспечивающих лучший удел в настоящей и будущей жизни.

Мелодические особенности и в целом стилистика коранического чтения зависят от целого ряда факторов: профессионализма чтеца (означая владение искусством собственно чтения, знание языка, толкований Корана, науки кира’атов – канонизированных версий чтения и использование макамов как ладо-интонационной, этно-региональной принадлежности, обуславливающей мелодическую специфику коранических напевов), музыкальной одаренности, возраста, личных пристрастий и сиюминутного состояния чтеца, а также от поставленных целей и форм религиозной практики. Однако исходно мусульмане должны, в силу своих возможностей, руководствоваться нормами ат-таджвида – чтения Корана.

Ориентир на арабский стиль

В коранической суре 75 «Воскресение» в аяте 18 содержится призыв, неукоснительно, в понимании самих носителей традиции, соблюдаемый всеми: «И когда мы читаем его, то следуй за его [пророка] чтением». Это предписание детализируется в хадисе знаменитого мухаддиса (хадисоведа) имама Мухаммада ибн Исмаила ал-Бухари: «Сообщается, что в ответ на вопрос: “Как читал [Коран] пророк?” Анас Бин Малик сказал: «Он удлинял [определенные звуки])”, после чего прочитал: “Би-сми-Лляхи-р-Рахмани-р-Рахим” [С именем Аллаха Милостивого, Милосердного], – протяжно прочитав слова “Би-сми-Лляяхи”, и слово “ар-Рахмаани”, и слово “ар-Рахиим”». Это обнаруживает обязательность следования при импровизационном в своих основах мелодическом чтении Корана правилу мад (продления харфов – звуков), создающему ситуации для введения бόльших или меньших по протяженности мелодических распевов.

В целом в плане мелодики чтения Корана российские мусульмане – татары и башкиры, как и весь исламский мир, исторически ориентируются на арабский стиль, исходя из хадиса: «Читайте Коран на мелодию арабов…» (в передаче ат-Табарани). Наибольшую мелодическую развитость в арабских странах обнаруживает египетская традиция чтения Корана, опирающаяся на ладоинтонационные принципы, утвердившиеся в системе макамов – раст, нахаванд, хиджази, сика, сегах, байати.

«Макамная» традиция чтения Корана у татар и башкир в советские десятилетия была утрачена

Это может обнаруживаться в кораническом чтении в мелодически умеренном стиле мураттал, как и мелодически развитом – стиле муджаввад. Чтение Корана в стиле муджаввад несет особую драматическую выразительность, связанную с использованием нетемперированной интервалики, присущей макамным структурам, например, в три четверти тона (в противовес полутонам и тонам в традиционном европейском музыкальном строе). В связи с чем расстояние между звуками в чтении может быть близким к одной трети, одной четверти тона и даже меньшим расстояниям.

Обычно в начале и завершении мелодических построений чтецы используют макам байати, что перенимается в процессе обучения за рубежом носителями разных этнических традиций. К примеру, на это правило ориентируется хафиз Мухаммад Назаров (1996 г.р., г. Фархор, Таджикистан), знаток макамов (как и трое других его братьев), совершенствовавший свое искусство мелодизированного чтения Корана в стиле муджаввад у сирийского шейха в Каире.

«Макамная» традиция чтения Корана у татар и башкир в советские десятилетия была утрачена (тем не менее, о ее давнем существовании свидетельствуют исторические документы, прежде всего работы Ш. Марджани и Р. Фахретдина, а также бытование среди мусульман края понятия «макам», хотя, зачастую, и с неточными смыслами). Однако в настоящем эта стилистика активно восстанавливается благодаря обучению российских мусульман в исламских странах Ближнего Востока. Укрепление арабского стиля в коранической традиции происходит на фоне бытования напевного чтения на «боронгы макам» (старинный напев), воплощающего представления об исторически едином стиле чтения Корана этих народов.

«Татарский макам»

Имеющая место стилевая общность двух традиций находит также выражение в понятии «татарский макам», распространяемом и на чтение Корана башкир (понятие «башкирский макам» используется редко). Это фактически фиксирует опору на пентатонику – пятиступенную ладоинтонационность, типичную для народного музыкального мышления. При этом носители традиции отмечают некоторые особенности в напевном чтении Корана у каждого народа, фиксируя слухом, прежде всего, наличие большего или меньшего акцента как следствие различий в фонетическом строе двух языков. В определенной мере чтение Корана несет на себе стилевые признаки фольклорных пластов, обнаруживающих как сходство, так и своеобычность у родственных народов.

Столь детальный звуковысотный анализ оказывается возможным благодаря использованию компьютерной программы SPAX (разработана кандидатом технических наук, зав. кафедрой музыкально-информационных технологий А.В. Харуто МГК им. П.И. Чайковского).

Например, башкирские «оҙон-кɵи» – долгие, протяжные с распевами кюи (мелодии) отличает больший диапазон мелодико-импровизационного развертывания при той же, как и в татарских «озынкɵях» (фонетическая версия слова), опоре на пентатонику.

Молодые имамы следуют за арабским стилем

Необходимо подчеркнуть, что если арабским стилем владеют более молодые имамы, то этнорегиональной стилевой манере в напевном чтении Корана следуют в большинстве случаев священнослужители и обычные верующие более старшего возраста. Чтение сур Корана лежит в основе пятикратного намаза, коллективного (джума) намаза по пятницам и других праздничных служб, рамадана (дополнительных молитв в дни поста, когда в течение месяца прочитывается весь текст), религиозных ритуалов внутри семейного цикла (никаха и др.), разных видов публичного чтения, совершаемого в мечети либо в огромных концертных залах при большом скоплении верующих, а также хатма – чтения всего Корана в связи с разными жизненными обстоятельствами верующих.

На каждую из форм чтения Корана налагаются свои функции, в определенной степени обуславливающие стилистику. Задачи суточного молитвенного цикла – обращение с мольбой к Всевышнему, пробуждение чувства связи и зависимости от Его воли. Каждая молитва включает обязательную суру «Фатиха» («Открывающая», первая в Коране), дополняемую другими на выбор. В отдельных случаях верующие вводят в намаз (молитву) новые суры или группы аятов в процессе заучивания, повторяя их изо дня в день, пока не будет достигнут необходимый результат.

Зависимость от размера мечети

Коллективное (мысленное, вслед за священнослужителем) чтение Корана в праздничном намазе – по пятницам или в особые дни мусульманского календаря – должно усиливать религиозные чувства и обеспечивать новой информацией благодаря проповеди имам-хатыба. Участие в коллективных молитвах сопровождается упованиями верующих на вознаграждение в этой и будущей жизни (обещанными в преданиях, указывающих на желательность посещения мечети и участия в религиозных действах); одновременно это дарит ощущение приобщенности к умме и ведет к особой социализации, представляя собой своего рода «выход в свет религиозного сообщества».

Мелодизированное чтение Корана крайне вариативно. С этой точки зрения служба в мечети дает ориентацию на определенный стиль интонирования. Чем вместительнее мечеть, тем большее количество молящихся может перенять манеру чтения имама, ведущего службу. Это происходит в том случае, если звучание коранического Слова отвечает религиозно-эстетическим ожиданиям и способно воздействовать на души присутствующих.

«Я сам на себе чувствовал такое влияние чтения Корана»

Гордий Саблуков – известный казанский миссионер и востоковед, автор перевода Корана, сохраняющего и сейчас свое научное значение, писал в XIX столетии: «Ученый имам, чем лучше имеет голос, чем более ясным владеет органом произношения, чем искуснее умеет разнообразить свои напевы соответственно различному стопосложению стихов, им декламируемых, тем сильнее он действует на слушателей. … Мулла приводит своих прихожан в умиленное положение, погружая в глубокое внимание, возбуждая вздохи от сердца, хотя слушатели его, как я знаю, не могли понимать его звучных консонансов: ибо в арабском языке не имели такого познания, какое потребно, чтобы понимать произносимое на чужом языке. Я сам на себе чувствовал такое влияние чтения. В 1845 году, в августе месяце я был в соборной мечети села Пенделки в Кузнецком уезде. Имам оной Меджеб мулла изменял свой напев, переходя от простейшего к красивейшему. Слушатели его, кажется, чувствовали удовольствие такое же, какое европеец испытывает под влиянием волшебных звуков Россини, Бетховена».

Суданский напев похож на татаро-башкирский

Примечательно, что служба в мечети при необходимости может быть доверена любому знатоку Корана из членов религиозной общины, а также авторитетному священнослужителю, прибывшему из других мест, в том числе из-за рубежа. Так, 22 мая 2017 года в рамадан в Московской Соборной мечети таравих намаз вел известный суданский имам аз-Зейн Мухаммад Ахмад, прибывший по приглашению Духовного управления мусульман. Его выразительное чтение особенно запомнилось присутствующим: сура 19 «Марьям» была прочитана им в ускоренном темпе на разные арабские макамы, включая суданский, как оказалось, интонационно схожий с традиционными напевами чтения Корана татар и башкир.

Особые функции в современном исламском мире налагаются на публичное чтение вне мечети, фактически разделяющееся на четыре вида. Первый представляет собой чтение Корана, призванное предварить официальное или частное мероприятие. В исламских странах и мусульманских сообществах в поликонфессиональных государствах практически любое событие может иметь такое начало, указывая на богоугодность действия и настраивая присутствующих на торжественный лад. Чтение Корана в таких случаях поручается лучшим знатокам своего дела.

Заслушивание Корана

Другой вид публичного чтения связан с чтением прежде всего арабских курра’ (чтецов), получивших мировое признание, совершающих поездки по разным странам и собирающих многотысячные аудитории. Среди них – выдающийся египетский чтец XX века шейх ‘Абд ал-Басит ‘Абд ас-Самад (1927–1988 гг., Каир, Египет), его ученик ‘Абдурахман Саадиен (1960 г.р., Кейптаун, ЮАР), а также другие хафизы, демонстрирующие высочайшее искусство мелодизированного чтения Корана.

В их интерпретации коранические строфы превращаются в риторически яркие музыкальные высказывания. Им присущи опора на макамные ладоинтонационные модусы, вариантные повторы важнейших в смысловом отношении фраз и аятов, максимальное расширение звукового диапазона (доходящего до двух с половиной октав) в движении к звуковой кульминации. Такое чтение выражает в звуке вероучительные положения о неподражаемости Корана, формулируемые в средневековой теории и‘джаз ал-Кур’ан. В России на сегодняшнем этапе такого рода практика не осуществляется.

Эволюция конкурсов

Следующий вид публичного чтения реализует себя в рамках конкурсов чтения Корана, широко устраиваемых в исламе (навыки к этому прививаются уже в раннем детстве). В рамках масштабных международных конкурсов, проходящих, как правило, при огромном количестве слушателей, предоставляется возможность чтения Корана, с одной стороны, тем, кто претендует на победу и стремится продемонстрировать достигнутый уровень профессионализма, а с другой – курра’, известным в исламском мире и приглашенным для выступления в финальной программе. Эти выступления знакомят с разными традициями коранического чтения, расширяя представления о существующих стилях и порой подталкивая к смене стилевых ориентиров в своем чтении.

Особую роль у российских мусульман играет Московский международный конкурс чтецов Корана, организуемый Духовным управлением мусульман РФ. Начав в статусе всероссийского, конкурс со временем стал международным, расширяя из года в год географию участников и их количество, как и предъявляемые к ним требования. Участники первых в России конкурсов в 1990-е годы соревновались в чтении нескольких джузов Корана, большей частью не обладая необходимым знанием заложенных в нем сакральных смыслов. Это было следствием особенностей того исторического периода в жизни российских мусульман, связанного с возрождением ислама, восстановлением и закреплением первичных религиозных знаний у верующих.

Таджикская манера чтения

Нельзя не обратить внимание на то, что во всех этих случаях речь идет о носителях традиции чтения Корана, получившей особое развитие в Таджикистане. Эти хафизы уже имеют опыт участия в международных конкурсах чтения Корана за рубежом и отмечены наградами в разных странах. В то же время в состав жюри конкурса, куда, например, в 2018 г. были включены известные курра’ из Индонезии, США, ОАЭ, Кувейта, входит почти из года в год муфтий Пензенской области Ислам Дашкин, зарекомендовавший себя в качестве знатока в этом направлении и имеющий соответствующий международный сертификат.

Также нередко и детские мероприятия включают в свою программу, наряду с конкурсом чтения Корана, номинации на знание основ ислама, чтение проповеди (хутбы), исполнение религиозных напевов (мунаджатов). Пример – «Шэкертлэр бэйрэме» («Праздник шакирдов»), устраивающийся в последние числа июля в течение десяти лет священнослужителями Москвы братьями Ринатом и Ильдаром Аляутдиновыми в деревне Сафаджай (откуда они родом) Нижегородской области.

Татарстан, возродивший османскую традицию

Еще один вид публичного чтения Корана в России связан с проектами, выделяющимися с точки зрения длительности звучания. Особое место в этом плане занимает практика чтения Корана с онлайн-трансляцией, предпринятая с 2015 года в мечети «Кул Шариф» в Казани и Белой мечети в Булгаре в Татарстане.

В одном случае это происходит круглосуточно, с перерывом только на обязательные намазы, в другом – ограничивается дневным временем (продолжаясь с 9 до 17-ти часов). Это чтение поручается хафизам, периодически сменяющим друг друга, что дает присутствующим возможность ознакомиться со стилистически варьируемым чтением в стиле мураттал. Такого рода чтение было введено в практику в Стамбуле, где хатм (поочередное чтение сур Корана) в знаменитом дворце Топкапы длится уже четыре столетия. Однако в понимании арабов-богословов эта практика является новшеством, которое может оспариваться.

Источник: «Зрелищные искусства: контакты и контексты: Сборник статей и эссе»
Фото: архив ИА "Татар-информ"