Казань глазами соратника Шамиля: «Не встречал людей, подобных этому народу в деле богослужения»

Исследователи из института истории Марджани и Института истории, археологии и этнографии Дагестанского федерального исследовательского центра РАН опубликовали письмо сосланного в Казань члена шуры Имамата (т.е. совета при имаме Шамиле) Цикъилазула Мухамадила Багармеседа (1831 – ок. 1885 гг.). «Миллиард.Татар» предлагает познакомиться с текстом письма. 

Говоря о связях Казани с Дагестаном и имамом Шамилем, часто вспоминают особняк «Дом Шамиля» на ул. Тукая, яркую достопримечательностью Старой Татарской слободы (ныне в нем размещается музей Габдуллы Тукая). Его построил почётный потомственный гражданин Казани, купец первой гильдии, миллионер Ибрагим Исхакович Апаков и передал в качестве свадебного подарка своей единственной дочери Бибимарьямбану, вышедшей в 1884 году замуж за генерала Мухаммед-Шафи Шамиля, третьего сына имама Шамиля.


Однако в Казани жили и другие сосланные соратники имама Шамиля. 

Любопытный документ (письмо одного из них) был обнаружен сотрудниками Института истории, археологии и этнографии Дагестанского федерального исследовательского центра РАН во время экспедиции в село Нукуш.
О чем же писал ссыльный горец из Казани?

Письмо Баармеседа из ссылки на родину (1882 г.)

«С именем Аллаха, которое является самым лучшим его именем К всем его домочадцам и к почтенному брату Хаджу и его семье. Мир вам. Пусть Всевышний Аллах будет с вами и приведет и вас и нас к цели, ради достоинства лучшего из творений, раба Господа, которому поклоняются. Амин. А затем. Знайте, я нахожусь в здравии и благополучии и сохранности от всех бед и невзгод и прочих напастей. Я прошу у Господа всего сущего лишь смерти на вере и встречи с вами в лучшем состоянии.


Эдвард Турнерелли. Татарская соборная мечеть в Казани (Апанаевская мечеть). 1839 год. Фото: https://oldgravura.ru/


Я нахожусь в Казани, самом большом из мусульманских городов.

Я постоянно совершаю коллективные и пятничные молитвы. Ни во времена шариата (имамата), ни после, я не встречал до сих пор, людей, подобных этому народу в деле богослужения. Все молитвы, которые совершаются даже малыми детьми, соответствуют Корану, и совершаются с чалмой на голове. В благодатных мечетях они не разговаривают и общаются только знаками. Они праведны и благочестивы, богаты настолько, что мы не можем сосчитать их имущество.

В их городе 13 мечетей, в которых они совершают пятничные и коллективные молитвы. В примечетских комнатах располагаются студенты, изучающие благодатные науки. В одной из примечетских комнат находится великий ученый Абдул Аллам (Абдулгаллям б. Салах аль-Казани, имам и мударрис 2-й Соборной мечети Казани (Апанаевской) с 1880 г. – ред.), да возвысит Аллах его степень, и там всегда затоплена печь. От нее исходит такой жар, что в комнате можно находится только в исподнем. Вот такая у них мечеть.


Апанаевская мечеть


Сбоку примечетских комнат находится уборная и место совершения омовения. Все они отапливаются. Там же из стены выходит вода, и людям не приходиться ходить далеко. Хвала Аллаху, который поместил меня в это место, после того как я пребывал в самом худшем месте.

У меня есть друг и помощник из других [высланных] мужчин – Нурмухаммад сын Хидали ат-Телетли. Между нами такая связь, какая бывает между родителями и детьми. Это есть милость и благодетельство со стороны Господа всего сущего. Возможно, мы останемся в этом благодатном городе Казань, пока не пройдет один весенний месяц…

Я не встречал до сих пор, людей, подобных этому народу в деле богослужения... Они праведны и благочестивы, богаты настолько, что мы не можем сосчитать их имущество…

И вам передает приветствие наш друг Нур Мухаммад... И я отправил тебе Коран вместе с Хафсат. Я не знаю дошел он до тебя или нет. Если вы известите меня об этом, то я буду доволен.…

Затем. И приветствия всем любимым родственникам, соседям, всем односельчанам, богословам, паломниками другим. Я завещаю вам делать дуа за меня. И я, Баармесед, находящийся на чужбине. Написано 10 сафар 1300 г.х.» (20 декабря 1882 г.).


Подробнее см: Хапизов Ш.М., Абдулмажидов Р.С. Сельская община Нукуш в XII – ХХ вв. (Историко-документальное исследование). – Махачкала, 2021. – 264 с.


Баар-Месед ал-Ири (Ирибский)

Цикъилазул Мухамадил Багармесед (1831 – ок. 1885 гг.), житель сел. Ириб. Известный алим, служил письмоводителем Тленсерухского наибства, наиб Боханадальского наибства в 1877 г. Член шуры Имамата (т.е. совета при имаме Шамиле) 1877-1878 гг. За участие в попытке восстановить Имамат в 1877 г. был сослан в ссылку во внутренние губернии России под надзор полиции, где и умер около 1885 г. Баармесед из Ириба сохранился в народной памяти как один из «хороших для народа», милосердных к простым людям наибов второй половины XIX в.


Источник материала: канал «Татарский мир»