Лидер Конгресса татар Башкортостана: «Если бы перепись была в апреле, потеряли бы много татар»

Как живут татары в Башкортостане? Почему в соседней республике татарских школ становится меньше? С какой целью предпринимаются попытки записать представителей татарской национальности башкирами? Об этом — гости рубрики «Җанисәпле сөйләшү», посвященной Всероссийской переписи населения-2021.

Лидер Конгресса татар Башкортостана: «Если бы перепись была в апреле, потеряли бы много татар»

На вопросы ИА «Татар-информ» ответили председатель Исполкома Конгресса татар Башкортостана Загир Хакимов и руководитель проекта «Татар кызы» Залия Ахунова.

В Башкортостане количество татарских школ сокращается


— Как поживают татары в соседней республике? 

Загир Хакимов: Хорошо поживают. Татар в республике больше миллиона. Мы себя считаем сильным народом. Поэтому жаловаться было бы неправильно. Если говорить о социально-экономическом положении людей, то здесь у нас все так же, как и в других регионах. А если взять национально-культурную жизнь, то, к сожалению, дела идут не очень хорошо. Я уже тридцать лет занимаюсь этими вопросами, и все изменения происходят у меня на глазах. Например, сколько было у нас в республике татарских школ… Их число уменьшается. Картина совсем не радостная.

Фото: Рамиль Гали


Закрылись передачи на татарском языке на телевидении. Вопрос создания татарского театра кукол или молодежного театра так и остается нерешенным. Хотя это очень важно — воспитание на родном языке надо начинать с малых лет. 

Но в то же время у нас есть татарские театры в Уфе, Туймазах. Выходят две республиканские газеты на татарском языке. На фоне других регионов это довольно сильные ресурсы. Поэтому, как в известном случае со стаканом воды, кто-то скажет — наполовину полный, а кто-то — наполовину пустой. Так же и татарами Башкортостана — если и положительные моменты, и недостатки.

— Мы привыкли говорить о вековой дружбе татар и башкир, что Башкортостан — братская Татарстану республика. На официальном уровне все вроде бы хорошо, руководители наших республик открывают памятники культурным деятелям: в Казани Мустаю Кариму, в Уфе Габдулле Тукаю. Но, как вы говорите, проблемы у татар в Башкортостане есть, количество татарских школ сокращается, театр не открывают и так далее. Можно ли говорить о притеснении татар в Башкортостане, ущемлении их прав?

Если взглянуть в историю, с 1937 года по, если не ошибаюсь, 1979 год, в Конституции Башкортостана татарский и башкирский язык упоминались как равноправные, они оба имели официальный статус. Но после событий 80–90-х годов статус татарского языка в республике был утерян. Сейчас, как я уже говорил, у языка миллионного татарского населения Башкортостана нет никакого статуса. Если бы татарский язык, как башкирский, имел статус государственного языка, это дало бы очень много возможностей для его сохранения и развития. В тех же средствах массовой информации, на телевидении татарские передачи были бы обязательными. А сейчас иногда даже на татарских мероприятиях нам приходится слышать претензии: «Почему ведете на татарском? Почему не на государственном языке? Это официальное мероприятие, вы должны говорить на официальном государственном языке».

Незащищенность татарского языка затрагивает и школы. Как уже сказал, сокращается объем преподавания татарского. Татарский идет только в рамках предмета «родной язык». В то же время школы сейчас начинают выбирать программы, в которых нет этого предмета, получается, даже такая возможность для наших детей недоступна. Если бы статус языка был защищен, то и нам было бы удобнее работать.

«Если башкир всего 10–15 процентов, какая же эта национальная республика?»


— В Башкортостане, как и в Татарстане, открываются полилингвальные школы. Изучение нескольких языков, в том числе иностранных, — своеобразный тренд в образовании в наших республиках. Но в то же время, получается, миллионное татарское население Башкортостана не имеет возможности изучать в школе свой родной язык, а руководство Башкортостана не создает для этого условий?

Думаю, что это в некоторой степени связано с историей. Один из основателей Башкирской республики Ахметзаки Валиди был против включения Уфимской губернии в Башкортостан. Он говорил: «Башкирия для башкир». Кому-то это кажется неприемлемым. Но, на мой взгляд, это было правильно. Потому что здесь речь идет о изначальных границах, «малом Башкортостане». Около 90 процентов населения этой территории были башкиры. В то время это была верная мысль. Потому что с присоединением Уфимской губернии с преобладанием русского и татарского населения башкиры могли затеряться среди других народов.

По данным переписи 1979 года, русские в республике составляли большинство, затем идут татары и только на третьем месте — башкиры. Татар 1,1 миллиона, башкир около 0,9 миллиона. И даже из этих 900 тысяч 300 тысяч своим родным языком указали татарский. К примеру, в Илишевском районе 18 тысяч населения, из них 9 тысяч — башкиры, и 8 тысяч из них родным языком указали татарский, и только 1 тысяча башкир считали своим родным языком башкирский. Возможно, цифры привожу неточные, но я хочу обозначить ситуацию. Думаю, эта проблема была заложена еще при образовании республики.

Прошла перепись 2002 года — и теперь уже башкиры оказались на втором месте по численности. Для чего это делается? Надо смотреть на политической плоскости. Иногда в разговорах с лидерами башкирских общественных организаций мне прямо говорят: «Если мы, башкиры, станем лишь третьими, то нас могут ликвидировать как национальную республику. Как это — республика башкирская, а считающийся титульным башкирский народ только на третьем месте. Как же Башкортостан будет национальной республикой, если башкир всего 10–15 процентов?» Вот этот страх потерять республику толкает определенные силы применять политические приемы, разные средства для увеличения численности башкир.

— Но ведь тем интереснее получилось бы… Национальная республика, где титульная нация по численности уступает, — это как минимум необычно. Такого нигде больше нет. А не боятся сторонники увеличения числа башкир за счет татар, что в какой-то момент последние, не желая записываться башкирами, возьмут и переедут в Татарстан?

Как сказать… Можно такое говорить или нет… Все равно хочу сказать. Если мы, как вы говорите, уедем в Татарстан… Наши предки похоронены в Башкортостане. У меня в родной деревне могилы нескольких поколений. Если мы уедем, то уйдем вместе с нашей землей. Невозможно уйти, бросив могилы наших предков. Это — наша земля.

«Служить нации — дело благородное»


— Залия ханум, вы руководитель проекта «Татар кызы», наверняка сталкивались с проблемами, связанными с организацией подобных мероприятий. Или именно в этой сфере татарской национальной жизни все хорошо и можно приводить ее как положительный пример?

Залия Ахунова: Я уже полжизни занимаюсь этим проектом, также была членом татарских организаций, возглавляла Союз татарской молодежи «Азатлык». Сейчас являюсь заместителем руководителя организации татарских женщин «Ак калфак». В Башкортостане организация объединяет 56 филиалов в городах и районах республики. Работаем не только с женщинами старшего поколения, но и детьми школьного возраста, и даже с малышами. Наши филиалы занимаются популяризацией татарских национальных традиций, организуют ансамбли, шьют национальные костюмы. Сотрудничаем с представителями мусульманского духовенства. Объединение религиозной и национальной сфер делает организацию еще сильнее.


Я большим уважением отношусь к деятельности «Ак калфак». Они работают не только по всей республике, но и с другими регионами. Несправедливо думать, что это какой-то междусобойчик и что они тем только и занимаются, что рассылают благодарственные письма. Идея намного глубже. На самом деле служение нации — дело благородное. Надо работать и стараться сделать еще больше.

Были разные времена… Несмотря на трудности, работа не останавливается. Это и правильно — когда человек не опускает рук, старается, искренне желает, то перед ним открываются все двери.

Более двадцати лет сотрудничаю с радио, веду передачу «Бэхет ачкычы» («Ключ к счастью»). У нас в эфире побывали многие известные люди, истинные патриоты нашего народа. Я склоняю голову перед каждым, кто трудится во благо народа. Какие бы мероприятия ни делались, собрания, съезды — все это нужно и полезно.

Проект «Татар кызы» стартовал в 1992 году. Я пришла в 1996 году. Конкурс охватывает все районы, села Башкортостана. В финал проходят победители районных этапов. Это очень красивый конкурс. Он пропагандирует историю, культуру, родной язык, наши традиции. Здесь не как в обычных конкурсах красоты, девушки не обнажаются для сцены. Я всех участниц люблю, они для меня как родные дети. Они все такие талантливые, умелые. Мы раскрываем в них лучшие качества женщин. Для самых маленьких проводим конкурс «Татар кызчыгы» («Татарская девочка»). Кому-то все это может показаться несерьезным, но кто-то скажет, что делаем большое дело.

— Недавно в Башкортостане из-за коронавируса ввели ограничения на проведение массовых мероприятий, в том числе появилась информация об отмене концертов артистов из Татарстана. Некоторые эксперты уверены, что это сделано по политическим причинам. Есть основание так считать?

Загир Хакимов: Пожалуй, здесь не стоит искать какую-то подоплеку. Это действительно связано с пандемией. Мы тоже, устраивая свои мероприятия, в первую очередь думаем о здоровье людей. Обнадеживает то, что число заболевших постепенно снижается, началась вакцинация.

Перенос переписи на осень нам даже более выгоден. Если бы она проходила весной, по объему принятых мер мы уступили бы тому же Курултаю башкир. Пока наши мероприятия охватывают только активистов, а они и так все понимают, их агитировать не надо. Они запишутся татарами. Мы не успели дойти до районов, сёл. Если бы перепись была в апреле, из-за этой недоработки мы потеряли бы довольно много татар. Но впереди лето, мы планируем проводить встречи, вести разъяснительную работу среди татарского населения республики.

Я хотел бы высказать слова благодарности Рустаму Нургалиевичу Минниханову. В последнее время еще больше ощущается его поддержка. Два года назад в рамках празднования 100-летия Башкортостана у нас состоялась встреча с Рустамом Миннихановым. Мы просили Президента Татарстана открыть у нас в республике представительство РТ. И действительно, в прошлом году представительство открылось. Сегодня там работает пять человек. Большое спасибо Татарстану!

— Залия ханум, вы как женщина, как мама троих детей на своем опыте знаете, как важно в семье воспитать любовь к родному языку, уважение к традициям. Согласны, что за сохранение языка в первую очередь отвечает семья?

Залия Ахунова: В семье мы используем татарский язык. Но наши дети учились не на татарском языке и росли на русскоязычных мультиках. С мужем мы мечтали снять мультфильм о татарской правительнице Сююмбике. Есть мультфильм и фильм о героине китайских легенд Мулан — отвага этой девушки восхищает наших детей. Но ведь Сююмбике — такая же отважная, сильная женщина. Надо бы показать это нашим детям. Чтобы они так же восхищались нашей национальной героиней, хотели быть похожей на нее.

Стараемся, чтобы дети знали свою религию, водим их в мечеть. Они должны знать арабский, правильно читать молитвы. Стараемся дать им нравственные ориентиры, вложить в их сердце веру. А что касается языка в семье, то скажу так: хоть и говорят, что нельзя ответственность перекладывать на государство, но учиться дети все равно должны на своем родном языке.


«Литературный татарский ребенок может изучить только в школе»


Загир Хакимов: Обучение языку должно начинаться в детских садах и потом продолжаться в школах, высших учебных заведениях. Нельзя надеяться только на семью. Да, в семье язык тоже можно дать, но хорошему, красивому литературному языку ребенок научится только в школе.

— В завершение нашей беседы что бы вы хотели сказать татарам в Татарстане и Башкортостане, двум братским народам?

Загир Хакимов: В этом году 16 августа исполняется 30 лет соглашению между Татарстаном и Башкортостаном. Две республики договорились оказывать всестороннюю помощь в деле сохранения и развития татарского языка, культуры в Башкортостане и башкирского — в Татарстане. Мы хотели бы, чтобы школы двух республик находились в прямой связи друг с другом. В таком случае учителя могли бы обмениваться опытом, делиться методиками преподавания татарского языка. В договоре говорилось об обязательствах Татарстана проводить у себя мероприятия на башкирском языке. Однако на съезде башкирского курултая звучал упрек в адрес Татарстана, что в Башкортостане обучающие татарскому языку школы есть, а в Татарстане школ с изучением башкирского языка нет. Насколько верно такое утверждение, я не знаю.

Часто приходится слышать: «Татары и башкиры — крылья одной птицы». Чтобы птица могла летать, эти два крыла должны быть равные. Если одно крыло больше и сильнее, а другое — слабее, птица не взлетит. Поэтому желаю нашим народам равенства и дружбы.

Залия Ахунова: У нас общая земля, одна религия. Башкирский язык мы понимаем без словаря. Нам надо вместе дружно жить, работать! Наш Башкортостан — край с чудесной природой, люди — талантливые, открытые, доброжелательные. А в Татарстане умеют красиво преподносить достижения. Мы можем многому друг у друга научиться. Надо помогать, поддерживать друг друга, ходить в гости, соревноваться в лучших делах и по-доброму, без зависти и негатива. 

Адель Ахметзянов

 

Материал sntat.ru