Лидер татар Чувашии Хайдар Сафиуллин: «У нас численность татар растет»

Председатель Национально-культурной автономии татар Чувашии рассказал ИА «Татар-информ» о настроениях местных татар перед переписью.

- Хайдар Абдулбариевич, мы знаем, что в Чувашии в основном живут татары-мишаре. Кем они запишутся во время переписи? Имеются ли с чьей-либо стороны попытки уговорить их записаться мишарами?

- По итогам прошлой переписи, в Республике Чувашия проживали более 36 тысяч татар. В этом году ожидаем цифру более 40 тысяч. У нас много мусульманских семей, где растут по трое-четверо детей. Комсомольский и Батыревский районы с преимущественно татарским населением сейчас в республике в лидерах по росту численности населения.

Во время прошлой переписи часть татар записались мишарами, а также булгарами. Думаю, нам нужно проводить больше разъяснительной работы, тогда эти татары осознают, что это был ошибочный шаг. Мишарами ведь нас называют только из-за диалектальной особенности языка. В нас течет татарская кровь.

Мы всегда считали себя татарами, только в Казани узнаем, что мы мишаре. Я сам себя с детства ощущаю татарином. В детстве за слова «ты не татарин» мы могли подраться, это было оскорблением.

Мы собираемся вести подготовку к переписи, в том числе с ансамблем «Мишар» объездить татарские села Чувашии, побывать в городах. Хочется донести до татар, что к переписи надо относиться серьезно и что нам важно быть единым татарским народом. Желающих помочь нам в этом деле много.

- Чувашия — один из регионов России, где развита система махалля (мусульманская община. — Ред.). Такие общины играют большую роль в поддержании национальной идентичности татар. Расскажите, как устроены ваши махалля, какие возможности дает подобная форма самоуправления?

- Яркий пример системы махалля у нас в селе Токаево в Комсомольском районе. Считаю, что люди сделали очень правильно — оформили бывшие колхозные земли на мечеть и этими землями управляет общественный совет. Вся работа ведется сообща. Мечеть эти земли сдает в аренду фермерам. В остальных деревнях не смогли своевременно ввести эту систему.

Токаевцы построили прекрасное медресе — гордость местной общины. В селе очень сильны исламские традиции. Лидеры общины грамотные, образованные. Руководитель прихода — Наиль хазрат Ямалутдинов прилагает много усилий, ведет общину по правильному пути.

«Татары Чувашии отличные работники и торговцы»

- Чем занимаются жители татарских деревень?

- Крупное село Шыгырдан в Батыревском районе издавна поставляет мясо в Казань. Большинство жителей — фермеры, кто-то занимается разведением рыбы. Работы там на всех хватает. В Токаево тоже основное направление — скотоводство. Мясо отправляют и в Чебоксары, и в Москву.

- Журналисты «Татар-информа» бывают в татарских деревнях Чувашии. Уже на первый взгляд становится ясно, что у вас татары живут в достатке. В чем секрет?

- Люди сплоченные, поддерживают друг друга. У них нет другого выхода, чтобы сохраниться как единая нация, потому что со всех сторон окружены чувашскими, русскими деревнями. Так шло издавна, и это позволило народу сохраниться.

У нас русские говорят, что татары предприимчивые. Предпринимательство у нас в сознании. Наши татары много работают или же успешно занимаются торговлей — это и есть секрет.

Я сам вырос в Урмаево. В тринадцать лет меня увезли с бригадой строителей, и я объездил многие деревни Татарстана. Строили дома, ремонтировали фермы. На месте никогда не стояли. С тех пор ничего не изменилось. У нас никто не сидит, ожидая зарплату. Построить свой дом и жить в достатке — это в нас заложено. Многие остаются в селе, а сельскохозяйственных земель у нас немного. Поэтому занимаются бизнесом, торговлей.

- Да, заметно, что у татар Чувашии есть особенная коммерческая жилка.

- Как без этого? Чтобы ездить в Татарстан, продавать мясо, строить — везде нужна предприимчивость, надо уметь договариваться. Жизнь сама учит нас быть такими.

«Татарские детские сады есть в каждой татарской деревне»

- Как обстоят дела с преподаванием родного языка в школах?

- В татарских школах татарский язык преподается. Раньше у нас не было татарских методистов. Отправили молодую учительницу на повышение квалификации. Договорились, что по вопросам преподавания татарского языка и литературы будем работать вместе.

Выявилась проблема нехватки учебников татарского языка. По школам собрали заявки на учебники. Узнали цены у издателей в Татарстане. Планируем обеспечить учебниками и пособиями все татарские школы региона.

В каждой татарской деревне у нас есть детские садики, воспитание и обучение детей ведется на родном языке. Село у нас по-прежнему остается местом, которое пополняет татарское население городов. В деревнях дети свободно общаются на родном языке.

- Как решают проблему сохранения языка чуваши? Особенно после 2017 года, после сокращения в школах уроков родного языка. В Татарстане при Президенте создана специальная комиссия. Какие шаги предпринимаются в Чувашии?

- Есть ли в Чувашии комиссия по чувашскому языку — я не слышал. В Чебоксарах тоже стараются вводить меры, применяемые в Казани. Думаю, они в этом вопросе последуют за татарами.

В Чебоксарах большинство населения использует русский. Но в последнее время чувствуется, что чувашский народ больше интересуется своими национальными традициями, пробуждается национальная гордость. Они тоже на примере Казани начинают вести работу в этом направлении.

«Единственная татароязычная газета в плачевном состоянии»

- Какие проблемы сегодня беспокоят татар Чувашии? 

- «Вакыт» — единственная газета, издающаяся на татарском языке, сейчас переживает трудные времена. В штате всего один редактор и один водитель. Одному человеку тяжело полноценно обеспечивать издание материалами. В то же время в Татарстане выходят сразу четыре газеты на чувашском языке. Посмотрел газету «Сувар» — издается на 12 листах в полноцветном формате. В руки брать приятно.

Министр цифрового развития, информационной политики и массовых коммуникаций Чувашии приедет в Казань. Я ему направил вопросы по газете «Вакыт». Надеюсь, посещение министром Казани позитивно отразится на судьбе нашей газеты.

- Мы часто слышим о нарушениях национальных прав татар Башкортостана. Как в Чувашии? Как относятся в Чувашии к татарам? 

- Нам нравится отношение властей Чувашии к татарам. По многим вопросам обращаемся к министрам — никогда не было отказов принять и выслушать. Обсуждали с новым главой республики возможность назвать одну из улиц Чебоксар именем Габдуллы Тукая и вопрос установки памятника народному поэту. Договорились, что улица и памятник появятся, если в Казани одну из улиц назовут именем чувашского просветителя.

«Нужна исходная точка татарской истории»

- Как вы считаете, как татарам в регионах сохранить свой родной язык, какие шаги для этого должны быть предприняты?

- Я много об этом думал. Проблема в том, что у нас нет научного обоснования происхождения татар. Русские ведут свою историю с Александра Невского. Нам тоже нужна исходная точка нашей истории. Конечно, есть отдельные фрагменты, которыми можно гордиться. Было бы хорошо их собрать вместе и показать. Не совсем понятно также, где наше многовековое письменное наследие, записанное на арабской графике. Его надо перевести в кириллицу. Более-менее ясна наша история после революции. А ведь и до этого у нас была богатая история.

- Мне почему-то кажется, что практически нет музыкантов, певцов из татар Чувашии. Это так? Почему, как вы думаете?

- Певцы у нас есть. Фарид Габдуллович (Фарит Гибатдинов (1959-2020), председатель Национально-культурной автономии татар Чувашии. — Ред.) поднял пласт исполнителей. Мы сами удивляемся, насколько талантливые певцы у нас есть в Урмаево. Раньше ведь песня была нужна только на свадьбе, люди не шли на сцену. 

Писатель, драматург Ркаиль Зайдулла — из Чувашии. Мы также гордимся нашими земляками, академиками Хабибом Миначевым, Анвером Фаизовым.

- Хайдар Абдулбариевич, можете сказать, что для вас лично быть татарином?

- Я родился татарином. Это у меня в крови. С детства слушал по радио татарские песни, спектакли. Воспитывался в татарской культуре.

«С Фаридом Гибатдиновым дружили с 1982 года»

- Как идут дела в национальной автономии? В прошлом году ее основатель и первый председатель Фарит Гибатдинов безвременно ушел, его смерть потрясла всю татарскую общественность. Он был настоящим татарским патриотом, человеком активным. Вы хотели написать о нем книгу. На каком этапе работа?

- Книга вышла, была презентация. Что касается автономии, дела идут. Прошло полгода с тех пор, как я принял на себя руководство нашей организацией. За это время было сделано немало. Первой целью для себя я поставил продолжение проектов, начатых Фаритом Гибатдиновым, а вторая — это увековечить его имя.

Первый проект — это Всероссийский фестиваль традиционной культуры тюркских народов «Урмай-Zelide». В прошлом году он сам успел сделать половину работы по фестивалю, в октябре мы провели его гала-концерт. Из-за пандемии он прошел в онлайн-формате. Концерт посмотрели более двух тысяч зрителей. Сейчас мы готовимся к следующему фестивалю, отправили положение организациям. Хотим провести его гала-концерт 29 мая, во время празднования Сабантуя.

Второй наш проект — фестиваль «Кэрван-мирас» («Караван-наследие»), он пропагандирует национальное культурное наследие татар. В 2021 году в ходе форума учителей прошел его первый концерт. Проект будем продолжать. Также хотим провести концерт татарских гармонистов в рамках проекта «Играй, гармонь». Это будет в октябре-ноябре 2021 года.

А что касается увековечения имени Фарида Гибатдинова, то эта работа началась с учений, названных его именем. В первый день учений мы провели научную конференцию в Чебоксарах. Во второй день открыли мемориальные доски в музыкальной школе, где он работал, в Комсомольском районе, и в его родном селе Урмаево, посетили его кладбище, прочитали молитвы. Выпустили книгу из воспоминаний о Фариде Габдулловиче. Пока вышел первый тираж, затем мы книгу будем дополнять текстами докладов, прозвучавших в Гибатдиновских чтениях. В марте мы должны завершить эту работу.

Улицу в Урмаево назовем именем Фарида Гибатдинова. Это уже решенный вопрос. Работаем над тем, чтобы дать его имя школе искусств, где он работал. Была создана комиссия в Комсомольском районе, получено разрешение, прокуратура проверила. Надо еще немного времени, чтобы окончательно решить этот вопрос, хотелось бы это сделать не позднее следующего года.

1 ноября 2020 года прошли соревнования по мини-футболу среди татарских сёл. 14 марта состоялся хоккейный турнир. 28 марта подведем итоги многоэтапного волейбольного турнира.

- Вы были коллегой, соратником Фарида Гибатдинова. 

- Да, мы с ним дружили еще с 1982 года. После армии я помог ему настроить его электрогитару в клубе. Потом мы организовали ансамбль «Лейсан», я был звукооператором, занимался светом. У меня и специальность — инженер по электромашинам, электронике.

Когда я в 2000 году построил мечеть в Москве, Фарит позвал меня сделать то же самое в Чебоксарах. Я был руководителем строительства мечети. После завершения строительства мне поручили управлять мечетью. Так я занялся общественной работой.

В 2007 году Фарит организовал Национально-культурную автономию татар Чувашии. В 2014 году меня попросили организовать такую же автономию в Чебоксарах, взять под свое попечение ансамбль «Ялкын». Эти организации работают и сейчас.

Фарит перед тем, как лечь в больницу, позвал меня к себе: надо было подписать документы. Через несколько дней позвонил, сказал, что его положили в больницу. Затем его перевели в Чебоксары. Сорок процентов легких было поражено. Переписывались, вначале он чувствовал себя неплохо. Затем перестал писать. Жена сказала, что состояние его ухудшилось. Поговорил с главврачом, он сказал, что Фарит за два дня перенес два инфаркта. До этого еще в 2007 году у него был инфаркт. Вот последние два унесли его жизнь. 

Автор: Рифат Каюмов (перевод, intertat.tatar)
Материал: sntat.ru