Мишарские народные сказки и мишарка в лаптях: поездка в Мишарский центр Башкортостана

Новость о том, что в Башкортостане будут открываться мишарские центры, поначалу казалась просто смешной. Мишари ведь никогда себя от татар не отделяли, почему их отделяют? Чтобы узнать это, я отправился в Мишарский историко-культурный центр, который открылся при Доме дружбы народов (!!!) в райцентре Балтачевского района Башкортостана.

Спойлеры для тех, кто не любит читать длинные материалы:

  1. Руководит Мишарским центром человек, который едва имеет отношение к мишарям
  2. Мишарский центр создан по указанию чиновников башкирской национальности чиновниками татарской национальности
  3. «Мишарские» экспонаты в центре придуманы в августе этого года представителями местной власти Старобалтачево и строителями
  4. Я считаю, что цель этого центра – легализация мнения о том, что мишари – отдельный от татар народ
  5. В ходе прошлой переписи очень хотели включить мишарей в башкирский этнос, даже придумали термин «башкирские мишари». Когда этот план провалился, действуя по принципу «не достались нам, пусть хотя бы татарам не достанутся», пытаются вычленить мишарей из татар.

Мишари никогда не отделялись от татар

Даже не «сомневающиеся» регионы, а настоящие «цокающие» мишарские края – татары Нижегородской, Пензенской, Касимова никогда не рассматривали себя отдельно от татар. Напротив, Дамир Мухетдинов из Нижегородской области, Ильдар Бикуев из Касимово, Фарит Гибатдинов из Чувашии, Фирдус Тямаев из Нурлата, Радик Газизов из Самары – их мы знаем как видных деятелей татарской нации. Они никогда себя от татар не отделяли.

Россия большая, если бы жители разных регионов заявили, что они мишари и хотят отделиться, захотели открыть себе какой-нибудь исторический или культурный, или «историко-культурный» центр, Татарстан ничем не мог бы им помешать. Но нет, мишари не отделяли себя от татар. Казалось бы, это даже не надо как-то объяснять – мы же один народ, как это какую-то территориальную группу татар, только потому, что речь у них немного другая, отделять от народа? Если исходить из происхождения, башкиры тоже сформировались из разных групп – в них присутствуют ногайский, сибирскотатарский компоненты, но татарам и в голову не приходит рассматривать, например, баймакского башкира отдельно от дуванского – это было бы абсолютным невежеством. Почему это камышлинцы должны отделять себя от агрызцев?

И очень странно, что лишь в одном регионе мира, в Башкортостане, открывается мишарский центр (а может, напротив, это очень ожидаемо). «Мишарский центр» открывали там в присутствии министра культуры РБ Амины Шафиковой. Точно так же и с нашими артистами – во время встречи с министром эта ханум говорит о дружбе и согласии, а как гастроли – требуется «маршрутная карта».

Воистину, «не верь тому, кто говорит красиво».

Но постойте, может в Башкортостане обнаружили доселе нам не известные особенности мишарей? А что, вполне! И я не выдержал, собрался в Старобалтачево – чтобы своими глазами увидеть настоящих мишарей!

Что в татарстанских Балтасях, что в башкортостанском Балтачево живут татары

Балтачевский район расположен на северо-западе Башкортостана. Когда из Татарстана едешь в Башкортостан, после Актанышского района идет Илишевский район, затем Бураево – родина нашей Хамдуны Тимергалиевой, а затем – Балтачевский район. Население небольшое, около 18 тысяч человек, районный центр – Старобалтачево (Иске Балтач), большая деревня с населением примерно 5,5 тысяч.

Мы уже привыкли, что районные центры в Татарстане очень благоустроены, но, прошу извинить, ни в коем случае не хочу принижать дом соседа, особенно проживающих в нем, но сам я считаю, что люди в районном центре достойны более хороших условий жизни. Заходил в кафе, магазины - увиденное удручает. Проще говоря, условия такие, что не раз порадуешься, что живешь в Татарстане. Конечно, на въезде в район поставили «племенной столб», якобы, это земли крутых людей, но на улучшение условий жизни населения не нашлось то ли денег, то ли желания.

Некоторые полагают, что этот районный центр связан с татарстанским селом Балтаси – что основали его выходцы из этого заказанского края.

Официальная статистика: по итогам переписи 2010 года 51 процент населения Балтачевского района – башкиры, 31 процент – татары, 13 – марийцы. Русских, удмуртов – около 2 процентов. Считается, что башкир в райцентре – 85 процентов. Я в этом не убедился. Потому что с кем ни общался – все говорят по-татарски.

Первым делом решил выяснить, кто живет в районном центре и знают ли они о Мишарском центре. Хотя ответ знал заранее. Это же родина предводителя знаменитого восстания XIX века Батырши! До этого тоже замечал – жители Балтачевского района читают татарские сайты, местную татароязычную районную газету тоже довольно хорошо читают, и по социальным сетям можно понять, что население района – татароязычное. Результаты переписи можно изменить, подтасовать, однако людей невозможно надоумить, какие сайты читать в интернете, и заставить писать во ВКонтакте по-татарски тоже не получится. Если бы здесь жило 85 процентов башкир, такого бы не было – например, в Хайбуллинском районе не так.

Но мне надо было убедиться, поэтому я принялся спрашивать – люди какой национальности здесь проживают? Все единогласно отвечают: татары. Говорят, что есть мари, русские, башкиры. Таким образом, на вопрос: «Кто проживает в Балтачево?» я в районе, где башкир 85 процентов, не получил ни одного ответа: «Здесь живут башкиры». Понятно, живут здесь люди разных национальностей, но башкирских деревень нет совсем.

- Башкир здесь и нету, большинство – татары. Башкир нет, - рассказал молодой житель района.

- А вы сами кто по национальности?

- Татарин.

- Записаны башкиром?

- Записан как башкир. В старом паспорте записан башкиром. Это же Рахимов записывал башкирами. Я на это как-то особо внимания не обращал...

Другой житель района, постарше:

- Живут здесь татары, ну немного башкир. Мы, хоть сами и татары, записаны башкирами. Раз живем в Башкортостане. Я числюсь башкиром.

- А сами кем являетесь?

- Говорю я по-татарски...

На вопрос: «Кем запишетесь во время переписи?» два-три человека затруднились ответить, но уверенных ответов: «Конечно, башкиром» я не услышал. Встретил татар, несколько марийцев. После долгих опросов нашел даже русского. Но ни одного башкира так и не обнаружил.

Жители Балтачевского района: «Мишари – это те же татары»

После этого я начал расспрашивать о Мишарском центре.

«Есть наверное». «Слышали, но не видели». «Да, рассказывали, где-то есть». «Не ходил». «Положительно отношусь, народы должны жить дружно».

Когда спрашиваешь о мишарях, говорят: «Мишари – это же те же татары». При этом видно, что такой вопрос вызывает недоумение. В Балтачевском районе даже выходцы из мишарских деревень не отделяют себя от татар. «Мишари – это ведь те же татары, ну есть акцент в их говоре». «Мишарей мы никогда не отделяли. Те же татары. Мы считаем, что и мишари – те же татары». «Думаю, что это те же татары».

Спрашиваю, знают ли про Мишарский центр. А они плечами пожимают – мол, не знаю, или же «да, слышали». Спрашиваю: «Как относитесь?» Никак не относятся. Ну открылся – открылся. Никому до этого дела нет.

Правда, чтобы исправить этот недостаток, чиновники Башкортостана уже сильно стараются - начали «пригонять» в этот центр школьников из мишарских деревень.

Но я все же решил идти до конца. Пока не найду человека, который считает себя мишарином – не прекращу поиски. И нашел. Мужчина сказал, что он мишарин и что появление Мишарского центра – явление положительное. Правда, оказалось, что он туда не ходил и не собирается. Этот мужчина предприниматель, может быть поэтому считает, что надо поддерживать инициативы местного руководства. В то же время он себя считает татарином. А особенностью мишарей называет обилие звука «ч» в их речи.

- В чем-то хорошо, что открыли. Чтобы помнили. У каждого племени должно быть какое-то наследие. А мишари, тептяре – это разновидности татар. У башкир ведь тоже семь племен. А от нас, татар, исходят три-четыре ответвления... А у мишарей есть своя родина, интересно?

Мишарские народные сказки...

После этого я оправился в Мишарский центр. Двухэтажное здание занимают разные госучреждения. Две комнаты на втором этаже отданы под Мишарский историко-культурный центр - об этом гласит вывеска на первом этаже. Зашел.

Руководителя центра Айдара Сираева на месте не застал, меня встретил его брат Ильнур, и пока руководитель ехал, я в одиночку насладился осмотром экспозиции.

А теперь держитесь. Я вам расскажу, что представляет из себя Мишарский центр.

Сразу при входе - офис. Там висят изображение парня с девушкой в татарском национальном костюме и стенд «Мишарский центр». Проходим в музей.

На стене – информация о мишарях. «Мишари – тюркоязычный этнос, вошедший в состав татар и частично башкир. У них есть отдельный военный статус и этническая отличие». Тут же висит карта мишарских деревень Балтачевского района.

В книге отзывов первая запись – от министра культуры. Амина Шафикова не скупится на похвалу: «С восхищением и чувством благодарности – великому мишарскому народу». И тут как тут – Салават Хамидуллин, известный немалыми усилиями по превращению татар Башкортостана в «северо-западных башкир», который пожелал мишарям Башкортостана доброго пути. Когда дело касается разделения татар, красивых слов не жалко – Саитбатталов назвал мишарей «братским народом». Татар он так вроде бы еще не называл, если ошибаюсь, то прошу прощения...

Экспозиция оригинальностью не отличается, такую же можно встретить в любом краеведческом музее. Изображена деревня, воссоздан интерьер деревенского дома, в сторонке стоит печка. Интересно, что у печки нет полки для кумгана. Татары – мусульмане, им по религии положено минимум пять раз в день делать омовение. Получается, мишари-мусульмане, в представлении создателей музея, мыться не любили...

Висит костюм мишарина – на самом деле довольно богато сшитая одежда знатного татарина. Так, а тут что? Женский костюм – шок! Получается, мужчины у мишарей хорошо одевались, а жены их ходили как нищенки – по мнению создателей Мишарского центра. «Костюм мишарки» – платье из обрезков ткани, платок и лапти! Во дела... Вот и называй себя «отдельным этносом», когда жена твоя ходит в лаптях... На подолах платья – ромбики, и платок из лоскутов в форме ромба. Такая одежда у русских называется «лоскутное шитье». Одежда бедных.

Бедная мишарка! Как же низко тебя опустили...

Дальше – больше! На полке в ряд выставлены книги: «Игры мишарей», «Блюда мишарской кухни», «Мишарские народные сказки». Вот ведь как! Оказывается, у мишарей Башкортостана есть свои собственные игры, блюда, сказки! Я сразу же бросился их читать – век прожил, а не знал!

Листаю книгу мишарских народных сказок. «Алтын бөртекләр». «Өч кыз». «Әтәч патша». Вы, наверное, до этого думали, что эти сказки – татарские народные, а на самом же деле они, оказывается, мишарские! И еще: видимо, решили не ограничиваться татарскими сказками, «Репку» тоже включили в свой список. «Репку»!

Предлагаю выставить в Мишарском центре издания «Сказки Салавата Хамидуллина», «Сказки Амины Шафиковой».

Посмотрел и книгу «Мишарские народные блюда» – пастила из яблок, картофельные шаньги, кыстыбый. Тыквенный пирог тоже среди мишарских блюд. Мишарские народные игры - «Чыпчык, чык!», «Үрдәк атыш», «Ватык телефон»… Спрашиваю Ильнура, что в этих играх мишарского. Он говорит, это такие же игры, что и у татар. Спрашиваю: «А мишари отличаются от татар?» «Ну, как отличаются... В говоре вместо «ч» говорят «ц», - отвечает он мне.

Руководитель Мишарского центра – не мишарин

Чуть позже подъехал и сам Айдар эфенде, и мы с ним поговорили о центре. Решение о создании этого учреждения было принято в апреле.

- Раньше здесь был паспортный стол, они переехали. Только в начале августа эта комната была выделена, отремонтировали и начали работать.

- Сами сделали этот центр? Как все было организовано?

- Договорились с руководителем отдела культуры. Я хотел, чтобы в кабинете было какое-то изображение деревни. А он решил, что надо сделать картину на всю стену. Тут же воссоздали интерьер старинного дома. Были большие расходы. Окна наглухо закрыли, чтобы свет не проникал. Все придумывалось и делалось по ходу работы.

Сначала посмотрел удмуртский центр в Татышлы, в Уфе – русский центр. У них есть исторические элементы. Мы подумали и решили, что тоже надо показать, как люди жили раньше.

Глава района Ильгиз Субушев поставил задачу сделать качественно, достойно. Сказал, чтобы стройматериалов брали сколько нужно – мы так и сделали. Что-то надумаем сделать, идем и берем сколько надо.

Комнату дали в начале августа, 8 сентября было открытие. Какого-то проекта не было, в ходе работы что приходило в голову – так и делали. За три недели ребята и девчата нашего дома культуры все это организовали. Руководитель отдела культуры Дамир Мавлитханович три недели с утра до ночи сам присутствовал.

- Дизайн не был заранее продуман?

- Нет. Печку поначалу планировали сделать из пенопласта, просто выступающей от стены, потом уже решили сделать добротно, с ОСП, большой, чтобы была объемной, чтобы и сзади печки был проход.

]

- В какую сумму все обошлось?

- Сам музей - около 150 тысяч. После открытия сделали заказы на костюмы...

- Сколько было потрачено всего?

- Около 500 тысяч. Стройматериалы, краски, костюмы...

«Мы всегда говорили: мишари – сливки татар»

Когда я спросил: «По какой причине был открыт этот центр?», Айдар эфенде, надев на голову татарскую национальную тюбетейку, рассказал «прежнюю» и «откопанную историками» историю мишарей.

- Есть такое выражение: «Мишари – это сливки татар». Мишари бойкие, конкретные. Говорят, мишари – служилые татары. В ходе исследований наших историков обнаруживаются разные моменты. До 1926 года живущие на нашей территории мишари во во время переписи записывали себя мишарями. Поэтому наши историки снова копают, потому что появляются сомнения. Потом и определение было найдено: «Мишари - тюркоязычный этнос, вошедший в состав татар, частично башкир».

У нас есть карта «История мишарских деревень». Получается, в районе всего 16 деревень. Мы их узнаем по звуку «ч». У нас есть и скороговорка: «Чокалының чокырын чыккан чакта чи чияләр чәйни-чәйни, чигәләрем чатнап чыкты». Говорят, сколько здесь «ч», сосчитай. Мы только через это узнавали.

«Служилые татары» - тоже достоверный факт. Вот через наш район проходила сибирская дорога – «катаржан юлы» («дорога каторжников»). Сосланные на каторгу люди его строили. Около села Богданово была тюрьма, там ночевали каторжные. Говорят, до сих пор сохранились камни ее фундамента. Охранять эту дорогу и тюрьму отправляли мишарей. Им выплачивалось вознаграждение, они были верные царю люди. Потом царь дарует им землю – обеспечиваете сами себя, когда нужно будет, соберетесь в войско и придете, то есть вы будете «иррегулярные войска». Со своим оружием по первому призыву мишари шли на войну. «Башкиро-мещерякское войско» было организовано в 1798 году, существовало до 1865 года. В 1812 году они дошли до Парижа. Участвовали во всех войнах, которые шли в те годы, также занимались и охраной.

- Откуда предки местного населения?

- Мы посмотрели историю всего одной деревни – Чуртанлыкуль, оказалось, что люди туда переселялись в разное время и из разных мест. Есть из Темникова, из Касимова. Вот мы говорим «Мещера», она состояла из разных областей: Владимир, Рязань, Пенза, Мордовия, Чувашия, часть Татарстана и Ульяновской области, это была большая территория. Центром долгие годы служил город Касимов. На эту территорию под названием «Мещера» они переезжали из разных городов и местностей.

Мишарский центр поначалу должен был располагаться в Нижнекарышове. Мы подумали, что это место какое-то отдаленное, далеко от райцентра, и значимость будет ниже. И решили открыть в Старобалтачево.

- Оказывается, у мишарей есть свои собственные народные игры, кухня, сказки...

Айдар Сираев считает, что мишарские блюда имеют свою особенность.

- Вот смотрите, блюдо мишарской кухни «маяш», у вас его называют баурсак, - круглые шарики размером меньше баурсака и больше чак-чака, где-то посередине. Мы и праздник этого маяша провели.

- Но мишарские игры и сказки не отличаются ведь от татарских?

- Это все изготовили девочки из библиотеки. Пока я сам еще не вникал, поэтому комментировать не буду. Они собирали то, что есть в мишарских деревнях, какие там сказки рассказывали.

- Это же татарские народные игры, татарские народные сказки.

- Мы не задумывали так, чтобы были отдельные для мишарей игры или сказки, что они должны быть другие. Во что мы играли в детстве, что слушали – то мы и собирали.

Мне забавно: то, что здесь называют мишарскими народными играми, – это игры нашего детства, их мишарские народные сказки – сказки, которые мы в детстве читали...

Мы же живем в единстве. Но изюминка, оказывается, есть!

Мишарский народный костюм: идея от сундука, ткань – из обрезков

Спросил у Айдара эфенде, чем еще славится мишарский народ. Он рассказал о девушке, проявившей героизм на войне, а потом перешел на «национальную одежду мишарей».

- О мишарской одежде тоже думали долго. В интернете же есть мишарский костюм. Должны же быть какие-то особенности у мишарей. Даже в соседнюю деревню приедешь, чувствуешь, что есть отличия, все равно в культуре отличия проглядывают. Даже выступления самодеятельных артистов – соседние районы привозят свой фольклор, а наш немного другой. Долго смотрели костюмы в интернете, что делать? Поняли, что и костюмы у нас разные, не похожи друг на друга. Вот этот костюм нам больше понравился, он более яркий, красивый. Хоть и сомневались, заказали вот этот костюм, это же исторический момент! – с такими словами Айдар эфенде показал «национальный костюм мишарского народа».

По словам Айдара, за консультацией он ходил в национальный комплекс «Туган авылым» в Казани. Его там буквально отчитали – мол, мишарский костюм – это тот же татарский костюм. Поэтому они сами придумали «национальный костюм мишарского народа».

- Одна из фотографий нам понравилась, и когда заказывали, заметили сходство с дизайном сундуков, которые есть у нас в деревнях. Посмотрели на сундук – спереди он украшен орнаментом из ромбиков, точно таких же, как на платье. И раз сундук с ромбиками, то и платье у переехавших в эти края мишарей было с таким же орнаментом. Они прибыли сюда с этой культурой, таким сундуком. Недавно только получили носовые платочки, на них тоже изображены ромбики. Значит, орнаментом мишарей Балтачевского района были разноцветные ромбики...

Я буквально лишился дара речи. И это – «исторический момент». Не стоит удивляться, что в Башкортостане рождаются новые национальности, новые диалекты, новые языки – оказывается, эти люди сами могут сотворить историю «на коленке» за три недели! Увидели в интернете фото какого-то платья, увидели сходство между лоскутным бедняцким платьем и ромбиками на сундуке – и вуаля, вот тебе национальная одежда новой нации!

Они, видимо, думали, что такие сундуки – национальная мебель, которая бывает только у мишарей.

- Сундук приданого у моей мамы точно такой же, с ромбиками. Но я же не мишарин…

- Тогда что будем делать?- смеется Айдар Сираев.

- Придется вам записать меня мишарином.

- Может, вы и есть мишарин? – шутит он. – Вот у меня тоже в говоре мишарского акцента нет, но у меня бабушка мишарка. Поэтому я чувствую, что во мне есть мишарское. А ведь в чисто татарском орнаменте ромбиков нет. Это было что-то необычное, поэтому подумали, что это мишарское...

А мишарка в экспозиции – в лоскутном платье и лаптях. Подумали вместе с Айдаром эфенди, что делать. «Мы ведь уже взяли за основу, назад пути нет, - говорит он. - Зато красиво».

- А в чем-то еще есть мишарские особенности?

- Нет, в остальном нет. У печки особенность – раньше низ был из дерева, топили оттуда. Там же готовили и дом обогревали.

- Может, и на печке нарисуете ромбики? Будет мишарская печка.

- В интернете посмотрели. Ромбиков не было.

«Передо мной не ставилась задача отделить мишар от татар»

«Мишари ведь были «служилыми». Вы посмотрите, какой богатый костюм у мужчин. А жены что, ходили в лоскутных платьях?» - на это мое замечание Айдар Сираев отвечает: «Надо подумать об этом». Видимо, в дальнейшем национальный костюм мишарей может претерпеть изменения.

- Есть интерес у народа, приходят в музей?

- Те, кто слышал, приходят, интересуются. И в интернете об этом мы сообщили. С самого начала работы освещали в социальных сетях. Я собираю отзывы (в книге не больше десятка записей, половина из них сделана в день открытия. Но есть же школы, значит, надежда остается – приведут еще «интересующихся», - прим. авт.).

- Вы здесь работаете?

- Я главный специалист Мишарского историко-культурного центра в Балтачевском районе. Зарплату получаю от Дома дружбы народов.

- Татарский центр тоже есть?

- Татарский центр в республике только один, в Буздякском районе. В соседнем Мишкинском районе – марийский центр, в Татышлинсокм районе – удмуртский историко-культурный центр. Башкирских центров, кажется, шесть. В Туймазах – центр северо-западных башкир.

- Сами себя ощущаете мишарином?

- Сюда я пришел в поисках работы. Не с идеей. Услышал, что в Балтачево открывается Мишарский центр, и пришел. Мне это было близко, бабушка же у меня мишарка, я знаю тему. Что-то ведь все-таки есть. Мишари были сильны в вере, народ трудолюбивый, преданные царю. Это же народ, которым можно гордиться, поэтому я себя ощущаю мишарином. Мы мишари!

- Но ведь есть и такие, что хотят рассматривать мишарей отдельно от татар.

- Мне никто еще не говорил, что мишари – не татары, мы тоже такого не говорим. У мишарей немного другая история. Я в вопросы национальности не лезу, не высказываюсь на эту тему. Всегда так жили, говорили, что мишари – это сливки татар. Но места, откуда пришли мишари, немного другие, просто появляются некоторые сомнения. Но в вопросы национальности я не лезу.

- В Татарстане появление Мишарского центра было воспринято как разделение татар.

- Разделять – это плохо. Думаю, разделять не нужно. А это разделяет? Не знаю. Мне такой задачи не было поставлено. Мне было поручено найти особенности в истории мишарей. Если это люди со стороны, переселенцы, то, значит, должны были что-то привнести. Кто знает, может быть то, что мы имеем сейчас, это и есть привнесенное? Наверняка свою культуру не оставили, поэтому думаю, что у нас есть, – это наше общее наследие.

- А не приведет это в будущем к разделению татарского народа?

- Мне кажется, нет. Зависит от человека, каждый говорит свое. Поэтому я в вопросы национальности не вмешиваюсь. Я понимаю, в Татарстане другое отношение, и передачу «Таяну ноктасы» смотрел. Они говорят, что этот центр – для разделения татар. Я так не думаю. Наша цель – найти красивые черты мишарей и выделить, показать их.

- В Касимове, Пензе, Нижнем Новгороде, Ульяновске, Чувашии, в том же Татарстане мишари считали и считают себя татарами, а называя их мишарями, можно было и обидеть. И сейчас если татарам Касимова сказать, что они мишари, они ответят: нет, мы татары. Руководитель национально-культурной автономии татар Рязанской области тоже так сказал.

- Ну как может обидеть слово «мишарин»?

- Если им сказать: «Вы мишари, а не татары», они это не принимают. Говорят: «Мы – татары».

- Но у нас быть мишарином – это гордость.

- Они просят не называть их мишарями и не отделять их от татар. Появление такого центра в Башкортостане воспринимается как разделение, тем более что открылись вы перед переписью. Поэтому это и воспринимается как политика.

- Поэтому мне на эту тему и не хочется говорить. Не надо разделять на национальности. Каждый принимает по-своему. Меня тоже спрашивают: «Для разделения татар открылся этот центр?» Нет, говорю, мне такой задачи не ставилось. Была задача раскрыть особенности. Они же есть. Вы тоже не знаете - есть же «маяш», вы же сами до этого не знали.

- Я, например, из Арского района. Это же обычное дело, что в соседнем районе то же блюдо готовят немного по-другому. Такие различия бывают. Я же не могу отделять себя как житель этой местности. Вот поэтому ваш центр был воспринят как разделение татар.

- Пусть так не воспринимают.

- Поэтому, может, скажете свои пожелания?

- Цель Мишарского историко-культурного центра – найти красивые особенности народов, названных мишарями, и оставить их в истории. Мы не ставим цели разделять, дробить татарский народ. Эта мысль неправильная. Хотелось бы, чтобы люди так не думали. Это все делается для сохранения истории, культуры, языка нашего народа. У Ангама Атнабаева есть строки: «Башкорттан да, татардан да урыс туа, вәт бәла!» («И от башкира, и от татарина рождается русский – вот в чем беда!» – прим. ред.). Нашу деятельность надо понимать только как стремление сохранить культуру, историю.

«До прихода в центр о мишарской идентичности вообще не думал»

- А не захотят местные жители в будущем записаться мишарями?

- Каждый сам решает. Тут нет никого, кто бы призывал к этому.

- А сами кем запишетесь? Мишарином?

- Мишарином быть – это же гордость.

- У вас ведь только бабушка – мишарка?

- Но в генах же это есть, и можно гордиться.

- А до того, как пришли сюда, не думали об этом?

- Не думал. Совсем не придавал значения. Вот живем и живем. Ничего нет…

- А кем запишетесь в ходе этой переписи?

- Посмотрим еще, подумаю. Пока вы не спросили, даже не думал.

- Татарином, башкиром, мишарином?

- Не скажу.

- Есть какие-то пожелания?

- Чтобы мы жили в единстве, согласии, сохраняя свой язык, культуру, не забывая наших предков, знали свою историю, составляли свои родословные.

- А вы свою родословную до какого поколения составили? Откуда ваши предки?

- Шесть поколений известны. Пока продолжаем исследования, особенно после того, как пришел в эту сферу.

- Я разговаривал с людьми на улице. Кажется, они не разделяют мишарей и татар

- Не разделяют. Если честно, это только в Татарстане идет какой-то шум по этому поводу. Даже мысли такой нет. Мысли о разделении идут от Татарстана.

- Но когда открывают такой центр, появляются подозрения. Например, если бы в Татарстане сказали, что бурзянские башкиры – не настоящие башкиры, и там открылся бы Бурзянский центр, наверняка здешние башкиры тоже призадумались бы. Думаю, они сказали бы: «Почему вы разделяете башкир, мы же один народ».

- Надо подумать. Пожалуй, со стороны лучше видно. У нас политики нет, все равно запишутся татарами, а кто хочет быть мишарином – запишется мишарином, удмурт – удмуртом.

- Я спрашивал у людей. Говорят: «Я татарин, но записали башкиром». Такое ведь тоже есть.

- Такого я не знаю. У нас такого нет. Татар записали татарами, русских – русскими.

Мишарский центр – легализация идеи «Мишаре – отдельный народ»

Я не хочу ни обвинять, ни проклинать сотрудников Мишарского центра. Только еще раз подчеркну свою мысль. Думаю, этим людям действительно не ставилась задача разделения татар. Это – второй этап. А пока что – легализация мысли «Мишаре – отдельный народ». Люди к этому привыкают, а позже начинают думать, что так и должно быть. А пока – пригонять сюда школьников, внушать им мысль, что мишари – народ другой, гордый, деловой, «не то что татары».

Но за наших мишарей я испытал гордость. Они не повелись на этот «Мишарский центр».

В 2002 году в Балтачево продвигали идею «мишарские башкиры», рассказали мне местные татары. Такой расклад мишари не приняли совсем. Но даже после такого провала идеологи не успокоились, протиснули в Мишарский центр мысль: «Мишари – частично башкиры».

Есть такой известный анекдот. Якобы, Бог сказал одному человеку: «Исполню одно твое желание, но у соседа этого будет в два раза больше». И человек ответил: «Лиши меня одного глаза». Все точно как в этом анекдоте. Если в переписи мишарей не удается включить в состав башкир, то надо хотя бы сократить число татар!

Много и красиво говорят о дружбе народов, что в Башкортостане народы живут в согласии. И сейчас многое делается для этой цели. И Мишарский центр хотят преподнести как дружбу народов. Но есть такое явление. Не только в государстве, но и в доме. Дом, где все время происходят ссоры, ругань, никогда не будет жить в достатке. В таком доме человек не стремится к лучшему, у него опускаются руки. Благополучия в таком доме не бывает. Такой ущерб не могут посчитать никакая статистика, никакие экономисты. Вот этим и можно объяснить и низкий уровень жизни населения, и причины миграции людей в поисках работы – в Казань, Екатеринбург, Сибирь.

В Татарстане не встретишь человека, у которого вопрос: «Кем ты запишешься в переписи?» вызывает страх или сомнение. А в Башкортостане люди напуганные. И это и есть дружба народов? Откапывать откуда-то в роду у человека племена, навязывать ему национальность, которую он не желает – это они называют дружбой народов? Какая из этого Башкортостану выгода? Хорошо, в Балтачевском районе с татарским населением установили стелу с названиями племен, что с того? Стала жизнь населения лучше?

В Илишево, на родине Роберта Миннуллина, вот уже больше года не могут открыть музей народного поэта. Мишарский центр соорудили за три недели.

Илон Маск собирается полететь на Марс, а в Балтачевском районе изобретают мишарский народный костюм из обрезков ткани. Можно было бы сказать — что ж поделаешь, каждый строит свою судьбу сам, если бы речь не шла о наших татарах...

Рамис Латыпов, Интертат