«На кону стоит судьба медресе, о котором плачет тысячи мусульман, я решилась на эту жертву»

Скандал вокруг медресе «Мухаммадия» с кадровыми перестановками все не может затухнуть. Накануне стало известно об еще одном анонимном письме выпускников медресе. Пытаясь разобраться в ситуации корреспондент «Миллиард.Татар» обратилась к одному из главных возмутителей спокойствия – выпускнице «Мухаммадии», а ныне театральному режиссеру Амине Миндиярове. Она попыталась привлечь внимание к проблеме в медресе, в знак протеста отказавшись от гранта в 80 тыс. рублей. Предлагаем читателям познакомиться с интервью и самим сделать выводы. 


Фото предоставлено автором


«Люди пришли на разборки» 

- Накануне нашего интервью вышла новость о том, что было собрание в медресе «Мухаммадия», вопросы все обсудили, и все прошло мирно и дружно. Зульфат хазрат остался на месте. Казалось бы, вопрос уже закрыт, почему ты считаешь, что все не так радужно, как мы все видим?

- Во-первых, в медресе уже нескольких сотрудников вынудили написать заявление об уходе «по собственному желанию». 

Во-вторых, на этом педсовете, на самом деле была настоящая война. На педсовет пришли ректор Камиль Самигуллин, заммуфтия по учебной части Рафик Мухаметшин, новый заместитель ректора медресе «Мухаммадия» по АХЧ Рустам Хайруллин, пресс-секретарь, бухгалтер, казый, фотограф и охрана муфтия. Т.е. на внеплановый педсовет пришла огромная толпа. Люди пришли на разборки. Естественно, преподаватели не пустили их на педсовет. В зал заседаний зашли только муфтий, его зам и новый завхоз. 

То, что писали в новостях, мол, говорили о планах на будущий год и т.д. Нет, это было поле брани, на котором вообще не обсуждался учебный план. Там на высоких тонах обсуждались только темы общежития и платного образования. На высоких тонах призывал ввести платное образование. Позже на сайте медресе выставили итоги собрания, где все было расписано по пунктам. На сайте ДУМ тоже были расписаны «итоги», через полчаса приказали убрать отчет с сайта медресе. Я заскринила удаленный текст. Можете прочитать и сравнить эти два отчета, и вы поймете почему. 


Фото предоставлено автором


Платное образование 

За день до педсовета Зульфат хазрат провел собрание, которое длилось очень долго, потому что он у каждого преподавателя лично спрашивал: «Ты, такой-то, согласен с платным образование у нас в «Мухаммадии»?». Единогласно все были против. Один устаз (преподаватель – ред.) сказал, что если в медресе будет платное образование, то он уйдет, потому что это не соответствует традиции ислама. Медресе испокон веков было бесплатной доступной средой для образования. Плюс еще плата за общежитие. 

В этом году плату за обучение вводить не будут, поскольку набор студентов уже ведется. А вот в следующем году «война план покажет», будем наблюдать. 

По поводу общежития для девушек: я узнала адрес, куда переселят девушек – Краснококшайская, 156 – это просветительский центр им. Ахмадхади Максуди для мальчиков. Я поехала туда, там идет ремонт. Во-первых, это одно большое цельное здание, с одним входом. ДУМ обещает сделать отдельный вход для девушек, но внутри сквозные коридоры через все здание. То есть, в медресе, где живут парни, подселят девушек, пускай даже в отдельное крыло здания. Во-вторых, это помещение очень маленькое: в одной комнате – 20 двухместных коек, и во второй 18 двухместных коек, то есть, в каждой комнате почти по 40 человек живут. Это не общежитие, это барак. 

Я задала конкретный вопрос пресс-секретарю ДУМ РТ, почему бы не переселить мальчиков «Мухаммадии» на Краснокошайскую к тем мальчикам, а девочек в общежитие у «Мухаммадии».  Ответ был следующим: «Почему общежитие рядом с медресе (Мухаммадия, - ред.) решили сделать мужским, потому что медресе в первую очередь готовит имамов. И если вы учились в медресе, значит должны помнить, что приоритет всегда отдается мужчинам. Девушки, к сожалению, как показывает статистика «Мухаммадии», часто имеют обыкновение покидать медресе до полного завершения обучения. Наиболее частая причина – замужество. В любом случае, женщины имамами работать не могут, а кадровый голод в республике есть».

Собственно, с этого и начался весь шум с Зульфат хазратом. Он вместе с другими преподавателями выступали за то, чтобы общежитие для девочек было во дворе, на месте, где снесли историческое здание (которое обещали не сносить), пообещав, что там будет общежитие. Мы сейчас боремся за то, чтобы девочек поселили в этом новом здании, а не на Краснококшайской.


Фото предоставлено автором


Еще одну причину мне объяснили так же сотрудники ДУМ РТ: в новом отреставрированном здании дома Баруди открылось кафе «Хузур». Раньше для шакирдов медресе питание трехразовое было бесплатным. Все благодаря Нурие ханум, у которой был магазинчик мусульманских товаров при медресе и пожертвованиям. Они хотели передать студенческую столовую ООО «Иман» (кафе «Хузур»), которая бы кормила студентов один раз в день платно. 

«Мы видим, что не стоит ставить в руководящую должность человека, у которого и без этого много обязанностей» 

- Почему на Рустама хазрата Хайруллина полетело столько «помидоров»? Он ведь не смещает Зульфата хазрата, а будет работать с ним на равных правах.

- Рустама хазрата Хайруллина там представили замом по административно-хозяйственной части (АХЧ), по причине того, что здание новое, большое, и якобы комендант Ильдар хазрат успевать не будет. Но Рустам хазрат сам очень занятой человек, у которого своя большая мечеть, в которой он имам, то есть, он должен проводить 5 коллективных молитв в день, плюс джаназа, имянаречение, никах, работа с прихожанами, а ведь у него еще медресе строится. Обязанностей по АХЧ в медресе «Мухаммадия» очень много, здесь нужна полная отдача. И вообще непонятно, как человеку с таким багажом знаний дали должность завхоза?

На примере Камиля хазрата Самигуллина, ректора медресе, мы видим, что не стоит ставить в руководящую должность человека, у которого и без этого много обязанностей. Я не имею ничего против Камиля хазрата, но он даже на педсоветах редко появляется, потому что он муфтий, у него дел много. А ректор ведь должен возглавлять педсовет, не говоря уже о работе ректора вообще.


Фото предоставлено автором


Создается впечатление, что Рустам хазрата ставят как «свадебного генерала». Для сравнения, другие хазраты «Мухаммадии» буквально живут в этом медресе, работая по 12 часов в день, у некоторых из них почти нет выходных, у них, видимо, очень хорошие жены и мужья, раз это принимают. Потому что это служение в медресе требует полной отдачи.

«Я понимала, что поступаю как последний негодяй» 

- Что произошло на форуме мусульманской молодежи?

- Кто-то решил, что я намеренно приехала на ФММ, чтобы заявить об этом, но нет. Во-первых, я узнала о происходящем с Зульфат хазратом уже на четвертый или пятый день форума. Во-вторых, кто-то говорил, что мой проект «разОБЛАЧЕНИЕ» был подготовлен специально для протеста, но проект был создан еще в январе ко всемирному дню хиджаба (1 февраля). Но тогда реализовать его не удалось, и он остался «лежать на полке». Когда ФММ объявил конкурс, я подала этот проект, потому что он хороший, и ему нужна была реализация. 

Я в восторге от самого форума, замечательные организаторы: Айгуль Бектимирова, Лиля, Нурия, Марат Салахов. Я испортила им торжественное  закрытие форума, и искренне прошу у них прощения. Но я должна была это сделать. 

Я была активным и счастливым участником форума, все было отлично, пока мне не пришли новости про медресе. Я начала узнавать подробности у знакомых. Хазраты медресе стали мне как отцы, поэтому я не смогла пройти мимо. Когда я попала в финал конкурса проектов, я решила, что если я попаду в тройку победителей, то я откажусь от гранта в качестве протеста, чтобы привлечь внимание к проблеме. Это не было единоличным решением, я посоветовалась со своими знакомыми из ДУМ РТ, мы все читали истихар-намаз, и делала много дуа, прося Всевышнего о том, что, если это выступление будет благом для меня, для моей религии, моего народа, то пусть оно состоится, если нет, значит я не выигрываю грант. 

В день объявления победителей была такая чудесная атмосфера, закрытие форума, последний день. Видя всех этих счастливых людей, я понимала, что мне придется испортить этот праздник заявлением. Я понимала, что поступаю как последний негодяй. Тогда сидя вокруг этого праздника, я поняла, что не хочу победы, не хочу портить людям праздник и подставлять организаторов, так как прекрасно понимала, какие ресурсы были вложены в этот форум. Но вспомнив, ради чего это делается, когда на кону стоит судьба медресе, о котором на данный момент плачет тысячи мусульман, я решилась на эту жертву. Но вот уже объявили мое имя, дали второе место, я выхожу, говорю свой протест, у меня отбирают микрофон, я ухожу, сижу еще минут 10 под косыми взглядами форумчан и покидаю мероприятие. Меня догнали двое организаторов, они поблагодарили за то, что я не промолчала, и ушли. Далее видео я отправила Расулу Тавдирякову, после чего эта история с медресе набрала обороты. 
 



На этом интервью я закрываю эту тему. Следуя хадису о привязанном верблюде, я сделала все от себя зависящее, остальное оставляю на Всевышнего. Теперь я могу спокойно отпустить ситуацию и заняться своей жизнью. Но я буду поддерживать тех, кто сейчас подключился к этой теме.

«На 3 курсе я полюбила театр, сходив на спектакль «Мулла» режиссера Рамиля Фазлиева» 

- Все-таки хотелось бы узнать подробнее о вас. Вы представляетесь как режиссер… 

- Сейчас я возвращаюсь к режиссуре. Кстати, в этом году я должна была организовывать празднование юбилея – 140-летие медресе «Мухаммадия», но, видимо, меня не допустят теперь. Ровно десять лет назад, я делала 130-летний юбилей медресе «Мухаммадия» в театре Камала. Тогда я была еще студенткой медресе. К 140-летию последние два года я ездила, собирала интервью у выпускников и преподавателей медресе, пишу сценарий с устазами «Мухаммадии». И то, что я не смогу это реализовать, я поняла, когда вернулась с Болгара. Я бы хотела сделать юбилей, это честь, тем более я уже профессиональный режиссер. На сегодняшний день я единственный профессиональный режиссер среди выпускников медресе и обязуюсь сделать 140-летний юбилей бесплатно. Для меня это дело чести.


Фото предоставлено автором


Еще хочу отметить, что за всю эту историю мне ни разу никто не позвонил из ДУМ РТ или других инстанций. Если бы они позвонили, я бы сразу замолчала, ибо чувствую грань между патриотизмом и идиотизмом. Все их противостояние было только в комментариях под постами в интернете. Я не медийная личность, и это значит еще и то, что я, как и вы, обычный человек, но высказываться должен каждый, если видит несправедливость, ведь у мусульманина будет спрос за равнодушие.

Я родилась и выросла в Казани, в религиозной семье, в платке я с детства. С 1 по 9 классы я училась в мусульманской школе «Усмания», после окончания поступила в «Мухаммадию». Поступать я туда не хотела, планировала стать поваром, но папа был против. Я уже планировала специально провалить экзамены, но в приемной комиссии был мой директор из школы, мне стало стыдно, и я поступила. А через месяц я уже влюбилась в это медресе. 

В 2010 году, на 3 курсе, я полюбила театр, сходив на спектакль «Мулла» режиссера Рамиля Фазлиева. Тогда был еще жив Туфан Миннуллин, каким-то образом я нашла его номер, через него нашла книгу с пьесой «Мулла». И с благословения Зульфат устаза я поставила эту пьесу с шакирдами. Потом были еще спектакли, и я поняла, что хочу большего. Один из студентов медресе достал мне пропуск в мир театра, познакомив меня с Ильгизом Зайниевым, который разрешил мне присутствовать на его репетициях. 


Фото предоставлено автором


Когда я заканчивала медресе, Фарид Бекчантаев набирал группу режиссеров в университет культуры. И я поступила, но родители были против, из-за чего мне пришлось от них съехать. Для поступления я делала много дуа, тоже «если есть в этом благо, то я поступлю». Тогда я работала в фонде «Ярдам», и вместе с моими незрячими подопечными мы делали это дуа. Сейчас отношения с родителями хорошие, но они все еще не одобряют, а тема театра у нас – табу. Они ни разу не были на моих спектаклях.

Я тогда очень переживала из-за этого, сомневалась, правильно я делаю. Тогда еще была жива Рашида абыстай Исхакова, я поехала к ней, спросила совета по этому поводу. Она сказала, что если это не мешает намазу, то ничего страшного. Позже у нас были гастроли в Москве, где я познакомилась с Ильдар хазратом Аляутдиновым (муфтий Москвы, - ред.). И у него я спрашивала совета по этой теме, он мне сказал - «что в исламе не запрещено, то разрешено». 

«Папа не понял, зачем я отказалась от денег»

- Как семья отреагировала на твой протест с «Мухаммадией»?

- Папа не понял, зачем я отказалась от денег. А мама попросила завязать с этим, тоже вышел небольшой конфликт, но все же я завязала – это мое последнее интервью по этой теме. Пока. Ибо жду 1 сентября…

- Как тебе удается совместить театр и ислам?


Фото предоставлено автором


- Для меня спектакль – это форма дагвата (призыв к религии – ред.). Я делаю спектакли как некий методологический проект, с призывом к нравственности, которые заставят задуматься о ценностях. Женщина не может быть имамом, я не смогу проповедовать в мечети, но как режиссер через постановки я могу выводить ислам на информационное пространство, чтобы религия была объяснена и доступна для всех.
 

Справка

Амина Миндиярова – театральный режиссер, бывшая студентка медресе «Мухаммадия» (2008-2013).

Сотрудничает с культурным центром «Дар» под руководством муфтия Москвы Ильдара Аляутдинова. Ассистент театрального проекта «Дочери СОСО» под руководством режиссера Евгении Беркович, участник казанского творческого объединения «Калеб» и руководитель ЛЮБИТЕЛЬСКОЙ труппы «Дарт».

Живет в Москве и Казани.


Автор: Наргиза Амруллаева
Фото на анонсе: предоставлено автором