«Налицо претензии на территории Татарстана»

«Налицо претензии на территории Татарстана»

В минувшую пятницу на конференции в Актаныше татарстанские историки дали коллегам из Башкортостана фактически первый аргументированный ответ в публичном поле на вопрос о происхождении населения северо-западных районов РБ. Название первой секции конференции было сформулировано вполне невинно - «Вехи истории Актанышского района и Восточного Закамья», но самое интересное и острое происходило именно там.

 

«Если бы подобную работу провел и Всемирный конгресс татар, это стоило бы приветствовать»

Таким «ответом» башкирским историком было прежде всего обширное высказывание завотделом историко-культурного наследия народов Татарстана Института истории им. Марджани Айдара Ногманова, который прокомментировал «Карту башкирских родов и деревень». Карта была представлена в октябре прошлого года в Уфе на заседании комиссии по истории и развитию башкирского народа Всемирного курултая башкир (ВКБ), а составили ее сотрудники Центра социокультурного анализа Института стратегических исследований РБ Рафиль Асылгужин и Юлдаш Юсупов. На карту нанесены около 2000 населенных пунктов, которые были основаны башкирами и в которых башкиры проживали когда-то или проживают сейчас.

Карта охватывает не только Башкортостан, но и большую часть Волго-Уральского региона: на востоке граница исторического расселения башкир проходит по Курганской области, на юге их расселение ограничено Медногорском и Орском Оренбургской области (по словам Ногманова, разработчикам просто не хватило места - на самом деле граница, по их представлениям, проходит гораздо южнее), на севере - по Бардымскому району Пермского края, а на западе - селом Бобров Гай Пугачевского района Саратовской области.

В самом факте составления такой карты, по мнению историка, нет ничего плохого. Если бы подобной целью – с помощью современных картографических технологий показать географию расселения татар в России - задался Всемирный конгресс татар, то это «стоило бы приветствовать, потому что это наглядно продемонстрировало бы значимость татар как одного из государствообразующих народов Российской Федерации». Вопросы же к башкирским коллегам, по словам Ногманова, в другом – а именно в том, какие цели преследовали разработчики карты, на какие источники они опирались и насколько отражает реальность выполненная ими работа.

Но еще интереснее тот факт, что на том же заседании комиссии ВКБ в октябре 2020 года был презентован и подробный фрагмент этой карты – «Карта родов и деревень северо-западных башкир». На западе этот фрагмент ограничен средним течением рек Степной Зай, Кичуй и Шешма и охватывает значительную часть территории востока Татарстана – большую часть Менделеевского, Тукаевского, Заинского, Альметьевского и Лениногорского районов. А районы, расположенные восточнее, - Агрызский, Мензелинский, Актанышский, Муслюмовский, Сармановский, Азнакаевский, Бугульминский - составители карты, соответственно, целиком относят к ареалу расселения «северо-западных башкир». В качестве обоснования этой модели они ссылаются на архивные данные, ревизские сказки и материалы переписи 1917 года. Для неискушенного читателя эти материалы выглядят вполне убедительно, но проблема, по словам Ногманова, в их отборе и интерпретации.

- Коллеги Асылгужин и Юсупов используют те материалы, которые работают на выполнение поставленной перед ними цели: вычеркнуть и максимально приуменьшить роль татар и татарского фактора в истории Башкортостана и сопредельных территорий. На достижение этой цели направлены усилия по башкиризации татарского населения республики и его истории, свидетелями которых мы являемся. Татар Башкортостана пытаются оторвать от их корней, - заявил ученый.

 

«Башкиры-вотчинники не дорожили землей так, как земледельцы татары и чуваши»

Сегодня процесс башкиризации, по его словам, распространился уже на территорию Татарстана, о чем свидетельствует появление таких изданий, как «История сел и деревень Башкортостана и сопредельных территорий», «Аулы мензелинских башкир» и других. Кроме того, отметил Ногманов, во время презентации работы Асылгужина и Юсупова в районах РБ она преподносится как карта родов деревень «северо-западного Башкортостана», а поскольку ее границы распространяются до среднего течения Зая и Шешмы, то «налицо претензии на территории, которые до образования ТАССР входили в состав разных губерний».

Массовую татаризацию населения восточных районов ТАССР, прежде записывавшегося башкирами, в первые годы советской власти историк объяснил тем, что после упразднения сословий (в том числе башкирского) главным фактором национальной самоидентификации стал язык, а поскольку это население говорило на татарском, то оно и записалось татарами. «То же самое делали их соплеменники, оказавшиеся в составе БАССР, это был их осознанный выбор, который объяснялся уровнем развития национального самосознания», - считает Ногманов.

Цели авторов карты, по его мнению, иллюстрирует и градация условных обозначений населенных пунктов, которая позволяет пусть не прямо, но все-таки связывать конкретные татарские селения с башкирами. Кроме того, по словам Ногманова, следует учитывать, что по крайней мере до конца XVIII века у башкир-вотчинников была сильна кочевническая психология.

- Они не дорожили землей так, как татары и чуваши-земледельцы, не были к ней столь привязаны. По этой причине они довольно легко отдавали ее под заселение припущенников, а с 1740-х годов начали активно продавать земельные угодья русским помещикам, купцам и промышленникам. Поэтому информация, представленная на карте, - это, по сути, разноцветная вневременная картина. А реальная ситуация с владениями каждого конкретного башкирского рода могла значительно отличаться от изображенной, - резюмировал ученый.

Общий же вывод Ногманов был таков: «Проект «Карты родов и деревень северо-западных башкир» - это ничто иное как социальный заказ и попытка обосновать претензии, пока чисто научные и идеологические, башкирских национально ориентированных кругов на территорию Татарстана».

 

«Обстановка очень сильно накалена»

Другой спикер, Ильдар Габдрафиков, представлявший отдел этнополитологии уфимского Института этнологических исследований, доказывал собравшимся, что прошлое народов, населяющих Восточное Закамье и Приуралье, то есть татар и башкир, служит свидетельством их единства, и история у них, соответственно, общая. В то же время государство и во времена первых ревизий, и в советский период манипулировало данными статистики в своих интересах.

Во время первой советской переписи 1926 года в западном Башкортостане фиксируются в основном татары, а вот дальше начинаются интерпретации. В перестроечном 1989 году, когда государство «вмешивалось меньше всего, и манипуляций цифрами мы не наблюдаем», в БАССР произошло существенное увеличение татар и уменьшение башкир. Но уже первая постсоветская перепись 2002 года показала, что татар в Башкирии стало меньше на 130 тыс., а башкир стало больше сразу на 357 тыс. Буквально за два месяца до переписи 2010 года в РБ поменялась власть, и, «хотя пропагандистская риторика накануне это переписи шла, как и сейчас, тем не менее, ее итоги фиксируют, что башкир стало, округленно, на 50 тыс. меньше, а татар – на 20 тыс. больше. Но и это свидетельствует о том, что была определенная манипуляция с цифрами», - считает Габдрафиков. При этом в 2002 году почти треть населения РБ назвала своим родным языком татарский, и лишь 16,5% посчитали таковым башкирский. Этнологи, по словам спикера, давно знают, что ответ человека на вопрос о родном языке – это второй признак его этничности.

Между тем, градус напряженности перед переписью-2021, по мнению Габдрафикова, не идет ни в какое сравнение ни с 1989-м, ни  с 2002 годом.

- Обстановка очень сильно накалена и накаляется с каждым днем все больше. Я не буду приводить цитаты, вы сами это видите, у всех есть интернет и соцсети. И это, безусловно, отражается не только в среде активистов - в процесс вовлекается очень широкий круг людей, и из этого может вырасти, скажем так, нечто более плохое. В противостояние вовлекаются и официальные лица, и телевидение. Это, конечно, не очень нормально. Ученым и экспертам надо на это как-то реагировать, потому что это не идет на пользу ни башкирскому, ни татарскому народам.

Еще один гость конференции из Уфы, главный научный сотрудник РИЦ «Социнформ», доктор социологических наук Рушан Галлямов проанализировал дискуссии об этнической и языковой идентичности тюркского населения Восточного Закамья. По его словам, башкирские ученые академического уровня основываются на трех главных типах источников, доверять которым можно лишь с натяжкой: шежере («до середины XVIII века практически не известно ни одного письменно зафиксированного шежере»); ревизские сказки («почему-то начиная только с 5-й ревизии») и переписи населения во времена СССР.

Кроме того, заметил социолог, башкирские ученые утверждают, что татарские учителя, «экспортированные» в 1920-1930-е годы в северо-западную Башкирию из ТАССР, изменили язык местного башкирского населения, сделав его татарским.

- Хочу заметить, что разговорный язык жителей северо-запада Башкирии, в том числе башкир, изучался еще до революции многими учеными-лингвистами. И практически все из них, в том числе академик Дмитриев, кстати, один из создателей башкирского литературного языка, Радлов, Бессонов, Белоненко, Катанов, утверждали, что язык башкир и татар северо-запада современной Башкирской республики практически идентичен и сильно отличается от башкирских говоров южного и восточного регионов Башкирии. Кстати, и родной разговорный язык бабушек и дедушек татароязычных башкир нашего поколения, которые не обучались в советских школах, был именно татарским. Например, устный и письменный язык поколения 1920-х годов, которые никогда не учились в советской школе, был ближе к татарскому литературному языку, чем даже язык местных учителей татарского. В этом смысле выглядит совершенно парадоксальным, что даже в тех знаковых районах и деревнях северо-запада Башкирии, то бишь в Илишевском, Дюртюлинском, Татышлинском районах и так далее, обучение современному литературному башкирскому языку как родному, которое продолжается десятки лет, не может заставить это население изменить родной язык с татарского на башкирский.

Подытоживая, Галлямов призвал ученых относиться к вопросам этнической и языковой идентичности спокойно, «без криков и гама», а также обратиться к руководству республик, чтобы «остановить эту межэтническую истерию, которая может привести к очень нехорошим последствиям».