«Наши мечети, будучи татарскими, несут в себе традиции европейской архитектуры»

20 мая, в канун празднования 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией, на правом берегу Казанки состоится торжественная церемония закладки первого камня на месте строительства соборной мечети Казани.

Какой должна быть соборная мечеть? В чем заключается особенность татарских мечетей? Почему к строительству храма нельзя относиться как к строительству очередного объекта? Об этом мы беседуем с заслуженным архитектором Республики Татарстан Айваром Саттаровым.


Место для храма предопределено свыше

- Айвар Гумарович, сейчас строят много церквей, мечетей. А существуют какие-то каноны, определенные правила, где и как строить храмы?

- Правила есть, но их, мягко говоря, подзабыли… Если посмотреть фотографии дореволюционной Казани, везде стоят церкви и мечети. Они были не только архитектурной доминантой, но имели сакральное значение.

Наши предки знали, где храм ставить, где посад, где дворец, а где сделать кладбище… Место для храма предопределено свыше. Самый яркий пример – судьба храма Христа Спасителя в Москве. Он был разрушен в 1931 году. На его месте планировали построить Дворец Советов – своеобразный храм социализма. Но Великая Отечественная война помешала реализовать этот амбициозный проект. Позже на месте взорванного храма сделали открытый бассейн «Москва». И только в 90-е годы началось возрождение храма. Он вернулся на свое историческое место! В 1975 году, когда я учился в Москве, на Донском кладбище видел обломки, мраморные фрагменты разобранного храма Христа Спасителя. У этих обломков остановилась бабушка и сказала: «Бог все видит! Возродится храм! И будут там проводиться богослужения!» Тогда в это поверить было просто невозможно, но через 25 лет храм возродился и в 1999 году там состоялась первая служба.

- Как раз в это же время в Казани шло строительство мечети Кул Шариф…

- Работы по возрождению храма Христа Спасителя стали мощным посылом к тому, что в Казани началось возрождение мечети Кул Шариф. Процесс в Москве и Казани шел практически параллельно.

- Мечеть Кул Шариф возведена совсем недавно, в 2005 году, но такое ощущение, как будто она была здесь всегда…

- Да, мечеть очень органично вписалась в непростой архитектурный ансамбль Казанского кремля с башней Сююмбике, Благовещенским собором, другими объектами. Это была одна из главных задач, которая стояла перед архитекторами.

Другая сложность при проектировании заключалась в воссоздании облика мечети. Она была разрушена при взятии Казани войсками Ивана Грозного в 1552 году, и никаких достоверных описаний ее внешнего и внутреннего облика не сохранилось. Мы представили, что мечеть может быть такой – красивой, легкой, уютной. Так спустя 453 года мечеть Кул Шариф возродилась на территории Казанского кремля.

Айвар Саттаров


Соборная мечеть XXI века должна быть суперсовременной!

- Для строительства будущей соборной мечети Казани рассматривались разные места, но выбрали правый берег Казанки, где располагался парк «Кырлай»…

- Место удачное. Здесь соединилось два важных момента. Во-первых, хорошая панорама со всех мостов: моста Миллениум, Ленинской и Кировской дамб. Мечеть расположится на берегу реки и будет отражаться в воде. Это очень красиво.

Во-вторых, Ленинская дамба не только в прямом смысле связывает старый и новый город. Эта связь символическая. Смотрим со стороны мечети Кул Шариф – видим новый, современный город. Смотрим с другого берега – видим кремль, Кул Шариф, возрожденный собор Казанской иконы Божией Матери. То есть соборная мечеть не будет оторвана от архитектурного комплекса кремля, она с ним в архитектурной и исторической связке, будет олицетворять наше время, преемственность традиций.

- Какой, по вашему мнению, должна быть соборная мечеть?

- Мечеть XXI века должна быть современной, суперсовременной! И настолько красивой, привлекательной, чтобы люди со всего мира приезжали полюбоваться ее красотой!

Задача перед архитекторами стоит сложная – не только увязать мечеть с плотной застройкой новых районов города и историческим центром, но и предложить идеи по организации пространства на 8 гектарах у реки Казанки. Все это определено в техзадании конкурса проектов соборной мечети.

- Насколько современные строительные технологии облегчают работу архитекторам?

- Технологии развиваются стремительно. Если раньше многие проблемы, с которыми мы сталкивались при проектировании и строительстве, ставили в тупик, заставляли вносить изменения в проект, то сейчас все технологические вопросы вполне решаемы. Сегодня у архитекторов есть много технических инструментов, дающих возможность воплотить в реальность любые, даже самые смелые, идеи.

Фото: © Владимир Васильев


Культовые объекты строятся не на несколько лет, а на века

- У татарских мечетей есть свой отличительный стиль, свои особенности?

- Мы шли и идем своим путем, не подражая никому. Дореволюционные татарские мечети были не похожи ни на арабские, ни на иранские или турецкие. Наши мечети, будучи татарскими, несут в себе традиции европейской архитектуры. Поэтому они привычны и понятны для европейцев и не вызывают у них неприятия. И это классно. Вот в этом есть специфика и прелесть татарских мечетей.

- Айвар Гумарович, интересно, какие ощущения вы испытываете, когда проезжаете мимо мечетей, возведенных по вашим проектам?

- Радость. Раньше иконописцы и строители храмов, прежде чем начать работу, молились, держали долгий пост, то есть это была большая духовная работа. Но мы потеряли это ощущение сакральной значимости храмов. У нас часто отношение к ним как к очередному строительному объекту. Современные люди стали забывать, что культовые объекты строятся не на несколько лет, а на века! Это посыл в будущее. От каждой цивилизации остаются только храмы, больше ничего. И после нас останутся не безликие высотки из стекла и бетона, а храмы. Это очень важно понимать.

Справка «КВ»

Айвар Саттаров родился 5 мая 1956 г. в Тобольске Тюменской области. Окончил Московский архитектурный институт (МАРХИ). В 1990 – 1991 гг. прошел стажировку на архитектурном факультете римского университета La Sapienza. В 1991 – 2000 гг. работал на кафедре теории, истории и национальных проблем архитектуры Казанского государственного архитектурно-строительного университета. В 2000 году создал в КГАСУ кафедру реконструкции и реставрации архитектурного наследия, которую возглавлял до 2010 г.

С 1996 г. – директор архитектурного проектного бюро «Кул Шариф». В 2012 г. в составе группы архитекторов, участвовавших в создании мечети Кул Шариф, стал лауреатом Государственной премии РТ им. Г.Тукая.

Среди других проектов Айвара Саттарова – мечети «Ярдэм», «Иман Нуры», «Гадель», «Ахмадзаки» в Казани, «Джамиг» в Набережных Челнах, мечети в Башкортостане, Казахстане, проектные работы в Москве, Грузии.

В 2008 году Айвар Саттаров был отмечен медалью Духовного управления мусульман РТ «За служение народу». За проектирование областной соборной мечети «Нур Гасыр» в г. Актобе (Казахстан) награжден орденом Дружбы Республики Казахстан. Его проект мечети «Ярдэм» стал лауреатом городского конкурса в номинации «Лучший архитектурный объект города Казани» (2017 г.).

 

На недавно объявленный открытый международный конкурс на лучший проект соборной мечети в Казани свои проекты представили более 20 команд-участниц из России, ОАЭ, Турции, Египта, Казахстана, Узбекистана и Азербайджана. Айвар Саттаров тоже готовит на конкурс эскизный проект мечети. Конкурсная комиссия отберет для финала 6 проектов. Победитель конкурса станет известен 8 июля, в канун священного праздника Курбан-байрам.

Источник: «Казанские ведомости»