«Пишем будущее»: как джадиды освоили жанр антиутопий и дали начало татарской фантастике

Философ и преподаватель БГУ Рустем Вахитов из Уфы посвятил свою колонку истории татарской фантастики. «Миллиард.Татар» публикует первую часть.

«Континент» советской этнофантастики пока практически совсем еще не исследован

Научная фантастика – неотторжимая часть любой национальной литературы в современном мире. Распространенность этого жанра связана с той огромной ролью, которую играет в жизни людей в последние два-три столетия научно-технический прогресс. Собственно, литература в жанре научной фантастики (НФ) родилась как ответвление научно-популярной литературы, и ее главными темами были сначала различные технические новинки, которые могут возникнуть в ближайшем или отдалённом будущем (вспомним романы Жюля Верна). Но вскоре НФ стала пространством для философской рефлексии: осмысления отношений человека и природы, сути тех и иных социальных моделей, классовых и цивилизационных противостояний. Брэдбери или братья Стругацкие воспринимаются теперь уже не как писатели-фантасты, а как серьезные мыслители.   

Лидерами в области НФ в ХХ веке были, конечно, самые технически развитые державы – США и СССР. Советская фантастика пользовалась популярностью не только в самом СССР, но и далеко за его пределами. Но когда мы говорим о советской НФ, нам сразу вспоминается литература на русском языке, которая создавалась русскими и русскоязычными авторами (Беляев, Ефремов, Снегов, Гансовский, братья Стругацкие и т.д.). Вместе с тем страна Советов включала в себя помимо России 14 союзных республик и множество автономных. В СССР жили более 100 народов, многие из которых еще до революции имели свои литературные традиции, а другие получили их вместе с советской «культурной революцией». Среди этих национальных писателей было немало, кто пробовал себя, а то и специализировался на научной фантастике. Это и украинец Бердник, и казах Алимбаев, и киргиз Сартов, и узбек Шайхов, и армянин Симонян, и грузин Абашели. Их читали не только соплеменники; в СССР их произведения переводились на русский, который был «лингва франка» всего советского пространства. «Континент» советской этнофантастики пока практически совсем еще не исследован. 


Максим Горький в гостях у грузинских писателей в саду Дворца писателей Грузии, 1928 г. 
Александр Виссарионович Абашели — в первом ряду крайний слева. Источник фото: ru.wikipedia.org


Цель моей статьи – обзор фантастической литературы и ее авторов в татарской культуре. Для полноты обзора я вкратце обращусь к дореволюционной и современной, постсоветской фантастике. Насколько мне известно, это одна из первых попыток такого рода, поэтому прошу читателей не судить строго, если обнаружится, что я пропустил какие-то имена. Хочется надеяться, что у такого исследования найдутся продолжатели. 

Татарские писатели нетатарской литературы

Однако, прежде чем перейти к анализу, хочу сделать небольшое заявление. В интернете можно найти немало списков «татарской фантастики» (часть которых я использую в этой статье). Но во всех них (видимо, чтоб придать солидности), наряду с татароязычными авторами и произведениями, упоминаются писатели, которые творили и творят на русском языке. В рубрику «татарской фантастики» эти авторы попали в силу своего этнического происхождения.  Мое глубокое убеждение состоит в том, что это неправильно. Литература – это функция языка. Принадлежность писателя к национальной литературе определяется не его этнической идентичностью, а тем, на каком языке он пишет. Достоевский происходил из обрусевших поляков, но ставить его рядом с Мицкевичем и относить к польской литературе - глупость. Также вызывают только иронию попытки объявить Гоголя украинским писателем, на основании того, что он был чистокровный малоросс и описывал в ряде повестей быт и нравы Полтавщины.  Писал он по-русски (в отличии от Шевченко и Котляревского) и прямо называл себя русским писателем. Поэтому-то и я считаю, что Шамиль Идиатуллин, например -   замечательный писатель, его бестселлер «Rucciя» («Татарский удар») – впечатляющая политическая фантастика, но все же его  произведения (включая фантастические) – факт современной русской, а не татарской литературы (и «Rucciя», кстати, вполне соответствует тенденциям современного русского «футурологического боевика»). В интервью «Миллиард.Татар» Идиатуллин признается, что русский язык остается для него единственным, «которым я уверенно владею, который является для меня и рабочим инструментом, и полем мышления», хотя писатель изучает татарский и мечтает писать на нем.   


Встреча с Шамилем Идиатуллиным. Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»


Итак, составляя свой список татарских фантастических произведений, я буду руководствоваться правилом – эти произведения должны быть не только посвящены «фантастической тематике» (изображения будущего, еще не изобретенных технических новинок, невиданных социальных экспериментов, перемещений во времени и т.д.), но и написаны на татарском языке. 

Зарождение татарской фантастики: антиутопия Гаяз Исхаки о том, как консерваторы и эпидемия погубила татар 

Татарская фантастика родилась очень давно, в «золотой век» татарской литературы, который совпал с «Серебряным веком» русской культуры – концом XIX- начала XX вв.  Можно даже назвать точную дату – 1903 год, когда татарский писатель–классик Гаяз Искаки (Мухаметгаяз Гилезетдинович Исхаков (1878-1954)) написал повесть-антиутопию «Вырождение 200 спустя».

Повесть рассказывает о будущем татарской нации (которую автор именует булгарской, чтоб подчеркнуть связь с Волжской Булгарией). В ней косные религиозные деятели, выступающие против прогресса, за консервацию архаической жизни татар, мешают нации развиваться. Среди татар очень мало передовых людей – ученых, писателей, предпринимателей, которые хотели бы, чтоб татары создавали современные формы культуры. Большинство татар под руководством улемов живут в повести Исхаки прежней полусредневековой жизнью. Нет у татар ни своих университетов, ни современной медицины. В конце концов большинство нации погибает в результате эпидемии в конце 21 века. Остается всего около 3 тысяч человек от прежнего 15-миллионного народа. 


Повесть Гаяза Исхаки “200 елдан соң инкыйраз” (Исчезновение через 200 лет). Источник фото: tatarlar.info


Действие повести переносится в 22 век. Мы встречаем тут главного героя произведения – татарского  историка Джагафара. На всем свете кроме него осталось лишь несколько татар – он сам, его жена Сюимбике, которая ждет ребенка, и  пожилой татарин, про которого герой прочитал в газете. Пожилой татарин умирает в казанской больнице, Сюимбике с ребенком погибают при родах, сам Джагафар отправляется в древнюю столицу – город Болгар, взбирается на большой минарет, но порыв ветра рушит здание и погребает историка. Интересно, что, по мысли Исхаки, русские ученые того времени восхищены булгарской (татарской) культурой, они ее благоговейно изучают и хранят даже после смерти последнего татарина.   

Зарождение татарской фантастики: как в мире Фатиха Амирхана победили татарские либералы-западники 

Следующий образец дореволюционной татарской фантастики – сатирически-фантастическая повесть другого татарского классика, друга великого Тукая Фатиха Амирхана «Фатхулла-хазрат» (1909).

К сожалению, повесть до сих пор не переведена на русский и не знакома русскому и зарубежному читателю (по Интернету гуляет сокращенный вариант повести на татарском в 15 страниц, на самом деле, в произведении около 100 страниц). Перед нами уже не антиутопия, а утопия. Сюжет ее таков: казанский мулла Фатхулла – типичный представитель старого татарского консервативного духовенства (кадимист), враг всех европейских новшеств, умирает в 1908 году в возрасте 50 лет. Однако через 42 года татарские ученые из лаборатории Казанского университета сумели вернуть его к жизни, изумив этим успехом татарской науки весь мир. Действие  повести происходит в Казани, в 1950-м году. Воскресший Фатхулла знакомится там со своими протагонистами, сторонниками прогресса - профессором Ахметом и его дочерью Лейлой. Повесть полна предсказаний научно-технических новинок (беспроводного видеотелефона, воздушного судна для перевозки людей и т.д.), но не это главное в произведении Амирхана. Перед нами утопия, изображающая татарское общество, которое не разорвало связь со своими традициями (исламом и восточной культурой), но в то же время переняло все лучшее у европейской и русской культуры (науку, технику, современную систему образования, демократические институты). Фатхулла-хазрат, конечно, в повести – отрицательный персонаж, ему суждено увидеть победу проекта своих противников – джажидистов, татарских либералов-западников и убедиться в ошибочности своих ультраконсервативных воззрений.


Фатих Амирхан. Источник фото: sntat.ru


Как видим, дореволюционная татарская фантастика посвящена проблеме выживания татарского народа и путей его будущего развития. Интеллигенция всей империи и, в том числе, и татарская, осознавала, что общество нуждается в модернизации, что жизнь народа в старых формах далее невозможна. Сегодня, через 100 лет, эти дискуссии вновь стали актуальны. 

Конечно, этими двумя произведениями не исчерпывается татарская фантастика «золотого века». В 1919 году Амирхан написал образец детской научной фантастики – «Путешествие на остров детей». В 1923 году Исхаки создал в Берлине рассказ в жанре антиутопии о будущем России – «Лукман-хаким». К фантастическому жанру обращались и другие авторы того времени. 

 

Автор: Рустем Ринатович Вахитов, 
кандидат философских наук, 
г. Уфа

Источник фото на анонсеru.freepik.com