Почему у татар получилось зарабатывать на туризме, а у других – нет?

Блогер из Москвы поделился наблюдениями из жизни туристической Казани 

Почему у татар получилось зарабатывать на туризме, а у других – нет?
«Мы толкаем красивые речи про импортозамещение, а получается, что у нас есть столько вкусных вещей, которые за пределами одного региона никто не знает», - делится мыслями писатель и блогер Георгий Зотов после своей поездки в Казань. В интервью для Milliard.tatar он признался в своей любви к татарской кухне, особенно к вяленому гусю. Также он рассказал, почему Татарстану получилось ежегодно привлекать миллионы туристов, а другим регионам нет.


«Сделали грамотную туристическую инфраструктуру»

- Георгий, пребывая в Казани, вы обратили внимание на туристическую привлекательность города. Почему Татарстану удалось стать одним из туристических центров России, а другим регионам не особо?

- Для того, чтобы что-то получить, нужно что-то сделать. В прошлом году я посетил 10 регионов России, и кое-где относятся так: «Вот что-то у нас туристов нет. У нас красивая местность, горячие ключи, шашлыки. Но что-то туристы не приезжают». А я им говорю: «Ребята, вместо отелей у вас стоят какие-то амбары, негде остановиться». Я смотрел на Booking.com, там было 10 предложений – и те не фонтан. Мне отвечают: «Туристы поедут – и у нас все появится, бизнес сориентируется». А я им: «Как же им поехать, если у вас жить негде?»

В случае Казани и Татарстана ваша главная заслуга и успех – вы моментально развили инфраструктуру. Я понимаю, что у вас прошла Универсиада, состоялись другие мероприятия. И у вас оказалось множество гостиниц на любой вкус. Проблема наших регионов – у нас есть либо слишком дорогие гостиницы, которые людям не по карману, а туризм у нас, как понимаете, бюджетный, либо такие гостиницы, что туда страшно собаку поселить. Поэтому у вас заслуга – сделали грамотную туристическую инфраструктуру. В Казани и «окрестностях» (Елабуга, Свияжск и другие местности) есть что посмотреть, есть где остановиться. У вас гостиницы на любой вкус – и дорогие, и бюджетные. Это много значит для человека.

Второе: я был в Казани зимой (летом, наверное, другие цены). И на билет «Аэрофлота» я заплатил 2700 рублей. Если мы возьмем Байкал и Камчатку, туда добираться через пень колоду, это стоит бешеные деньги. 

Третий кит, на котором стоит татарстанский туризм, - у вас замечательная еда. Такое количество разнообразных ресторанов, предложений, в том числе татарской еды. Я такое наблюдал только в Москве и Петербурге. У вас есть рестораторы, которые сделали бы честь Москве. В Москве бум ресторанов с российскими продуктами. И все то же самое происходит и в Казани. Плюс у вас есть инфраструктура, есть что посмотреть, нормальные расстояния, чтоб куда-то добраться, и еда. Что еще туристу надо?

- Описывая разные страны и регионы, вы нередко обращаете внимание на наглых продавцов, хамоватый персонал, навязчивые услуги. В Казани как с сервисом?

- Есть и плюсы, и минусы. Что касается ресторанов, были такие, где официанты буквально спали на ходу, и были такие, где сервис был просто великолепный. Мне Сергей Иванов (председатель Госкомитета РТ по туризму. – прим. МТ) как раз сказал, что проводятся курсы для людей, которым объясняют, как вести себя с гостями, как предлагать лучший сервис, говорят, что туристы – это не враги, они оставят чаевых. И ситуация стала исправляться. И люди понимают, что в сервисе надо как-то стараться. Я был в одном стейк-хаусе, сначала в нем не было мест, нас где-то посадили, потом официантка подошла, сказала, что освободился столик, можно сесть туда. Все было вежливо, прекрасно, замечательно. Но в некоторых местах людям откровенно пофиг, кто к ним пришел, что сделал. У вас пока что серединка на половинку. Но я вижу, что ситуация улучшается.

Я снимал через сервис Booking.com квартиру в Казани, и человек не смог меня встретить. Он закопал электронный ключ для подъезда в снегу, а железный ключ лежал в почтовом ящике. То есть мне надо было пройти квест: раскопать в снегу электронный ключ, открыть почтовый ящик, достать ключ и т.д. Когда я об этом написал в блоге, куча народа мне сказала: «Хорошо, что полиция вас не схватила, потому что могли подумать, что вы закладку ищете». И такой квест у меня был впервые. Когда я получал от него документы на проживание (потому что я командированный), мне пришлось напомнить ему об это шесть-семь раз. В итоге он дал мне в последний момент и очень неохотно – и такое тоже встречается повсюду. В то же время я должен отметить, что когда заселился, я заметил, что роутер еле пашет, связь очень плохая. А для меня интернет очень важен: я должен передавать материалы в редакцию, я веду блог. И я этому человеку звоню и говорю: «Если такая ситуация, то возвращайте деньги». Он моментально приехал, привез другой роутер и все исправил. У вас люди не сливаются: когда возникают проблемы, они их решают, даже если это им не нравится.

Еще меня удивил казанский Uber, но, как мне объяснили, это встречается повсеместно. Если ты вызовешь такси, человек приедет, встанет черт знает где и не отвечает на звонки. Я не знаю, в чем проблема взять трубку. И мне сказали, что Uber в Казани этим славится, лучше бы я другие такси вызывал. Теперь я уже опытный чувак, и когда я приеду в следующий раз, вы меня от казанца не отличите. 

«Вяленый гусь – это чисто ваш татарский специалитет»

- Вы в своих публикациях подробно остановились о гастрономической части поездки, так «вкусно» написали про татарского гуся. Отличается ли татарский гусь от русского или иностранного, учитывая, что породы все равно импортные?

- В том-то и вопрос, что я не встречал вяленых гусей в других частях России и мира. Вяленый гусь – это чисто ваш татарский специалитет. И я был бы рад ответить, чем отличается татарский гусь. Мы с человеком, который вялит этих гусей провели небольшую дискуссию. Он говорит, что утка лучше, но гусь – это наше все. Его покупают на Новый год, на какие-т праздники, это культ. Но в целом мне не с чем сравнить. И для меня это странно: эчпочмаки, белиши, вяленые гуси и утки практически неизвестны в других частях России. Мы толкаем красивые речи про импортозамещение, а получается, что у нас есть столько вкусных вещей, которые за пределами одного региона никто не знает.

- Чак-чак все-таки узнают.

- Согласен. Чак-чак – единственная вещь, которую знают за пределами Татарстана. Тот чак-чак, что в Москве продается, на него просто жалко смотреть, хочется обнять и плакать: это все залито сахарным сиропом, никакой мед там не используется, по большей части это все примитив. Я сомневаюсь, что у нас такой чак-чак вообще татары продают. Может, где-то в Москве есть такой офигенский магазин, в котором продается чак-чак, который всю вашу Казань затмит, но я пока такой не встречал.

- Перед поездкой в Казань вы спрашивали у подписчиков, где найти кумыс. Смогли вы его отведать в Казани?

- Мне сказали, что какое-то предприятие есть. Но зима была холодная, лошади не доятся, поэтому приезжайте летом, будет вам кумыс. 

- Приходилось ли вам в Москве встречать татарские лакомства или выпечку?

- Не встречал. Говорят, что у нас они есть. Раньше у нас были супермаркеты «Бахетле», куда я любил заезжать за выпечкой. У меня в Отрадном был «Бахетле», куда я заезжал за пирожками. Выпечка была офигенная, как у меня мать готовила. Но «Бахетле» закрылся в том числе из-за непродуманной финансовой политики. У вас стандартный пирожок стоит в районе 35 рублей, а в Москве он стоил 90. Я не понимаю, почему разница в три раза. Неужели в Москве такая дорогая аренда? И люди просто перестали туда ходить. Мне лично очень жаль. Первым делом, как я поехал в Казань, я пошел в «Бахетле» и дорвался там до всего: самса, пирожки, гуси – все было просто прекрасно. С закрытием «Бахетле» в Москве мне просто негде поесть татарскую выпечку. Хотя мне в комментариях люди пишут, что где-то татарская кухня есть. Но я живу на севере Москвы, сомнительно, чтоб я поехал в другой конец города за пирожками. 

- Было ли что-то в гастрономическом плане, что в Казани вам не понравилось?

- В гастрономиче6ском плане мне все понравилось. Кстати, мне в комментах пишут, что в «Бахетле» еда стала хуже, но мне как туристу понравилось там все. Обслуживание было разным, но еда у вас стоит на очень высоком уровне: и выпечка своя, и мясо. Но поскольку татары исповедуют ислам, я ожидал большего вовлечения баранины в жизнь татар. Но я ее не везде встречал.

«Татары всегда присутствовали в Москве»

- Смогли ли выучить какие-нибудь татарские слова или фразы, пока пребывали в Татарстане?

- К сожалению, нет. Со всеми я разговаривал по-русски. Я могу сказать только «салам алейкум», но это не совсем татарские слова, это арабские. Но я знаю, что мы в русском языке используем татарские слова, о происхождении которых мы даже не знаем. Тот же «балык», который у нас считается копченой рыбой, а в татарском языке это просто рыба. «Бардак» – это стакан. И многие слова, которые мы используем, считаем русскими, хотя на самом деле они татарские. Я бы рад вам сказать что-то по-татарски, но за неделю я ничего не выучил. Мне даже стыдно за это, потому что следовало бы выучить. Но со мной все разговаривали на прекрасном и правильном русском языке, и мне не пришло в голову что-то выучить по-татарски.

- Сами казанцы нередко про свой город говорят, что это большая деревня. Было ли у вас такое ощущение «деревенскости»?

- То же самое говорят про Москву. Это классическое выражение советского времени: «Москва – большая деревня». Но для москвича ваш город небольшой. И если бы Казань была размером с Москву, я бы согласился, что это большая деревня. 

- Соответствует ли Казань статусу третьей столицы России, как заявляют у нас?

- Для этого все было сделано. Я видел развитый город, в котором очень чисто, который всегда готов к приему гостей, в котором выстроен грамотный менеджмент. Я даже видел, что стали делать рынки, чтоб там могли продавать фермеры. Я видел частные музеи – чак-чака, чая, советского быта. Многое можно посмотреть. Другие города тоже могут поспорить за третью столицу, но как себя заявила и продвинула Казань, на данный момент это так. 

- Татары являются вторым по численности народом России. Чувствуется ли в Москве, что они в ней занимают определенное место?

- Да, чувствуется. Я постоянно посещаю центр Москвы, прохожу мимо Соборной мечети: при коммунистах она называлась «Татарской» мечетью. Татары всегда присутствовали в Москве. Насколько я помню, при СССР проживало 250 тысяч татар, сейчас, по-моему, больше. У меня есть знакомые татары в Москве, я с ними работал. Наверное, мы наиболее близкие друг к другу народы. У нас сначала были плохие отношения, потому что было татарское завоевание, потом было русское завоевание. Но прошло 500 лет, и мы доказываем друг другу, как мы прекрасно можем друг с другом существовать. Для меня татары – как русские, а от татар я часто слышу, что для них – русские как татары. У нас общий менталитет, общий юмор, много похожих вещей, которые заимствовали друг у друга. 

Это банально, но это действительно так: татары – братский народ. Татары никогда не являлись какими-то пришельцами из космоса, мы всегда жили бок о бок, всегда знали традиции. Когда я был еще ребенком, у нас во дворе был дворник-татарин. В Москве я работал с татарскими журналистами. Во всех областях жизни встречаются татары, и везде отношение хорошее.

Фото: Георгий Зотов / aif.ru