«За биением сердца реки ты слышишь биение сердца поэта»

Известный литератор Милеуша Хабутдинова впервые побывала в новом здании Национальной библиотеки на празднике поэзии, и делится своими впечатлениями с мероприятия, а также ставит диагноз новому зданию библиотеки. «Миллиард.татар» публикует ее мысли о современном «офисе-муравейнике» в стенах здания «эпохи коммунизма».

Вчера впервые побывала в новом здании Национальной библиотеки.
Это был праздник поэзии, организованный Интертат. К сожалению, из-за погодных условий праздник с летней веранды пришлось перенести в здание. Ведущая Юлдуз Миннуллина сумела крупными мазками создать портреты поэтов. Важно, что удалось собрать вместе поэтов, представляющих разные поколения, а значит, в рамках вечера познакомить с разными этапами развития татарской поэзии. Приятно было видеть воодушевление в глазах аксакалов, редко выступающих сегодня на публике... Поэтические вечера не в моде... Спасибо организаторам за возможность услышать стихотворения в исполнении авторов. Это добавляет свой неповторимый штрих к восприятию поэтического текста.
Прозвучали стихи знакомые и новинки - это тоже придавало вечеру свое очарование.
С чем я ушла с этого вечер…

Источник: Википедия


В душе до сих пор пульсирует стихотворение Равиля Файзуллина о Казан су, а воображение рисует обмелевшую реку с селитерными рыбами. Хлесткая и емкая метафора, отсылающая нас к современности. Браво! Как удачно работает в стихотворении антитеза - заилившаяся, обмелевшая река Настоящего противопоставляет полноводной из Прошлого, где на берегах росли шелковые травы в юности... Хочется вновь и вновь перечитывать это стихотворение... Оно оставляет прекрасное послевкусие для души и разума. А какое богатство ритма! Каждое четверостишие накатывает на тебе неторопливой волной, пульсирующей как кровь в жилах... За биением сердца реки ты слышишь биение сердца поэта, ритм и поступь истории, голоса татар, которые когда-то построили здесь свою столицу, очарованные красотой этих мест. В стихотворении оживает элегическая интонация татарского моң. Стихотворение полно элегической грусти и разочарования, что заставляет задуматься об ответственности. Казан духа современности пуст! Великолепное стихотворение. Спасибо Равилю абыю и Интертат за этот подарок!
Предметом особого моего восхищения стали выступления Марселя Галиева и Лилии Гибадуллиной. Я давно почувствовала преемственность их поэзии. Это открытие меня вдохновляет и вселяет надежду на будущее татарской литературы. Элитарность творчества. Эпический простор выражения мысли. Демонстрация богатства родного языка: лексики, синтаксического строя, фоники. Когда я погружаюсь в мир их лирики, у меня создается ощущение, что я двигаюсь за иголкой татарской вышивальщицы, постигая и впитывая неповторимые узоры татарского орнамента, постигая смысл каждого узора... В очередной раз Лилия Гибадуллина продемонстрировала, как можно красиво заявить о своей национальной идентичности, а Марсель Галиев преподавал урок молодым, завязшим в любовной лирике, какого совершенства можно достичь в создании стихотворений о любви, какая бездна культуры может скрываться в слове ЛЮБОВЬ.
Луиза Янсуар порадовала меня тем, что выбрала для вечера стихотворение, раздвигающее занавес истории, донесла до нас голоса наших предков , в своей мифологии уже зацементировавших уклад жизни нашего народа. Мы нуждаемся в Духе Умай, в оздоровлении нашего духа...
Рамис Аймет после внутренних колебаний в выборе стиха, прочитал текст из далекой юности ,сегодня превратившийся в емкую метафору "я не родился."
К сожалению, Юлдуз Миннуллина отказалась выступить на вечере как поэт. Я отнеслась к этому ее решению с пониманием. Дело вовсе не в ее усталости, а в том, что ей как поэту, олицетворяющему нашу современность, надо дать время "переварить" происходящее и найти безопасные ключи, что открыть дверь для своего вердикта. В ожидании чуда есть свое удовольствие.
В целом локация мне не понравилась. Это вам не грот-зал или встречи у писательского камина в старом здании национальной библиотеки.
Вечер соответствовал своему названию. Мы были на улице, которая представляла из себя проходной двор. Постоянное хождение... Суетливые хозяева библиотеки с богатой жестикуляцией, как ветряные мельницы, отвлекающие зрителей от чтения стихотворений, чтобы продемонстрировать свое "участие" в происходящем... Дефицит внимания превращается для иных в страшную проблему. Быть и находиться - это, господа, разные вещи…

Стало горько и смешно от этого лицемерия и жалких потуг оживить эту мертворожденную площадку... Не было камерности... Растерянными на этой "улице" чувствовали себя и поэты, и зрители, и организаторы... Нас чья-то рука неумолимо загоняет не в "свою тарелку". Высокие потолки, созданные архитекторами времен коммунизма, не соответствовала контенту вновь созданных интерьеров... Да, мы карлики на плечах гигантов...
История утраты Национальной библиотеки РТ войдет черной страницей в историю нашей эпохи. Мы все несем за это коллективную ответственность. Создатель этого проекта, разрушив национальный очаг культуры, "лечится" за бугром.
Мой диагноз - пока реанимация "крематория" не удалось. Пациент скорее мертв, чем жив. Еще не поздно вызвать новый реамобиль... Пусть этот молодежный офис-муравейник живет своей жизнью, но это, господа, не "БИБЛИОТЕКА". Очень жаль, что среди татарских бизнесменов не нашлось никого, кто взялся бы за создание национальной библиотеки, как это делали наши предки век назад, готовя модернизацию татарского общества на заре джадидизма.
Вряд ли призыв Р.Гаташа о том, что не надо сбиваться с пути и сворачивать с Тукаевской улицы, найдет отклик у хозяев жизни, как настоящих, так и тех имитаторов, которых они вырастили на смену. В их мире мало места для книг. Одно радует, что наказание неминуемо. Если не очищать родник, он высохнет. Пора и рыбам избавляться от селитеров... А самое главное - не мирится с состоянием "язык рыб" ("балык теле" - находка Булата Ибрагимова).
Раньше на советских читательских конференциях спрашивали, с какой книгой ты отправишься на необитаемый остров, на вынужденную изоляцию. Я думаю, что сумела ярко показать, что в моем рюкзаке Духовности, с которым я не спешу расставаться, какие бы ветры современности не веяли над головой.