«Радий Хабиров и скульпторы смогли увековичить нашего татарина - генерала Шаймуратова»

Главный редактор газеты «Мәдәни җомга», писатель, лауреат государственной премии имени Габдуллы Тукая Вахит Имамов по-другому посмотрел на происходящее у соседей, посетив Башкортостан. О том, как он в магазинах искал и находил книги татарских писателей, радовался, как башкирские соседи не скромничают и гордятся своей историей, и возмущался скромностью властей Татарстана. Публикуем для ознакомления полемический материал коллег из «Интертата».  


Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ» (архив)


«Молодое поколение в Башкортостане растет с гордостью на примере памятника Минигали Шаймуратову»

– Объяснение моих слов можно разделить на несколько частей. В сентябре этого года состоялось открытие памятника татарскому генералу Минигали Шаймуратову. Одно дело – посмотреть по видеороликам, увидев своими глазами, родились совсем другие чувства. Его смело можно назвать пантеоном. Пантеон в Париже украшен колоннами, и он непременно оставляет впечатление у туристов. Удивление вполне оправдано, ведь правительство Башкортостана не стало искать деньги где-то там, нашли мрамор на своей же территории. Безусловно, Уральские горы чего стоят, и они умело этим воспользовались. Из 12-13 метровых колонн соорудили красивую колоннаду в форме полукруга. Посередине гордо стоит памятник Шаймуратову. 


Фото: @ Зиля Мубаракшина


В тот же вечер мы осмотрели и памятник Салавату Юлаеву, и, что греха таить: его памятник прилично уступает памятнику Шаймуратова. Последний сделан по-современному, в плане масштабности и размера не меньше Салавата. 


Фото: @ Зиля Мубаракшина


На его пьедестале с трех сторон отражается история народа Башкортостана. С тыльной стороны авторы изобразили птиц – знак башкирских родов. В связи с этим у меня возникает вопрос. Башкиры говорят по-разному, раньше говорили, что башкирское государство состояло из 8 родов. Сейчас их число довели до 40. Превратив в род каждую волость, хотят доказать масштабность, мол, как много корней. На памятнике я посчитал 14 птиц. Не 8, и не 40. Есть, над чем задуматься…


Фото: @ Зиля Мубаракшина


С другой стороны, изображено лицо Салавата Юлаева, перед ним – башкирские полки. Изображены башкирские полки, участвовавшие в Отечественной войне 1812 года и штурмовавшие Париж в 1814 году.  Что касается так называемых «башкирских полков», замучили уже меня. Взяли и перевернули так, что в этих полках служили только солдаты башкирской национальности. Башкирские ученые так пишут, а московские не возражают. Больше половины солдат в башкирских полках были татарами. Я уже убедился в этом сто раз. 


Фото: @ Зиля Мубаракшина


Выходец из нынешнего Балтачевского района Башкортостана – Кулый Балтачев был главнокомандующим трехтысячного отряда, отправленного в Польшу для подавления восстания крестьян в 1771-1772 годах. В этом отряде был и Муса Хасанов – старшина Булярской волости, существовавший некогда на территории нашего Актанышского района. Был и старшина Байлярской волости – это территория Мензелинского района. Нынешний Нуримановский район Башкортостана подготовил 2ой тептярский полк, который участвовал в боях. 

Из территории нашего Актанышского района принимали участие 2ой тептярский полк, 5ый и 6ой полки из числа крестьян, внесенных в башкирское сословие. Всех не пересчитать… Например, в музее Чишминского района они представили изображения пяти участников этих полков в 1812 году – они из мишарских полков. В их так называемые «башкирские полки» входили и мишарские, и тептярские полки. Будучи татарами, они записывались в башкирское сословие – дабы получить 40 десятин земли. Дорога между Уфой и Челнами называлась «Казанской», вдоль этого пути располагались многочисленные волости. Они давали воинов для этих полков. Как минимум. половина из этих полков состояла из татар. 
Поэтому, когда начинают рассказывать о башкирских полках, это трогает за живое. Но правду знают лишь ученые умы, изучающие люди. Человек без подготовки, особенно молодое поколение, не способны различить. Разумеется, когда к памятнику приводят молодежь, они будут восхвалять только башкирскую нацию. 

Молодое поколение Башкортостана будет расти с гордостью за нацию на этом примере. И этой гордости, и я ничуть не уменьшаю, им может хватить и на 200 лет. Нынешнее поколение будет восторгаться башкирскими полками. 
Третья сторона памятника – Шаймуратов верхом на лошади ведет за собой полки. Лица этих воинов скульптор делал по фотографиям живых людей.  

Еще одна гордость комплекса Шаймуратова – это имена Героев Советского Союза на башкирском и русском языках. Редкий случай, когда из одной дивизии звания Героя удостоились столько людей. Они смогли олицетворить и передать этот дух. Работа скульптора Салавата Щербакова удалась.

«Башкирские власти сумели прославить татар!»

Меня восхищает старательность и отвага главы Башкортостана Радия Хабирова. Благодаря этому памятнику он обрел вечную славу. Увековечил свое имя. Пока будет стоять памятник, народ будет благодарить Хабирова и его имя не сойдет с уст. Если на этой неделе он лично следит за добычей белого мрамора, то уже на следующей неделе проверяет строительство комплекса пантеона, подгоняет рабочих. Радий Хабиров и скульпторы смогли увековечить нашего татарина – командира дивизии Минигали Шаймуратова. Они сумели прославить татар – вот что вызывает восхищение. У нас в Татарстане, как сказал бы Мухаммет Магдеев, «вряд ли» такое бы поставили…


Фото: @ Зиля Мубаракшина


К тому же, Радий Хабиров поставил памятники нашим татарским поэтам Мустаю Кариму, Шаехзаде Бабичу. Значит, он старается не делить народ на татар и башкир, и вести общую политику. Это дает духовный подъем и татарам, и башкирам. Есть и другая сторона медали – татары, живущие в Башкортостане, тоже ощущают духовный подъем, понимают свою значимость. 

«Татары не сделали ничего для прославления Гази Загитова, Акмуллы, Шаймуратова»

Исчезновение языка – второй серьезный вопрос. Татары в этом и сами виноваты: они никогда не пытаются добиться своего, оспорить, требовать чего-либо. Мы, живя на территории Татарстана, не достаточно защищаем, сохраняем свой язык. Когда в 2007 году предстал вопрос введения единого государственного экзамена, в Башкортостане 15 тысяч татар и башкир вышли на центральную площадь. У нас около театра Камала собралось 700-800 человек. Вот и оценивайте. Получается, что их дух сильнее нашего в 20 раз. 


Фото: @ Зиля Мубаракшина


Ходили мы и к памятнику Акмуллы. Я не против, чтобы такого выдающегося человека любили все нации, но татарский народ и наши власти не сделали ничего для его прославления. 

Татарина Гази Загитова, который первым водрузил победное знамя над Рейхстагом, в Татарстане никто не знает. В Казани какая-нибудь улица носит его имя? Есть улицы Шаймуратова или Акмуллы? Я не слышал. Значит, власти Татарстана не работают. Именем Гаяза Исхаки назвали темную улочку возле вокзала с тремя домами. Зачем они татарскому народу, если именами их выдающихся людей называют такие улицы? Берите пример с башкирского правительства! Они переименовали одну из центральных улиц – улицу Фрунзе назвали именем Заки Валиди. Вот так взращивается гордость за нацию!

У нас улицу Баумана до сих пор не переименовали… Николай Бауман, между прочим, был террористом: якобы ради революции бросал бомбы и убивал людей. Почему я, татарин, должен радоваться, шагая по улице, названной в честь террориста?! Имена комиссаров коммунизма уже давно убрали. Потому что доказали, что они неправильно делали революцию, организовали гражданскую войну и стерли с земли 10 млн жизней. А мы почему до сих пор за них держимся? Почему мыслим двояко?

Мы не задумываемся о том, чтобы поставить татар на первое место, продвигать татар. В Башкортостане в первую очередь хотят продвигать башкир. Поэтому у них Шаехзаде Бабич – в центре, Заки Валиди, Шаймуратов – в центре, Салават Юлаев с 1967 года в центре. Они возрождают чувство гордости. 

«Башкирский государственный педагогический университет сохранили, а у нас татарский факультет сдуло ветром…»

Если на площади памятника Акмуллы посмотреть по сторонам, можно четко увидеть шесть надписей: БАШКИРСКИЙ педагогический университет имени Мифтахетдина Акмуллы. У нас слова «ТАТАРСКИЙ» вечно не хватает. Они называют Уфимский университет «Башкирским», а мы свой университет – «Казанским федеральным». А сейчас и слова «Казанский» боимся говорить: «федеральный» университет. Татарам вечно не хватает этой смелости. 


Фото: @ Зиля Мубаракшина


Таким образом, они сохранили Башкирский государственный педагогический университет. Он состоит из 13 корпусов, и факультет башкирского языка находится в отдельном корпусе. У нас от факультета татарского языка ничего не осталось. Пустили дым в наши глаза, мол, Москва дает нам 70 млрд денег и закрыли татарский факультет университета. Исчез и Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет!

Кто выиграл, а кто проиграл? Да ведь мы сами ежегодно отправляем в Москву 800 млрд рублей, а в прошлом году и вовсе отдали 1 триллион 200 млрд рублей. Почему наши руководители не отстаивают свое? Они должны защищать права Татарстана и татарского народа. Но они бездействуют. Наши депутаты единогласно, без единого выступления в защиту, сами продали татарский язык. И мы остались без языка. А в Башкортостане язык живет.  

«В Татарстане все развалили. Поэтому национального духа нет»

Они не сидят сложа руки. Мы заходили в книжные магазины Башкортостана. Там продается 15-томник истории башкирской литературы. Уфа высылает книги в районы. Скажем, когда мы приехали в Нуримановскую районную библиотеку, они вели учет книг. Книги закупаются на госсредства, распространяются среди школ. Их дети будут изучать 15-томник истории башкирской литературы, половина из них – татарские писатели, конечно (Галимджан Ибрагимов, Шаехзаде Бабич, Мазит Гафури и т.д.). Но дело не в этом. Они вошли в книгу как часть истории башкирской литературы, и нынешнее поколение будет изучать это вот так.   



У нас нет таких сборников. У них толковый словарь башкирского языка состоит из 15-16 томов, это просто удивительно. Это значит, что в Башкортостане институты работают! Там наука не стоит на месте. Мы начали ощущать нехватку татарских учителей. 

Татарский народ и правительство Татарстана никогда не должны забывать: мы живем не только на территории Татарстана. В Астрахани нам сказали о нехватке 22 учителей татарского языка. В Тюменской области раньше была 91 школа, а сейчас они плачут, что не хватает учителей для ведения хотя бы факультативных занятий по татарскому языку. А у нас ведь нет института!

У нас не осталось ни одного прежнего педагогического училища. Сегодня в Мензелинском педагогическом училище нет ни единой татарской группы. Мы гордо заявляем, что «в Мензелинском училище на курсе политработников учился сам Муса Джалиль». А там сейчас некому говорить на татарском. Хотя там учатся дети из чисто татарских районов – Актанышского, Мензелинского. Но татарской группы нет, и они приходят и учатся на русском языке. 

Почему правительство, министерство образования не задумываются? У нас куда ни глянь – все развалили. Поэтому нет национального духа. Группа детей вышли перед Госсоветом РТ, чтобы раздать депутатам Әлифба (Азбука), кто потом вызывал их в деканаты и ругал? Наши же татарские учителя. Потому что им кресло дороже. А это так не должно быть. Декан должен был идти к ректору – тогда им был Ильшат Гафуров. «Ты пугаешь детей, сохранивших татарское самосознание, грозишь им отчислением и привлечением к ответственности. Ты ведь должен радоваться, что такие дети еще есть, ты должен пойти к ним и целовать их руки. Не будь идиотом!» - должен был ему сказать. Но такого героя не нашлось. 


Фото: @ Зиля Мубаракшина


Мы ходили в Башкирский государственный академический театр имени Мазита Гафури, смотрели репертуар. Большинство постановок принадлежат перу башкирских и татарских драматургов. Наши твердят: «Драматургов не хватает, произведений, спектаклей не хватает», переводят произведения русских, японских, китайских, лезгинских авторов, вводят в репертуар. Потому что мечтают потом с этим произведением поехать в Москву и получить «Золотую маску». Или едут в Китай и блистают перед китайским зрителем. А о своей нации никто не думает. Оправдываются нехваткой драматургов, чтобы задвинуть в сторону татар. Им татарская нация не дорога. 


Фото: @ Зиля Мубаракшина


Значит, в Башкортостане работа поставлена по-другому. Значит, министерство культуры поручает режиссерам в первую очередь ставить башкирские произведения, чтобы разбудить национальное самосознание народа Башкортостана. Значит, наши не умеют давать такие поручения. Им это не надо.

Мы говорили, что в Башкортостан не ввозятся татарские книги, что они не имеют возможность читать татарскую литературу и периодическую печать. Мы зашли в два книжных магазина: говорю, как есть, на двух одинаковых полках – на одном представлена башкирская, на другом – татарская литература. Тут же я увидел и свою книгу, и книгу редактора журнала «Казан утлары» Рустема Галиуллина. Значит, они читают наши книги. А мы не только писателей Башкортостана или татарских авторов Башкортостана у себя не можем продавать, мы и продажу своих же книг загубили на корню. В годы СССР в Татарстане работали 81 книжных магазина – в каждом районе. Их распродали, чтобы «принести прибыль в казну». Книжные магазины не могут обогатить государственную казну – это должен понимать каждый министр и глава республики. Книга не приносит прибыль – она обогащает умы.  

Они умеют гордиться и прошлым, и настоящим. А мы все разрушили. Театры наши ставят русских или китайцев. У нас идеология настолько хромает – что словами не объяснить. 

«Радий Хабиров – примерный руководитель России, радеющий за свою нацию и республику»

С корреспондентом ИА «Татар-информ» Рифатом Каюмовым мы объездили более 20 районов. Побывали на родине Салавата Юлаева – деревне Текеево на границе Екатеринбурга и Челябинской области. Кто-то объяснил Радию Хабирову, что родина Салавата Юлаева осталась в Челябинской области. Хабиров поехал, увидел, убедился и пошел к губернатору Челябинской области. Показал это место. Объяснил ему, попросил: «Это место для нас священно. Верните нам эту территорию». Вместе подготовили документы и поехали в Москву. Добились разрешения и вернули эту территорию Башкортостану. Ну не удивительно ли?!

В Текеево нас проводила руководитель музея Салавата Юлаева Зиля ханум. Красота неописуемая: со всех сторон окружена горами, посередине – низменность, течет река. Если не ошибаюсь, площадь территории около 2 тысяч гектаров. В будущем году там построят большой комплекс, посвященный Салавату Юлаеву. 

У нас строят ненужные спортивные комплексы, тратят деньги на спортсменов, которые не могут ничего добиться. Все кричали «Рубин», «Ак Барс»… Где эти «Рубин», «Ак Барс»? Какую славу они принесли татарскому народу? Воспитали такого футболиста, как Галимджан Хусаинов? Зачем мне смотреть на игру заграничных спортсменов, приглашенных за миллионы долларов? Этим они хотят прославиться? Не получится. Зря тратим татарстанские деньги. 

В домах культуры и библиотеках районов Башкортостана установлены стенды о подвиге Минигали Шаймуратова. Сделано это, чтобы знали, чтобы учили. В Янаул в 1930-х годах привезли трактор «Сталинец». Под фото написали: «Первым этот трактор в наш район привез Касым Атнабаев». Отец Ангама Атнабаева!

Одни говорят, что по канонам ислама нельзя ставить памятники с человеческим лицом. А правительство Башкортостана ни с кем спорит и ставит памятники. Почти сразу после кончины в Татышлинском районе возвели памятник Хании Фархи. А наши установили Туфану Миннуллину жалкий бюст (и так сойдет?), жалкие памятники Хади Такташу и Рустему Яхину. Спрятали в уголочке, занесли во двор. В Башкортостане умеют подбирать место. Если ты не дорожишь своим прошлым – и тебя тоже никто не будет ценить. 

В Татарстане я не знаю такого человека, руководителя, так рьяно трудящегося во имя республики и народа. Он не почитал это унижением. Ездил, сам! искал! Тот же Радий Хабиров выхлопотал Минигали Шаймуратову звание «Героя», поставил ему памятник. Если будешь гореть за свою нацию – твое имя останется в истории, тебя будут ценить потомки. Вот кто сейчас примерный руководитель в России!
 

Автор: Зиля Мубаракшина, перевод
Источник: intertat.tatar

Фото на анонсе: © Рамиль Гали / «Татар-информ» (архив)