«Татарская грамзапись»: как звучали звезды национальной эстрады в начале ХХ века

Какую музыку слушали татары в начале ХХ века? Журналист «Татар-информа» Ильяс Хазиев представляет уникальные татарские записи, сохранившиеся в архиве коллекции департамента аудиовизуальных документов Национальной библиотеки Франции.

Во многих произведениях татарских писателей начала XX века прослеживаются мотивы о крайней необходимости музыки для татар. Кто-то даже считал, что именно музыка спасет татарскую нацию от вырождения. Подобные мысли встречаются у Гаяза Исхаки, Галимзяна Ибрагимова и других. 

Однако, какой была татарская музыка того времени? Кто писал тексты к песням, откуда мелодии? Кто исполнял эти песни?

Записи, обнаруженные в архиве Национальной библиотеки Франции, для удобства прослушивания, нами собраны в один видеоролик.
 



Обнаруженные во французских архивах записи изучил народный артист Татарстана и Башкортостана Идрис Газиев. В нашем материале использованы сведения из его диссертации. («Из истории ранних татарских граммофонных записей: Камиль Мутыги-Тухватуллин, Граммофонные записи татарских певцов на рубеже ХIХ — ХХ веков»).

КАМИЛЬ МУТЫГИ-ТУХВАТУЛЛИН

Современник, родственник Тукая, его наставник и друг Камиль Мутыги для истории закономерно оставался в тени великого татарского поэта. Такая судьба постигла не только его, но и многих других выдающихся татарских деятелей той эпохи. Однако в данном материале, посвященном становлению татарской музыки, стоит уделить заслуженное внимание вкладу Камиля Мутыги в формирование профессиональной татарской музыки. Именно он считается первым профессиональным татарским эстрадным исполнителем. Одним из первых Мутыги начал вести концертную деятельность, и в народе получил прозвище «татарского Шаляпина».

Сегодня нам доступны 11 песен, записанных на патефонных пластинках в исполнении Камиля Мутыги. По нынешним меркам, это целый альбом. Безусловно, татарские песни начала XX века не отличаются разнообразием звучания. Песни однотипные. Однако, в отличие от привычного нам современного звучания, в записях того времени слушателю предоставляется возможность насладиться силой и мелодичностью голоса певца. Сам же мотив в виде аккомпанемента остается на втором плане, деликатно сопровождая вокальное исполнение.


Камиль Мутыги (справа)


Для сравнения мы предлагаем послушать одну и ту же песню в исполнении Камиля Мутыги и ансамбля фольклорной музыки Республики Татарстан. В ролике использованы записи из французского архива и сайта ансамбля.
Популярность Камиля Мутыги современники пытались объяснить незамысловатым содержанием исполняемых им песен. Так, первый татарский музыковед, известный композитор Султан Габяши считал, что К.Мутыги «…брал в большинстве случаев русские напевы и пел их с легковесными шуточными словами, и тем снискал популярность в татарском мире».

Однако тем, кто ознакомился с записями Камиля Мутыги, подобная оценка Султана Габяши покажется субъективной, поскольку в репертуаре певца довольно много песен глубокого содержания, таких, что отражают трагедию татарской истории, разоблачают, критикуют темные стороны татарского общества, наталкивают на философские мысли.



Стоить отметить, что большая часть репертуара Камиля Мутыги - песни на стихи Габдуллы Тукая. Среди них особого внимания достойны песни на стихотворение «Кичке азан» (“Вечерний азан”), написанные поэтом в реакционные годы «Тотса мәскәүләр якаң» («Если москвичи возьмут за шиворот»), и песня «Пар ат» («Пара лошадей»).

Тукай, как один самых прогрессивных личностей своего времени, участвовал в формировании всего нового и актуального в татарском обществе. Поэтому неудивительно, что он оказался в авангарде и в сфере музыки. Однако Тукай не писал текстов к песням - артисты сами выбирали его стихи и сочиняли к ним мелодию. Более того, известно, что поэт предельно критически относился к граммофонным записям. В своем четверостишии «Граммофонда татар җырлары» («Татарские песни, исполненные на граммофоне») Тукай, со свойственной ему сатирой, дает характеристику песням, которые в то время выходили на грампластинках.

Тынычлыкны боза аның әче таушы,
Килә аннан, бер тыңласаң, мәче таушы;
Бер тыңласаң, чинау килә; бер тыңласаң –
Майламаган арба тәгәрмәче таушы!

(Нарушает тишину его резкий голос.
Если послушать, слышится то мяуканье кошки,
Слышится то рев, то скрип несмазанной телеги.

(перевод Роза Исхакова-Вамба).

(«Татарские песни, исполненные на граммофоне».
Опубликовано в 14-м номере журнала “Ялт-Йолт” от 1910 года под псевдонимом «Шурале»).

МАРЬЯМ БАНУ ИСКАНДАРОВА

Безусловно, популярные и широко распространяемые в те времена на грампластинках татарские песни не отвечали ожиданиям тех же писателей, считающих музыку «необходимым как воздух» элементом для развития нации. Заметной фигурой татарской сцены того времени была Марьям Бану Искандарова. И она была одной из тех, кто сочинял и исполнял эти песни. Нетрудно догадаться, какой степени осуждения и порицания подвергался сам факт выхода на сцену татарской женщины, а случай Искандаровой, безусловно, был совсем вопиющим, поскольку она выступала с этими песнями в трактирах и ресторанах.


Марьям Бану Искандарова


Марьям Бану Искандарова - личность противоречивая. Отношение к ней в татарском обществе было неоднозначное. Ее любили, в тоже время критиковали. Живой иллюстрацией разнообразию мнений по поводу личности и деятельности этой артистки является стихотворение Тукая под названием «Хайлыйм, хайлыйм хайларга...». Четверостишие вышло в 8-м номере журнала «Яшен» («Молния») в 1909 году под карикатурой, без подписи.

Хайлыйм, хайлыйм хайларга, без керештек байларга.
Сторожлыкка ялландык Чәйдәш абзыкайларга.
Яшенче дип әрлибез, доносчы дип хурлыйбыз;
Проститутка Мәрьям белән парлап торып җырлыйбыз.
(Мы взялись за богатеев.
В сторожи нанялись к Чайдашу абзыкай.
Сторонников «Яшен» ругаем, обзываем доносчиками,
Прямо на пару поем с проституткой Марьям)


Рисунок-портрет в карикатуре казанского купца, издателя газеты «Бәянелхак» А. Сайдашева


У этого четверостишия очень интересная история. В 1909 году поэт Сагит Рамиев, отсидев один месяц в тюрьме за свою политическую деятельность, устраивается на работу в газету «Бэянелхак». С группой молодых активистов он заводит в газете рубрики «Музей юмора» и «Мы», и под псевдонимами «Музейный сторож», «Музейный сторож Тимербулат» начинает публиковать статьи и фельетоны, стихотворные строки, направленные против газет «Яшен» и «Аль-Ислах», которые выходили под редакцией Тукая. Тукай же отвечал Рамиеву тем, что везде, где бы Рамиев не появлялся, читал ему это свое четверостишие. Чтобы понять, о ком же идет речь, надо заглянуть в примечания.

В сторожа нанялись к Чайдашу абзыкай - имеется ввиду издатель и редактор Ахметзян Сайдашев, владелец газеты «Бэянелхак» (выходила в Казани в 1906-1914 годах).

На пару поем с проституткой Марьям - поэт Сагит Рамиев был также и хорошим певцом. Известно, что он записал на грампластинку несколько татарских песен. В дорогих ресторанах на Макарьевской ярмарке они пели дуэтом с Марьям Бану Искандаровой. 

По последним данным, дискография Марьям Искандаровой включает 54 записи. Эти записи произведены в период между 1907-1912 годами. Этот факт выводит певицу на позицию самой издаваемой татарской певицы начала XX века. Конечно, это говорит о популярности. Вот так, например, описывает свое знакомство с Марьям Искандаровой в Москве первая женщина-актриса татарского профессионального театра Сахибжамал Гиззатуллина-Волжская: «... в опрятной комнате нас встретила высокая, красиво накрашенная, загадочная женщина с папиросой в руке. Она мне, обещая жизнь в достатке, предложила танцевать в ресторане: «Я работаю в ресторане «Яр», я - Марьям Искандарова», - говорится в воспоминаниях актрисы. 

Из этого отрывка можно понять, насколько высокий был статус певицы - она работала знаменитом московском ресторане «Яр». Также известно, что певица выступала в высококлассных ресторанах Макарьевской ярмарки.


Сахибжамал Гиззатуллина-Волжская


МИРФАИЗ БАБАЖАНОВ

Мирфаиз Бабажанов - также один из самых популярных исполнителей своего времени. Из его биографии известно, что он родился в городе Троицк. Интересно, что из-за манеры исполнения высоким «женским» голосом народ называл его «Троицкий Мирфәйзә» («Мирфайза из Троицка»). Действительно, в то время в моде было мужское исполнение в высоких тонах, полуфальцетом, чуть «визжащим» голосом. 

Известно, что Бабажанов много ездил на гастроли, хорошо играл на гармони, также регулярно участвовал на различных ярмарках, в том числе в культурно-развлекательных программах знаменитой Макарьевской ярмарки. В воспоминаниях современников имеются описания его внешности, голоса, манеры исполнения. К сожалению, несмотря на популярность певца, его фотографии на сегодняшний день не обнаружены.


Вид Макарской ярмарки


Что касается репертуара Бабажанова, то отдельного внимания заслуживает песня «Баламишкин». Существует мнение, что она написана на основе легенды. Якобы, купец по имени Габделгалим Мишкин завещал свое богатое состояние трем сыновьям. Двое из них решили, что полученного наследства им хватит на всю оставшуюся жизнь, и не утруждали себя работой. Но деньги кончились, а в память им осталась лишь песня «Баламишкин». Интересный факт: на основе этой же легенды Карим Тинчурин написал свою драму «Соңгы сәлам» («Последний привет»).

Еще одна версия: эта песня была написана по заказу самого купца Мишкина, поэтому она могла быть названа в его честь, поскольку так делать в то время было модно.

ХУСАИН ЮСУПОВ

Довольно многочисленные пластинки с записями Хусаина Юсупова хранятся в фонде Института языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова. Среди записей под названием «Диск Пате» имеются песни «Ай¬, һайли Зиләли», «Волков сазы», «Тай да тройка», «Порт-Артур», «Агыйдел», «Ай бәгърем» и другие. Юсупов также пел «женским» голосом. Здесь вы можете послушать песню в его исполнении «Кара болыт» (“Черная туча”).

НАФИСА ПСНЯКОВА, ХАДИЧА ГАМБИТСКАЯ, ФАТИМА МУРАТОВА

Биографии этих трех певиц, к сожалению, неизвестны. Мы всего лишь можем услышать песни в их исполнении. Пснякова, Гамбитская и Муратова одними из первых в татарской музыке поют в формате дуэта и трио. В качестве примера можно привести запись песни «Аппагым-Былбылым».

В департаменте аудиовизуальных документов Национальной библиотеки Франции также хранятся две пластинки под названием “Женские дуэты”. Имена исполнительниц неизвестны. По мнению некоторых историков, анонимность таких записей связана с тем, что татарские певицы скрывали факт своего выступления в увеселительных заведениях и публичных домах.

КАРИЕВ VOICE


Габдулла Кариев


В той же коллекции сохранилась запись голоса основателя татарского профессионального театра, руководителя труппы «Сайяр» Габдуллы Кариева. На двух грампластинках записано его чтение стихов Габдуллы Тукая «Буржуаз фикре» и «Ысул кадимче». Еще два произведения в исполнении Кариева - «Зилзилә» и «Байбәтче» - это рассказы неизвестного автора. Существуют факты о том, что данные записи были сделаны не позднее 1912 года. Поэтому остается загадкой, почему же голос Тукая также не был записан на граммофонной пластинке…

Выражаем благодарность за помощь в создании материала народному артисту Татарстана и Башкортостана Идрису Газиеву.

Автор: Ильяс Хазиев
Источник: intertat.tatar