«Татарская мечеть»: в Казани поспорили, существует ли национальная мусульманская архитектура

Образовательный проект «Ачык университет» в рамках фестиваля “Печэн базары” организовал дискуссию на тему особенностей архитектуры и функциональности современных татарских мечетей. Архитекторы, историки, татарские активисты обсудили, существуют ли свои законы в татарской архитектуре, где искать очертания исконно татарских мечетей, и как реализовать в современных мечетях «концепцию третьего места». Подробнее в материале коллеги Гульнар Гарифуллиной.  


Фото: © «Татар-информ» (архив)


Сегодня мечети могут быть не просто местом богослужения, но и общественным пространством - задал тему дискуссии ее ведущий, историк и общественный деятель Айрат Файзрахманов. По его словам, сейчас даже в исторических мечетях можно увидеть турники или теннисные столы, а в некоторых современных мечетях помещения для таких целей закладываются еще на этапе проектирования. И это не противоречит религии, а свидетельствует о многогранности функций мусульманского храма.

«Концепция третьего места» - что это?

Общественные пространства, превращающие музеи, библиотеки, церкви в любимые места для посещения горожан - сегодня мировой тренд. В Казани яркий пример такого опыта - это Национальная библиотека Татарстана. Поселившись в новое здание у набережной Казанки, библиотека поменяла концепцию - теперь это не просто место, где можно почитать или взять домой книгу, но целая площадка для творчества и креативной мысли, где реализуются разнообразные проекты. Участник встречи - заместитель директора библиотеки Табрис Яруллин, говоря о двухлетнем опыте, не скрывал, что готов пропагандировать эту идею.

– Национальная библиотека в его нынешнем виде - это такое же общественное пространство, как, например, торговый центр, где люди не просто покупают, но и развлекаются, едят, для них устраивают разные концерты, конкурсы и т.д. В библиотеку можно прийти без читательского билета, и найти себе какое-то занятие. Для себя мы обозначили эту идею как «концепцию третьего места», то есть, у человека есть дом, есть работа или учеба, и третье место, куда он приходит с таким же желанием - это некое общественное место, где он чувствует себя уютно и хорошо. Вот это тоже очень важно - как себя человек чувствует. Совсем разным у него будет восприятие прочитанного на голодный желудок или сытый. Значит, надо тут же обустроить и питание для посетителей. Сразу на входе в библиотеку человека встречает не каталог или библиотекарь, а открытое пространство, - рассказал Яруллин.


Фото: © «Татар-информ»


Концепция третьего места всецело оправдало ожидания - если раньше в библиотека выдавала всего 30 книг в день, то сейчас этот показатель вырос до 1000 книг.

– Библиотека сейчас, как некая фабрика, работает, служит человеку. В то же время наши музеи, больницы, в том числе и мечети остались без изменений. Я хотел бы, чтобы такие изменения произошли и у них. Чтобы мечети стали, помимо места для совершения намаза, местом, куда люди приходят просто отдохнуть, или позаниматься спортом, получать какие-то знания. Я вижу современные мечети как открытые пространства для людей, независимо от их национальности и вероисповедания, - поделился Табрис Яруллин.

По его словам, некоторые татарские мечети уже имеют признаки этого нового формата. Например, в мечети «Гаиля» можно увидеть спортивное оборудование, игровую площадку для детей. 

«Ими может воспользоваться любой, а не только те, кто приходит в мечеть на намаз. В этом смысле новая Соборная мечеть тоже могла бы стать примером для остальных», - резюмировал Табрис Яруллин.

Оказалось, что еще одна мечеть в Казани уже практически реализует эту концепцию - в мечети «Миргазиян» установлены и теннисный стол, турник, а дети могут поиграть в интересные игрушки. Об этом рассказал председатель Совета аксакалов ДУМ РТ Рауф Ибрагимов.

– Вот то, что вы говорите - общественное пространство - оно возникает из-за того, что люди в этом нуждаются. К нам приходят мусульманки с детьми. Пока мамы заняты, дети могут поиграть в игрушки. У нас бывает молодежь, которая, сами знаете, активная, им все время хочется двигаться. Для них мы поставили настольный теннис, турник, - пояснил хазрат.

Согласился с остальными участниками и заслуженный архитектор Татарстана, один из авторов проекта мечети «Кул Шариф» Айвар Саттаров. Мало того, построенную по его проекту мечеть «Ярдэм» в Казани смело можно назвать общественным пространством - там работают реабилитационный центр, проводятся курсы для женщин, мастер-классы, реализуются образовательные проекты.

Айвар Саттаров - автор одного из двух проектов, победивших в конкурсе эскизов новой Соборной мечети в Казани. По замыслу архитектора, новая мечеть полностью будет отвечать современным требованиям.

- В нижнем ярусе предусмотрены помещения для кафе, магазинов, других целей. Я думаю, что в будущем Соборная мечеть станет местом, где мусульмане - татары, представители других национальностей - будут проводить свободное время, свой досуг вместе с их семьями. Там должна кипеть жизнь, это должен быть новый такой центр. И стоит учитывать, что Соборную мечеть мы строим не только для нынешнего поколения. Наши дети, внуки будут судить о нашем образе жизни, глядя на этот храм, - предположил заслуженный архитектор.

По мнению архитектора Алмаза Валиуллина, «при всей строгости законов ислам восприимчив к каждой национальности». Сохраняя традиции, он открыт к новому. Поэтому будет естественным при строительстве мечетей учитывать требования времени.

– Согласен с Табрисом: мечети с давних времен были местом сбора общины. Там также решались социальные вопросы. Если мечеть останется прежней, то он потеряет вот эти свои функции. В современной мечети должны быть охвачены и образование, благотворительность, и просвещение. Также вопрос самообеспечения важен, потому что неправильно вынуждать мечеть постоянно просить помощи в материальном плане. Можно поддержать молодых бизнесменов и недорого сдавать в аренду офисные помещения. Может быть, какие-то площадки для ремесел… Я считаю, что архитектура и дизайн должны измениться. Язык традиционных элементов меняется вслед за современностью. Форма, и дизайн должны претерпеть изменения, - поделился Алмаз Валиуллин.

Существуют ли свои законы в архитектуре татарских мечетей?

Табрис Яруллин обратился к архитекторам с таким вопросом: «Мне кажется, что татарские мечети отличаются. Минарет - будто протыкает небо, а в самом здании имеются ярко выраженные грани. То есть, наши мечети не круглые, как мечети в Турции. И мне кажется, что это единственный закон в строении татарских мечетей. Я смотрел эскиз-проекты новой Соборной мечети, и в трех самых понравившихся заметил острые минареты. Мне такое по душе, это ближе. Татарскую мечеть я узнаю по этому признаку».

Но каких-либо определенных законов в архитектуре татарских мечетей нет, заявил Айвар Саттаров.

– Если возьмем исторические мечети, такие, как «Аль-Марджани», Азимовская, то они разные, не похожи друг на друга. Одна - барокко, другая - эклектика. Каких-то законов в этом деле нет. Если люди полюбили, приняли этот облик - значит, это татарская мечеть. Не приняли - ты хоть как старайся, какие законы не применяй, татарской эта мечеть не станет, - считает Айвар Саттаров.


Фото: © «Татар-информ»


Айрат Фазрахманов напомнил слова доктора архитектуры, автора книг по татарской архитектуре Нияза Халитова: «Если это сделал татарский архитектор, значит можно отнести к национальной архитектуре».

Алмаз Валиуллин согласился с таким мнением. Он считает, что созданные в прежние времена объекты можно принять как татарский национальный канон. 

– Мы здесь выросли, впитали эту культуру. Все равно есть какой-то образ, силуэт. Татарские мечети можно различать. Законы вроде бы и есть, а вроде бы их и нет, но я думаю, что нет конкретных, утвержденных законов, - отметил спикер, добавив, что какие-то отличия, особенности станут заметны спустя время. «Думаем, что это все тоже по-своему станет татарским национальным каноном», - сказал он.

Допускается ли создание садов рядом с мечетью?

Должны ли мечети быть открыты и для представителей других религий? Алмаз Валиуллин считает, что мечеть должна быть пространством, открытым для людей любого вероисповедания. «Только при наличии дополнительных функций, открытости можно распространять религию ислам», - утверждает архитектор.

Айрат Файзрахманов полагает, что вокруг новой Соборной мечети можно было бы разбить сад в виде традиционного восточного цветника роз («гульбустан»). Алмаз Валиуллин также придерживается мнения, что озеленение территории необходимо.

Табрис Яруллин поддержал участников дискуссии, добавив, что во избежание конфликтов и для удобства представителей других религий, территория мечети должна быть достаточно просторной.

– Например, если Соборная мечеть находится внутри парка, как городской житель, я думаю, что парк должен быть расширен, - пояснил Яруллин.

В городе Белебей в Башкортостане татары также применяют элементы «концепции третьего места» в организации работы местной мечети. Об этом рассказал бывший директор татарской гимназии в Белебее, общественный деятель Нурмухаммед Хусаинов.


Фото: © Абдул Фархан / «Татар-информ»


– Когда началась перестройка, первым делом за короткое время забрали себе нашу историческую мечеть. Три года назад через архивы узнали о существовании медресе, это здание вернули себе, сделали капремонт. Уже третья группа обучается. В советское время в здании медресе был детский сад. Когда построили общественный центр, мы сделали там медресе, оборудовали спортивные, игровые площадки, построили столовую. Эта площадка открыта для проведения разных собраний, семейных праздников. Приходят не только татары, но и другие национальности. Идет обучение исламу. В этом году также начнутся занятия по изучению татарского языка. Мы стараемся работать не только с татарами, но и представителями других национальностей, - рассказал Нурмухаммад Хусаинов.

Табрис Яруллин напомнил о другом примере из соседней республики - в мечети «Ихлас» в Уфе тоже применяют данную концепцию. Главный зал мечети разделен на две части, одна служит молельным залом, другая используется для проведения конференций, различных мероприятий. «Мне очень понравился такой подход, я пришел к выводу, что мечеть «Ихлас» работал на перспективу», - отметил Табрис Яруллин.

Историк Ильнар Гарифуллин пояснил, что здание той мечети в советское время использовалось как кинотеатр, от этого и разделение его главного зала. «Она не создавалась как классическая мечеть, а как национально-культурный центр», - сказал историк.


Фото: © Абдул Фархан / «Татар-информ»


– Иногда при желании построить мечеть мусульмане встречают сопротивление жителей района. Так получилось с мечетью «Рахматулла» в Авиастроительном районе. Звучали довольно некрасивые вещи. Однако, когда мечеть была построена, а рядом появилась, например, детская площадка, то мамы из близлежащих домов стали приводить туда своих детей поиграть. Те же женщины не татарской национальности, которые были категорически против мечети, плохо отзывались о татарах, мусульманах, теперь каждый день берут там бесплатно родниковую воду, - заметил Ильнар Гарифуллин.

Что касается архитектуры, то при строительстве мечетей татарам необходимо искать свои исторические корни, уверен ученый. Также важно при возведении новой Соборной мечети в Казани соблюдать свой татарский, национальный стиль.

– Во-первых, надо иметь представление, как строились мечети 700-800 лет назад в Булгаре, Биляре. Во-вторых, посмотреть на архитектуру мечетей в Хорезме, так как Хорезм входил в Золотую Орду. Надо изучить эти мечети, и на этой основе пропагандировать наш национальный стиль. В большинстве мечетей в Казани есть классицизм, сохранились какие-то российские традиции, а если будем искать главные татарские традиции, то искать их надо в Булгаре и Хорезме, - подчеркнул Ильнар Гарифуллин.

На встрече участвовал также представитель татар Саратовской области, председатель местной татарской национально-культурной автономии Мухаммад Мадьяров. По его словам, историческая мечеть в Саратове тоже будет работать по принципу общественного пространства.

– Сейчас в мечети проводится полная реконструкция. Планируем обучать детей татарскому, русскому, английскому языкам. И вагазы (проповеди) должны быть на трех языках. Посадили деревья, также сделаем футбольное поле. Откроем при мечети секцию обучения татарской борьбе корэш. На втором этаже будут гостиничные комнаты. А что касается татарского содержания в мечети, то это будет обучение чтению Корана по нашим традициям, намазы. Мы желаем, чтобы наши будущие мечети были пронизаны нашим родным, самобытным татарским духом, - сказал Мухаммад Мадьяров.

Автор: Гульнар Гарифуллина, перевод с татарского
Источник: intertat.tatar

Фото на анонсе© Владимир Васильев / «Татар-информ»