«Тямаев – завклуб, Салават - Элвис Пресли, Йолдыз - богиня, а Усал – слишком крут»

Музыкальный обозреватель Рушан Хаялиев специально для «Миллиард.Татар» подготовил обзор современной татарской эстрады, найдя на ней традиционных артистов грима и костюма, дерзких нуворишей и «альтернативщиков». Автор подробно разбирает, кто входит в касту музыкантов «не из этой планеты».

Ильхам и Альфия как первые альтернативщики

Если трактовать термин «альтернатива» в широком смысле, то под эту категорию подпадает любой свежий взгляд на сложившуюся ситуацию. 

Например, в шестидесятых годах прошлого века Ильхам Шакиров и Альфия Авзалова, следуя мировому тренду, начали выступать с инструментальными ансамблями. Это было серьезным нововведением и поначалу было принято не всеми. Послушайте «Идел буе каеннары» Шакирова, «Яшь гомер бер узгач» Авзаловой – кислотные гитары, ритм-секция как у западных рок групп, - это ли не альтернатива выступавшему под аккомпанемент фортепиано и баяна Рашиду Вагапову? Эту новинку, выполненную искренне и талантливо, слушатель принял, и сейчас, по прошествии времени, эти записи воспринимаются как родные.

Салават Фатхутдинов с самого начала шел по пути мейнстрима и стал символом эпохи благодаря своей харизме, шикарному голосу и деловой хватке. Он стал эдаким местным Элвисом Пресли, которому авторы носили свои лучшие песни. Антагонистом Салавата воспринимается поэт, бунтарь и музыкант Зульфат Хаким. В его текстах поднимаются непривычно серьезные темы, мелодии разнообразны и понятны, исполнение искреннее, временами отчаянное. Такие песни, как «Син эзләмә мине», «Нәрсә булды сиңа бүген?» и другие проложили дорогу интеллектуальной татарской песне и стали источником вдохновения для всех будущих рок-групп. Здесь, конечно же, напрашивается сравнение с Бобом Диланом.


Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»


«Где мейнстрим, а где альтернатива» 

Отдельно (как по стилю, так и географически) стоят группа «Башкарма» из Финляндии и Зуля Камалова из Австралии. Они взяли популярные татарские песни и показали, как их можно было бы аранжировать на западный манер. При общении с представителями западного мира эти записи очень удобно использовать как визитную карточку, хотя они и не отражают реального положения дел на нашей эстраде. 

Для ознакомления рекомендую послушать «Кайтуыңны сагынырмын» группы «Башкарма» и, например, «Көзге ачы җилләрдә» Камаловой. 

Давайте подробнее остановимся на сегодняшней татарскую песне. Где здесь мейнстрим, где альтернатива и что нас ждет в будущем?

В последние годы эстрада довольно четко поделилась на традиционных артистов грима и костюма (Гузель Уразова, Филюс Кагиров, Ришат Тухватуллин и другие) и дерзких нуворишей (Ильсия Бадретдинова, Фирдус Тямаев, Альберт Нурминский). 

Бадретдинова появилась на сцене в качестве музы журналиста и автора песен на злобу дня Ильфака Шигапова. Их первые альбомы люди слушали, прильнув к магнитофону ухом и с возгласами «во, дают!». Дойдя до жанрового тупика, Бадретдинова продемонстрировала завидную работоспособность и умение развиваться, благодаря чему переросла образ транслятора шигаповских частушек и сегодня дает, пожалуй, лучшее музыкальное шоу в республике. 

Для ознакомления: «Күңел өчен», «Мәктәп бакчасының шомыртлары».


Фото: © Абдул Фархан / «Татар-информ»


«Әйдә, әйдә, сандугач» и первый репэр 

Тямаев – деревенский завклуб, гармонист и рубаха-парень. Вышиб двери татарской эстрады головой и теперь летает по республике и окрестностям на вертолете, умудряясь давать по шесть концертов в разных местах в дни государственных праздников. Его первый зубодробительный хит «Әйдә, әйдә, сандугач» проигрывался из разных проигрывателей на территории республики так часто, что уже вызывает обострение хронических болезней. Пример более позднего творчества - «Без бергә бәхетле». Тямаев – одна из редких публичных личностей, демонстрирующих национальную общественную позицию, за что, конечно, заслуживает большого уважения. 

Нурминский не был первым рэпером Татарстана по хронологии, но стал первым по значимости. Написав несколько незабываемых (для кого-то в позитивном, для кого-то в негативном смысле этого слова) песен о татарских homies, суровых нравах улицы и дорогих машинах, он стал кумиром деревенских ребят и одной высокопоставленной дамы. Потом перешел на русский язык и написал несколько незабываемых песен на ту же тему. Так как на английском языке эта тема уже раскрыта достаточно подробно, хочется пожелать Нурминскому перейти с экстенсивного метода развития на интенсивный, чтобы его незаурядное чувство слога и мелодический дар раскрылись шире.


Фото: © Александр Эшкинин / «Татар-информ»


Если сравнивать творческий потенциал этой тройки, то самой перспективной выглядит Бадретдинова. 

Неуслышанный «Иттифак»

В начале 21 века в татарской музыке появилось такое новое явление, как невостребованная альтернативная музыка. Для меня, давнего участника этого движения, такое название, конечно, звучит обидно. Но если посмотреть со стороны, с точки зрения влияния на жизнь татар, это именно так. Причем, эта невостребованность не всегда говорит об ущербности объекта, а часто о неготовности самого субъекта. Попробую объяснить, почему я так думаю.

Ильяс Гафаров и Назым Исмагилов, двое выпускников 33 лицея города Казани, в 2005 году организовали первую татарскую рэп-группу «Иттифак». В 2007 году выходит их дебютный (и единственный, как выяснилось позже) альбом «Бәлки». Тогда он меня не впечатлил, а сейчас, в 2022 году, просто шокировал. Потрясающие биты, дерзкие тексты, эпические сэмплы, искренность, талант. Одно из трех произведений татарской культуры, который я взял бы с собой на необитаемый остров. Понят ли альбом нацией? Лучше спросите, услышан ли он вообще. 

Для ознакомления: «Кулдан-кулга», «Җылы якларга».

Татарский софт-рок 

В то же время продвинутые актанышские парни собрали рок-группу «Алканат». Их песни неплохо разлетелись по набирающей популярность сети ВКонтакте, они часто и с успехом выступали на татарских молодежных площадках. Их появление совпало с подъемом национального самосознания татарской молодежи, а музыка была чуть более понятна, чем творчество группы «Иттифак», на которых было интересно смотреть на сцене, но скачать песни не хотелось. К сожалению, у «Алканата» не обнаружилось большой способности к сочинительству, они всегда были, скорее, про исполнительское мастерство. Хотя одну гениальную песню группа записала - «Минус 20 яшь». Бон Джови обзавидуется.  


Фото: из открытых источников vk.com


В 2008 году андеграунд богиня Йолдыз Миннуллина и драматург Сумбель Гаффарова (ну, это они сейчас такие, а в то время - просто улыбчивые вожатые лагеря «Сәләт») дуэтом записали несколько песен в стиле софт-рок. На первый взгляд, ничего примечательного, но у меня было чувство, что если их песни хоть сколько-нибудь разойдутся, принесут им немного славы и заработка, то они займутся музыкой всерьез и напишут великие песни. Конечно же, ничего такого не произошло, и каждый пошел своей дорогой, «а поезд пошел своей… ». 

Послушать и поплакать: «Шәһәрдәге адымнарның», «Яңгыр түгел».

«Этот парень кончит плохо. Он слишком крут»

В 2014 году в Казань из Питера возвращается сумрачный гений Радиф Кашапов и начинает придумывать новую энциклопедию татарской музыки. Это очень похоже на то, чем занимался молодой Борис Гребенщиков. Или, прости господи, на «Хорошо темперированный клавир» Баха. То есть, он показывает будущим исследователям мертвых языков, что татарские песни можно писать вот так, а можно вот так, а еще вот так. Наблюдается определенная проблема с ощущением языка, видно, что он выучен позже русского, но, возможно, для будущих исследователей так даже будет удобнее.

Для ознакомления: «Язкилде», «Нурлы җыр»

Этот период ознаменован расцветом лейбла Yummy Music под предводительством Ильяса Гафарова. Ребята получили карт-бланш на проведение нескольких крупных музыкальных мероприятий (в том числе, и грандиозный TatCultFest), выпускали громкие релизы и дали новый импульс развитию татарской моды (современная национальная одежда). Отдавая должное организаторским способностям и хорошему вкусу, присущим этой команде, с сожалением отмечу, что музыкальное наследие Yummy Music того периода нельзя назвать выдающимся. Только сейчас, когда уже поутихли их рекламные акции и сократились госконтракты, повзрослевшие артисты лейбла начали выдавать впечатляющий контент. Хотелось бы остановиться на нескольких из них.

Усал. Для меня с самого начала было очевидно, что Назым Исмагилов ушел из рэпа только для того, чтобы вернуться повзрослевшим. Слишком серьезное отношение к делу, такие люди не бросают. Когда в 2019 году вышел их своместный с Malsi Music  трек «Син әзерме?» (сразу в топ-3 татарских треков за последние 10 лет), я понял, что этот момент настал. 

Этот парень кончит плохо. Он слишком крут. 


Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»


Тимберлейк местного разлива в длинном трикотажном плаще 

Ильгиз Шайхразиев. Тоже давняя история. Году в 2012 я услышал, как он на сцене Дома актеров репетирует «Идел буйлары» в современной обработке. Весь такой скромный, в джинсах и вязаном свитере, он мне показался будущим татарской музыки. Волшебный голос, какое-то есенинское обаяние… и вдруг через пару месяцев я вижу на сцене Тимберлейка местного разлива в длинном трикотажном плаще с бездарными песнями собственного сочинения. Я умолял его бросить сочинять и сфокусироваться на поиске качественного материала, на что он только добродушно смеялся. Проблески, конечно, были: например, совместные работы с Axelle «Беркем әйтмәс миңа» и Зариной Вильдановой «Ә син әзерме?»… 


Фото: © Абдул Фархан / «Татар-информ»


Но это слишком мало для голоса, который появляется раз в 50 лет.

Gauga. Оскар Юнусов – человек с самой здоровой психикой из всех, что я встречал. Он, безусловно, звезда. Просто на любителя. Вот Илья Лагутенко – он же очень хорош на своем месте, для 0,1 русскоязычного слушателя он абсолютный кумир и производитель праздника. Проблема в том, что 0,1 татароязычного слушателя – это маловато. Несмотря на это, Оскар всегда выглядит как человек, который собирает 12 стадионов в месяц, а не 6 клубов в год. 

Ей-богу, не с этой планеты эти товарищи. 


Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»


«Сталкер вернулся!»

Легенда о Сталкере. Когда пожилой Ильхам Шакиров, поддавшись уговорам организаторов, выходил на какую-нибудь сцену, его часто уносило в космос - туда, куда он уже собирался вернуться. Обратно в бренную тональность его мог вернуть только один человек – баянист Рустам Валиев. Наблюдать за этой магией было очень интересно. Неожиданную смерть Рустама Валиева я воспринял как личную трагедию. А когда через несколько лет где-то наткнулся на его сына Ислама, балующегося миди-контроллером, то уронил свою ношу и воскликнул: «Сталкер вернулся!». 

Его псевдоним – Malsi Music и он помогает артистам найти себя. Это новый Сталкер, наследник Аккомпаниатора Первого.


Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»


Напоследок - любимое. Айдар Хуснутдинов в 2020 году организовал музыкальный проект Vatannar, в котором приняли участие его коллега по группе Djinn City Тимур Митронин, голос тувинской степи Сугдэр Лудуп, немецкий авангардный музыкант Гвидо Мебиус  и фольклорный ансамбль Казанской консерватории. На сегодняшний день это одно из самых глубоких погружений в подсознание тюркских народов, которое мне известно.  

Что такое альтернатива? Это варианты развития. Они у нас есть. Воспользуемся ли мы этими вариантами? Предполагаю, что нет, и пропадем к чертовой матери. 
 

Упомянутые песни можно послушать тут: vk.com