«У башкир национальная идея упакована в народный продукт - тонко и грамотно»

«Если у башкир идея национальной идентификации проработана в сторону упрощения, то у татар она развивается в сторону интеллектуального, научного углубления, и этот контент (разумеется, очень убедительный) пока еще не переупакован в этнический продукт для народа. Это объемный и мощный материал - но пока в сыром виде», - считает журналист Алсу Исмагилова. На прошлой неделе она в составе творческой группы проекта «Миллиард.Татар» побывала в Башкортостане, а именно в Уфе и одном из самых башкирских районов республики – Бурзянском. Своими впечатлениями от этой поездки, в которой приятное совместилось с полезным и поучительным, она поделилась с читателями «Миллиард.Татар». 


Фото из фейсбука Алсу Исмагиловой

 

У башкир национальная идея упакована в народный продукт. Сделано это очень тонко и грамотно. Это эффективная «фишка», которой нам, татарам, следует поучиться у соседей. 
Это мой основной вывод после поездки в Башкортостан. 


Фото: Салават Камалетдинов


Сразу оговорюсь, что поездка была инициирована башкирской стороной с позитивной целью - познакомить творческую группу проекта «Миллиард.Татар» с туристическим потенциалом Башкортостана. Нашу группу принимал заместитель руководителя башкирского Центра развития туризма, в прошлом лидер башкирской молодежи, общественник Артур Идельбаев.  Мы немного погуляли по Уфе и отправились в Бурзянский район, где расположена одна из туристических жемчужин Башкортостана - пещера Шульган Таш. Поселились на турбазе на берегу Агидели и провели там три незабываемых дня. Не буду даже пытаться описать словами красоту этих мест, лучше посмотрите видео и добавьте в свой дневник желаний пункт «Путешествие в Башкирию». Я впервые посетила эти места и много раз пожалела, что не побывала здесь раньше. Это рядом и очень доступно. И это потрясающе красиво! 


Но давайте отойдем от лирики. Разумеется, нашей группе в первую очередь было интересно понаблюдать за настроением татарского населения соседней республики. И, признаюсь, когда я узнала, что основным местом нашего пребывания будет Бурзянский район, немного расстроилась - ведь это моноэтнический район с башкирским населением. 

Однако сейчас я могу сказать, что видела истинную башкирскую идею и нашла ответы на множество своих вопросов.

Мне всегда было интересно, как башкирам удалось добиться такого прогресса в повышении национального самосознания народа. Откуда у них дерзкая привычка бить себя в грудь и с гордостью подчеркивать: «Я башкир»? Как так получилось, что у них много этнических музыкальных групп и почему эти группы популярны среди молодежи? На фоне каких настроений рождаются их идеологические песни и культурные идеи? Почему они так активно соперничают с татарами, когда дело касается символов - породы лошадей, меда, курая? И почему они часто пытаются перетянуть татар в башкир и приписывать татарское башкирскому?


Фото: Салават Камалетдинов


Мои наблюдения дают основание полагать, что башкирская национальная идея основана на глубокой работе с символами. Своего рода наука о башкирских племенах и следующие за ней «башкирские» бренды: конь, мед, курай, кумыс и еще много всего наглядного (того, что можно подержать, рассмотреть и чем можно гордиться) - это и есть символы, триггеры, отложенные в сознании и создающие там каркас национальной идеи. Здесь прослеживается труд эффективной команды, которая синтезирует науку, идеологию, маркетинг и психологию, чтобы «продать» национальную идею своему народу, максимально упростив ее и упаковав в символы. Упростив так, чтобы было понятно каждому, вне зависимости от интеллектуального развития. Задействовав все рычаги, вербальные и визуальные, братья башкиры работают с огромными массами населения. 


Главная застольная башкирская тема – шежере. Красивые сказания о древних башкирских племенах подаются настолько увлекательно, что неудивительно, почему каждый башкир знает их наизусть. Спроси любого башкира: «Откуда ты родом?», и услышишь не стандартный ответ про район и деревню, а красивый рассказ о выходце из древнего могучего племени Гайна, Гирей, Дуван и пр. И то, что башкиры воспринимают как свой долг поиск соплеменников по всей Башкирии, в том числе в северо-западных татарских районах, то, как они передают эти легенды из уст в уста, – это их национальное достижение. Это результат грамотной популяризации башкирской истории.

И вот тут уже виден контраст между башкирской национальной идеей и татарской. Если у башкир идея национальной идентификации проработана в сторону упрощения, то у татар она развивается в сторону интеллектуального, научного углубления, и этот контент (разумеется, очень убедительный) пока еще не переупакован в этнический продукт для народа. Это объемный, мощный материал, пока в сыром виде. На основе этого материала необходимо создавать этнические продукты, взывающие к национальной гордости – исторический контент во всевозможных форматах, художественные фильмы, музыкальные проекты, медиа и пр. Этих продуктов должно быть очень много, это должно быть визуально ярко и пленительно интересно. Историю татар надо доносить до каждого татарина в том виде, в котором он способен понять ее. 


Фото: Абдул Фархан


В качестве примера – пара слов о туризме в Башкирии. Посмотрите, в чьих руках там туризм. Одним из популяризаторов башкирских турпродуктов является Артур Идельбаев, в прошлом лидер башкирской молодежи, яркий общественник и харизматичный предприниматель, искренне любящий свой народ. Если мы в Казани изо всех сил стараемся привлекать в наш город туристов из других регионов и стран, то туризм в Башкирии в первую очередь, как мне показалось, направлен на внутреннее потребление – созданы социальные турпродукты для жителей Башкирии, предлагаются особые условия для семей с детьми. Попадая на башкирскую турбазу, ты видишь только башкирский быт, ешь только башкирские блюда, слышишь только башкирскую речь и танцуешь на башкирской дискотеке. Налицо идеологическая работа. Без негатива, без печали – все исключительно ярко и самобытно! Без явной политики – но политически очень тонко.

У башкир хорошо прослеживается стремление чувствовать себя полноценным народом. Возможно, с этим связаны и некоторые перегибы в так называемой «башкиризации».