«Узгэреш жиле» надо было делать с известными татарскими музыкантами, тогда было бы супер»

Джамиля Низаметдин после десяти лет перерыва возвращается на сцену. И сразу с новым альбомом — несколько песен из этого сборника уже представлены на YouTube. Корреспондент ИА «Татар-информ» послушала альбом и поговорила с певицей.

«Узгэреш жиле» надо было делать с известными татарскими музыкантами, тогда было бы супер»

- Джамиля, твое творчество и раньше было чем-то особенным на татарской сцене, а тут новый альбом — он получился совсем необычным. Это какое-то незнакомое для татарского слушателя звучание. Татары поймут его, как считаешь?

- В моем альбоме есть элементы джаза, рока, блюза, негритянского соула, финского этно. Я бы не сказала, что эта музыка только для татар, она не рассчитана только на татарскую аудиторию.

Я понимаю, старшее поколение опять будет ругать, скажут — не спела наши любимые старые песни... Конечно, эти песни душевные, мелодичные, но с ними не придешь в молодежную аудиторию и иностранцы такое не слушают.

- Татары в последние годы загорелись идеей поднять татарскую песню на мировой уровень. Одна из таких попыток — фестиваль «Узгэреш жиле». Элвин Грей мечтает об этом. У тебя тоже чувствуется желание подтянуть татарскую песню до стандартов мировой популярной музыки.

- Я считаю, что фестиваль «Узгэреш жиле» успеха не достиг, ничего нового не принес. У них есть интересные вещи, но они звучат как композиции 80-х — те же скрипки, гармонь... Мне кажется, «Узгэреш жиле» надо было делать со всемирно известными татарскими музыкантами, тогда было бы супер.

А что касается татарской эстрады, то они делают бизнес. Аранжировки под копирку, всё делается быстро и выводится на рынок. А люди многого не понимают. Например, говорят: Тямаев поет «моңлы», но мне кажется, они путают «моң» с пентатоникой.

У нас как было двадцать лет назад, так и осталось — не дают экспериментировать, искать свое лицо. Только если будет свобода, придет новая волна. У эстрады должен быть новый язык. Дайте возможность расти! Почему потеряли Малику? Она была суперпевица. И Зайнап Фархутдинову можно было взрастить как этноисполнительницу. А сейчас мы во всем проекте видим только учеников Венеры Ганиевой и Салавата. Надо понимать, что Венера Ганиева — оперная певица, а поп-музыка отличается от оперной. Там нужны именно педагоги, знающие современную музыку. 

Что касается моего нового альбома, то кому-то он понравится, кому-то нет, но тем, кто будет критиковать, я бы сказала: «Это твоя проблема, надо расти». У меня нет творческих амбиций, потому что я не занимаюсь бизнесом, а творю. Могу десять лет не выходить на сцену, но я на творческом пути.

В моем альбоме есть элементы джаза, рока, блюза, негритянского соула, финского этно. Я бы не сказала, что эта музыка только для татар, она не рассчитана только на татарскую аудиторию

- А какой должна быть татарская музыка, чтобы она понравилась и татарам, и мировому слушателю?

- Надо брать идейных музыкантов, а не коммерческих. Чтобы нравилось и тебе, и мне, в первую очередь должна быть современная песня. Во-вторых, золотая середина, то есть современное звучание плюс татарские элементы. Нужен великий профессионализм, чтобы такое сделать. Чтобы было и современно, и «моң» наш татарский не потерять, чтобы эта музыка оставалась татарской. Мы это постараемся сделать.

Еще важно: у нас нет лейблов, нет развития шоу-бизнеса. Мы тоже работаем через Америку.

- Джамиля, представь, пожалуйста, нам свою команду, с кем вы делали альбом.

Кроме меня и Рената Бакирова основной участник, наверное, Виталий Фараонов. Он наш мастер, инженер, звукорежиссер. Он обосновался в Голливуде, но из-за пандемии сейчас находится между Москвой и Америкой. Можно сказать, что мы под его лейблом.

Участвовал молодой певец Ильнар Шарафутдинов. Финские музыканты Марко Варис, Яппе Вилпонен. Помогал известный баянист Сергей Репин. Работали также с баянистом из Казани Ильнуром Ганиевым.

У меня еще могут возникнуть проблемы с авторскими правами с баянистом Айдаром Гайнуллиным. Он выпустил совместный со мной альбом, а нам ничего не сказал. Мы собираемся поговорить с другом Рената в Голливуде и выяснить вопрос с авторскими правами.

«Ренат — мультиталант»

- Джамиля, ты недавно вышла замуж (муж Джамили Ренат Бакиров — музыкант, аранжировщик. — Ред.). Мы, твои слушатели, благодарны ему, потому что с ним ты вернулась в творчество. Как вам работается вместе, бывают ли моменты, когда ваши взгляды на музыку не совпадают?

- Нет, такого не было ни разу. Мы с ним на одной волне. Хочу сказать, что я очень долго его ждала. Скажу честно: еще студенткой в Татарстане не находила себе места среди артистов. Еще тогда мне их звучание не нравилось, хотела чего-то нового. Ренат принес мне эту новизну. Он мультиталант. Ты бы видела, как он играет на гитаре, его энергетику! Только одному удивляюсь: татары не умеют применять таких людей... 

- Как происходит у вас процесс творчества?

- Например, у меня рождается текст. Я его читаю Ренату и четко говорю, в каком стиле должна быть песня. Мы садимся за синтезатор, и я даю ему ритм или могу станцевать. Он в этом момент должен «войти» в текст, понять ритм. После этого он начинает придумывать фонограмму, семь-восемь дней она крутится у него в голове. Я ухожу на работу, прихожу после работы, он вечером мне показывает. Затем мы вместе обговариваем, кого звать на песню, какие инструменты там должны звучать. Изготовление фонограммы идет один месяц, затем мы ее слушаем. Если что-то не так, меняем. Затем записываю вокал, бэк-вокал.

У нас как было двадцать лет назад, так и осталось — не дают экспериментировать, искать свое лицо. Только если будет свобода, придет новая волна

- Для тебя Ренат — случайный подарок судьбы или он твое счастье, о котором ты просила Всевышнего?

- Думаю, что Ренат — это подарок судьбы. Конечно, я и у Аллаха просила: покажи мне правильный путь, пошли мне правильного человека, чтобы я могла донести мое внутреннее состояние, мои внутренние желания. Это я просила и с мыслями о возвращении к творчеству.

- Как вы познакомились? Как начали общаться?

- Мы знали друг друга давно. Кажется, и в Москве наши дороги пересекались. В Фейсбуке три года были в друзьях. Много говорили о творчестве, отправляли друг другу зарубежную музыку, обсуждали ее.

Затем какое-то время не общались. За это время у меня накопилось довольно много новых песен, я хотела их сделать. Обратилась к Ренату. Сказала, что хочу петь. Он предложил поработать вместе, сказал, что недавно взял студию.

Но я не могу ездить ни в Казань, ни в Москву, потому что работаю. Сказала ему — давай ты приезжай в Хельсинки, дам тебе комнату, будешь там работать. Я буду ходить на работу, а ты работай. Он приехал, а потом между нами и любовь возникла.

Родная страна — это там, где на свет появились твои дети, где ты можешь жить со своими детьми. Я и пару дней не могу прожить, не повидавшись с ними. Нет-нет, я не могу вернуться

- Вот так просто все было? Ты прости, Джамиля, но тут моя бабушка спросила бы: а Ренату за границей нашлась работа?

- Ренат принял участие в кастинге, организованном очень известным музыкантом, и показал себя как самый талантливый соло-гитарист, как он искусно владеет инструментом. Я его познакомила с финскими музыкантами. Сейчас Ренат работает вместе с финнами на концертах. Еще учит финский язык. Так и скажи своей бабушке.

- Почему именно он переехал к тебе, а не ты к нему?

- Я уже не тот человек, который может переехать в Россию. Моя родная страна Финляндия, полжизни я прожила здесь. Родная страна — это там, где на свет появились твои дети, где ты можешь жить со своими детьми. Я и пару дней не могу прожить, не повидавшись с ними. Нет-нет, я не могу вернуться.

- Как поживают твои сыновья, Джамиля?

- Слава Аллаху, мои сыновья — три моих золотка. Я сумасшедшая мама, даже когда они пошли в армию, беспокоилась, все время звонила, спрашивала: «Кушали? Спали?» Они служили на морском флоте. Когда мы развелись с первым мужем, ходили слухи, будто я бросила сыновей. Дети всегда жили со мной. Сейчас средний сын проживает с бабушкой, потому что она уже старенькая, ей надо помогать. Младший сын Камиль переехал от меня, живет по соседству, я приглядываю — горит у него свет или нет. Тимер живет и с нами, иногда остается у подруги.

«Сказала себе: помогу больным — это мне вернется благодарностью»

- Джамиля, вижу, с каким удовольствием, подробно рассказываешь о творчестве. Как ты выдержала столько лет без сцены?

- Выдержала... Помогли дети. Я пошла учиться на медсестру, потому что надо было растить детей, ставить на ноги. Думала, если буду помогать больным, это вернется мне их благодарностью...

- Не пожалела, что столько времени потеряла?

- Нет, сожаления не было, потому что петь, сочинять — это прекрасно, хорошо, но в своей новой работе я очень многим помогла. Многие больные умирали у меня на руках. Когда работаешь с такими, смотришь им в глаза, твои взгляды на жизнь тоже меняются. Ты уже каждый год проживаешь с благодарностью к Всевышнему, строишь другие планы. Это был совсем другой образ жизни.

Когда человек умирает, когда его обмываешь, мусульманин он или нет, сердце переполняется состраданием, ты думаешь — о Аллах, этот человек тоже когда-то был ребенком, был такого же возраста, как и ты, а сейчас этого человека нет. В такие моменты понимаешь, что главное — жить в любви, согласии, желаешь, чтобы все люди ценили это.

- Ты вернулась в творчество, и что чувствуешь сейчас?

- Я наслаждаюсь процессом работы в студии! Это прямо кайф. Решила прийти в Instagram, два месяца назад завела там аккаунт. Что поразило — так много татарских артистов! Такое ощущение, что поющих больше, чем слушателей. Я даже подумала — а меня-то кто-нибудь будет слушать? Потому что в Инстаграме даже пятилетний ребенок поет песню Тямаева «жизнь проходит, молодость проходит». А где же зритель?

Я поняла, что ни с кем из артистов близко не знакома. Если окажемся на общем концерте, как мы посмотрим друг на друга? Даже небольшой страх появился.

- Кого из татарских артистов слушаешь?

- Ильнара Шарафетдинова, он мой фаворит. Нравятся пара песен Ришата Тухватуллина, Айдара Ракипова из Башкортостана. Самые любимые певицы — Малика и Зайнап Фархутдинова. Но не знаю, у Зайнап есть новые песни? Гузель Уразова мне нравится, иногда ее слушаю. Недавно открыла для себя Ильнара Миранова, Эльзу Заяри. Классно!

- Ты счастлива в творчестве? Что для тебя счастливое творчество?

- Я не считаю, что счастлива в творчестве, потому что я не вхожу в татарскую творческую тусовку. Поэтому я не могу быть счастливой в этом плане. Многие вещи, которые они делают, для меня недоступны.

А что значит счастливое творчество? Если тебя многие понимают, многие принимают, вот это и есть, наверное.

«Говорите — «я татарин», и всё»

- Джамиля, давай-ка помечтаем: вот ты готовишь презентацию нового альбома. Представь, что тебе сказали: бери денег сколько надо и устрой свою презентацию мечты — на любой сцене в любом городе мира. Что выберешь?

- Конечно Казань. На какой-нибудь хорошей сцене, можно Камаловский театр.

- А если бы сказали: «Джамиля, этот альбом надо презентовать только одному человеку», кому бы дала послушать?

- Новые песни дала бы послушать Рустаму Минниханову.

- Какую идею хотела бы вложить в свой концерт?

- Она есть в моей песне «Мишэркэем» («Мои мишаре»). «Не делите на татар, не делите на мишар — все мы татары». И всем хочу сказать — не надо кричать «я мишарин, я сливки татар». Говорите — «я татарин», и всё.

Алсу Исмагилова

Фото из iIstagram певицы