«В Афганистане татары считаются самыми надежными людьми»

Полковник Рустем Гайнетдинов – об опыте общения с афганскими татарами

«Афганские татары живут компактно и стараются не смешиваться с другими народами. Правда, родной язык они уже забыли, но татарские имена сохраняют». Об этом, а также о своем опыте общения с афганскими соплеменниками во время службы в ДРА на круглом столе «Афганистан: прошлое, настоящее и будущее. Татары Афганистана» рассказал заведующий отделом прикладных исследований и проектов департамента президента РТ по вопросам внутренней политики Рустем Гайнетдинов.


«Им можно доверять»

Тахар – одна из провинций на севере Афганистана, где компактно проживают татары. В частности, в городе Янги-Кала. Здесь, в общем-то, центр татарской диаспоры. По официальным данным, там проживали 4 тысячи человек, но это не совсем верная цифра, потому что в Афганистане считают не количество людей, а количество семей. А семьи у них большие, по 10-12 человек, и 90 процентов жителей Янги-Кала были татарами. При этом основные посты, связанные с военной тайной, государственными секретами, разведкой, собственной безопасностью, занимали именно они. Татары считались самыми надежными людьми, которым всегда можно доверять. Им доверяло не только афганское руководство и спецслужбы, но и мы. Например, один из них, заместитель начальника отдела собственной безопасности по прозвищу Тимур Татар, говорил: «Я за тебя свою жизнь отдам, ни один волос с твоей головы в Афганистане не упадет».


Провинция Тахар. Фото: wikipedia.org


Глава одного из племен в Янги-Кале, он же руководитель крупного отряда самообороны, услышав, что здесь находится татарин из Татарстана, очень захотел встретиться со мной. Меня привезли к нему, и мы проговорили часа четыре. Говорили на разные темы. Я начинал на языке фарси (учил его два года, говорил свободно), но он все время перебивал: «Говори по-татарски!». Я говорил по-татарски, но он не все понимал, и я переходил на дари. И он снова просил говорить по-татарски.

Я пытался у него выяснить, откуда на этой территории взялись татары, когда они приехали, помнят ли свои корни. Но он, видимо, мало интересовался историей. Во всяком случае, это не те татары, которые прибыли туда в XX веке вместе с басмачами. Они пришли как минимум в конце XIX века. Это часть большого переселения татар, когда большая их масса уходила на юг – в Синьцзян, дошла до Индии. А часть их осела в Афганистане.

«Язык не помнят, но имена татарские»

Язык афганские татары, конечно, не помнят, но имена у всех татарские – Абдрауф, Тимур, Хайбулла, Хайрулла и т.д. Живут они компактно, стараются не смешиваться с другими народами, но запрещают браки внутри своего племени. Народ очень гордый, при этом старается не вмешиваться в политические события. То есть против советских войск они не воевали, наоборот, сотрудничали с нами. И мы всегда знали, что находимся под защитой.


Фото: photo.e-migration.ru


Под конец беседы глава племени обратился ко мне с просьбой: «Җырлап җибәр әле татарча!» («Спой по-татарски, пожалуйста!», - прим. ред.). А мне медведь на ухо наступил, но за компанию спеть могу. И я запел «Ай, былбылым…». Сколько смог, столько спел. И представьте себе, 38-летний бородатый мужчина, от которого прямо исходила мужественность, просто расплакался. В нем проснулась генетическая память. Он нас очень горячо обнял и сказал: «Нас только три татарина (там был еще командир танковой роты Салават Мингазов), нам надо держаться вместе».

И действительно, когда советские войска ушли из провинции Тахар и начался террор «Талибана» (организация запрещена в РФ, – прим. ред.), он пришел в центр провинции город Талукан и забрал всех, кто был связан с советскими войсками, то есть афганских чекистов, партгосаппарат, и под своей защитой переправил на территорию Советского Союза.

«Авторитет советского человека сохранился»

Надо сказать, что в провинции Тахар было очень хорошее отношение к советскому человеку. Дело в том, что в конце 1960-х годов Закир-шах начал индустриализацию Афганистана. Он привлек большие инвестиции в модернизацию афганской экономики и общества. В частности, в нашей провинции одновременно находились английские специалисты, которые построили фабрику по переработке хлопка; были немецкие специалисты, которые провели электричество, телефон; и были советские специалисты, которые построили ирригационную систему (плотины и каналы) и знаменитую автомобильную «дорогу жизни», которая опоясывает весь Афганистан. По этой надежнейшей дороге прошли танки, ее минировали, взрывали. Но она служит до сих пор, это самая качественная дорога в стране.

Фото: photo.e-migration.ru


И вот все представители этих народов жили в нашей провинции одновременно - в большом двухэтажном гостевом доме, немного похожем на дворец, который брали наши войска в 1979 году. И аксакалы, с которыми я постоянно общался на базаре, и молодежь тоже, рассказывали, что у англичан были слуги, которых они за провинности могли избить плетью или отлупить сапогами. Немцы, по их словам, держались надменно и ни с кем не здоровались. А наши советские специалисты были открыты: они сами ходили на базар за продуктами, со всеми здоровались. И вот этот авторитет советского человека сохранился. У афганцев очень хорошая историческая память.