«В нулевых рост татарских классов прекратился, это результат разочарования Муртазы Рахимова в политике мультикультурализма»

Тимур Мухтаров, руководитель общественного Координационного совета по развитию башкирского языка и культуры, кандидат социологических наук, посвятил отдельную колонку первому президенту Башкортостана Муртазе Рахимову и его роли. «Миллиард.Татар» публикует мнение одного из башкирских языковых активистов. 

«Рахимов пришел к власти в Башкортостане в первую очередь, как представитель «национальных кадров»

Известие о смерти Муртазы Рахимова дает повод еще раз поразмышлять о нем, как о политике, и подвести итоги его деятельности. Как языковому активисту и социологу, мне в первую очередь хотелось бы дать оценку языковому строительству, котороя проводилось с его одобрения или по его инициативе.

Рахимов пришел к власти в Башкортостане, в первую очередь, как представитель «национальных кадров». Такие кадровые руководители в советский период воспитывались в рамках особой идеологической формулы, которая провозглашала развитие культур народов многонационального государства, как национальных по форме, но социалистических по содержанию. Выход за эти рамки клеймился правящей Коммунистической партией как проявление «буржуазного национализма», а позднее просто как национализм, и сурово наказывался.


Источник фото: bashinform.ru


«Национальные кадры проводили национальную политику по рецептам советского периода»    

На рубеже 1980-1990-х гг. государство перестало требовать от национальных кадров отстаивать социалистическую идею, но всячески побуждало охранять новую власть. Поэтому принципиальный подход, которым руководствовались «националы» в новых условиях, остался прежним, но только культуры стали наполняться не социалистическим, а просто «провластным» содержанием. Культурно-языковая политика, которая проводилась у своих народов такими лидерами, как правило, уделяла чрезмерно большое внимание фольклору, праздникам, поддержке искусства, литературы, национальным СМИ и в целом стала направленной на поддержание стабильности власти.

Такая политика ещё долго велась на пространстве почти всего бывшего Советского Союза (кроме стран Балтии и Закавказья). Национальные кадры проводили национальную политику по рецептам советского периода в своих республиках, таких, как Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, Туркменистан, Беларусь, Молдова и даже Украина (до 2014 года).

Не стали исключением в этом ряду и российские республики, яркими примерами из которых стали Татарстан и Башкортостан. 

Языковые неудачи 

Рахимов в Башкортостане действовал в области языка и культуры так, как и ожидалось от представителя когорты «национальных кадров». Эту сферу в его команде курировали не журналисты или писатели, а бывшие обкомовские и комсомольские функционеры. Они распределяли бюджетные средства на национальные культуру и СМИ главным образом, чтобы добиться лучшего имиджа республиканской власти (и персонально Рахимова) в глазах населения. 

Поскольку основным приоритетом такой политики было укрепление режима, а не достижение прорыва в развитии национальной культуры или улучшения положения национальных языков, постольку последние две задачи так и не были полноценно выполнены.   


Источник фото: bashinform.ru


О неудачах в деле расширения функций башкирского языка в период власти Рахимова уже ранее был сделан обзор

«Президентом может быть избран гражданин, владеющий, наравне с русским, и башкирским языком» 

Из успехов, достигнутых в укреплении политико-правового статуса башкирского языка при раннем Рахимове, можно назвать принятие Закона БССР «О выборах Президента Башкирской ССР» от 1 ноября 1991 года, в котором было установлено, что Президентом может быть избран гражданин, владеющий, наравне с русским, и башкирским языком. Общественно-политическое значение принятия данной нормы трудно переоценить. Впоследствии данная норма была закреплена в Конституции Республики Башкортостан от 24.12.1993г. В среде башкирской интеллигенции закон вызвал чувство удовлетворения и повысил в ее глазах легитимность власти Рахимова, но количество носителей башкирского языка благодаря этому закону не возросло.

Также, при М. Рахимове произошел рост этничности у башкир в республике. Это проявилось, прежде всего, в обострении национального чувства, повышении национального самосознания, развитии антиассимиляционных движений. Однако, как видно с высоты сегодняшнего дня, процессы языковой ассимиляции у башкир в силу различных причин, как объективных, так и субъективных, все же так и не повернулись вспять.


Источник фото: bashinform.ru


«Что касается татарского и других языков Башкортостана, то здесь успехов было мало»

Что касается татарского и других языков Башкортостана, то здесь успехов было мало, в конечном итоге произошел рост числа носителей только русского языка. Например, в начале 1990-х годов, в годы становления режима Рахимова, была провозглашена некоторая либерализация в отношении татарского языка. Многим школам на севере и западе Башкортостана дали возможность преподавать в качестве родного языка татарский язык или вообще вернуться к нему как к языку получения образования. Появились татарские гимназии во многих городах. На республиканских ТВ и радио появились отдельные татароязычные передачи, количество наименований печатных изданий всех уровней на татарском языке начало расти. Однако с начала 2000-х годов рост прекратился, начался застой и дальнейший спад. Во многом это стало результатом эволюции взглядов лично Муртазы Рахимова, который разочаровался в политике мультикультурализма в своей республике. В последующие годы татарские школы стали терять функцию передачи знаний на татарском языке, основным языком обучения в них стал только русский. А после 2008 года за татарскими школами постепенно последовали и башкирские. 

«Рахимовские идеологи занимались, в основном, заимствованиями из языковой политики республик соседних тюркских народов»

Также многие татарские деятели Башкортостана ставят в упрек Рахимову его бездействие в вопросе признания государственного статуса татарского языка в республике. Да, это было так. У Рахимова немногим лучше было отношение и к родному башкирскому языку в том плане, что у Президента Башкортостана, как у представителя когорты национальных кадров, не было видения будущего родных и государственных языков в республике. Разработать стратегию развития двух близкородственных тюркских языков в окружении Рахимова (и главное, успешно ее пролоббировать) тоже было некому. Поэтому на заре башкирского суверениета рахимовские идеологи занимались, в основном, заимствованиями из языковой политики республик соседних тюркских народов –Татарстана и Казахстана – где также работали национальные кадры. Однако языковая ситуация в этих республиках была намного более простой, и потому их опыт был мало применим в Башкортостане.

Опыт стран дальнего зарубежья (языковые гнезда в Финляндии, возрождение уэльского языка в Британии и пр.) в представлениях постсоветских национальных руководителей мог быть лишь теоретически изучен, но не подлежал практическому применению, как не вписывающийся в рамки их воспитания. 

«Носители татарского и башкирского языков входят в Башкортостане и Татарстане в единую языковую среду»


Источник фото: bashinform.ru


Затем после очередных выборов Президента Башкортостана (2003 год) татарские общественники из Конгресса татар Башкортостана разработали под руководством уфимского профессора, социолога Дж. Гилязитдинова проект республиканской программы по развитию татарской идентичности и культуры в республике. Наконец-то от части гражданского общества поступил ценный документ по развитию языка, с конкретными предложениями. Среди них было и спорное предложение принять закон о включении татарского языка в число государственных в Башкортостане. Проект был обсужден в руководстве Конгресса татар Башкортостана и внесен в Кабинет министров республики. Но какой-либо позитивной реакции на этот проект не последовало.

Сегодня, когда мы наблюдаем неудовлетворительное положение башкирского языка в общественной жизни Башкортостана, нельзя не вспомнить об ошибках, сделанных в годы первого президентского срока Рахимова по отношению к обоим языкам – башкирскому и татарскому. Для их развития имелись возможности, которые были упущены. Ведь носители этих языков входят в Башкортостане и Татарстане в единую языковую среду. Ухудшение положения одного из этих языков подрывает позиции второго. То же самое касается и национального профессионального искусства: театра, эстрады и кинематографии. Застой в этой сфере у одного народа неблагоприятно влияет на развитие культуры у другого. Также несомненные успехи в развитии, к примеру, национальных СМИ Татарстана однозначно будут стимулировать такие же достижения и в Уфе. О роли Рахимова и его окружения в провалах и успехах национальных культур размышления будут в следующем материале на портале «Миллиард.Татар».    

Автор: Тимур Мухтаров, специально для «Миллиард.Татар»
Фото на анонсеbashinform.ru