«В результате голода в 1920-х в Татарстане только татар умерло от 400 до 600 тысяч человек»

Историк Рафаиль Шайдуллин о том, почему голод 1921-1922 года не является голодомором, о приукрашивании политтехнологами масштабов Вилочного восстания и почему в Татарстане исчез хлеб.   

«Основная масса населения в Поволжье голодала в 1922 году» 

- Рафаиль Валиевич, известно, что в Российской империи голод являлся циклическим явлением и периодически возникал в различных губерниях. Чем отличался голод 1921 года от предыдущих лет?

Действительно, вы правы. В XIX веке было более 10 недородов хлебов (1867–1868, 1877, 1883, 1891–1892, 1898 и другие годы). Самый страшный из них  – это неурожай 1891 года когда голодало огромное количество крестьян. В России голодало более 30 млн человек,  по некоторым подсчетам, погибло от 500 тыс. до 1,5 млн человек. 

В этот год крестьяне смогли собрать только посеянный семенной материал или чуть больше (в среднем «сам один» или «сам полтора два» (от 6 до 17 пудов с десятины), то есть, когда средний сбор урожая хлебов составлял столько же сколько было засеяно или в полтора раза превышает засеянное 10-12 пудов на десятину – ред.). Самыми тяжёлым в XX веке были 1906, 1911, 1921–1922,  1923, 1946–1947  годы. 

Для примера, в 1911 году в Казанской губернии голодало до 600 тыс. человек при населении всей губернии более 2,85 млн человек. Погибло от голода и болезней около 70 тыс. человек. Тогда была организована большая государственная помощь, подключились различные благотворительные общества, предприниматели,  коммерсанты, сельские богатеи и все участливые люди, которые помогали голодающим продуктами питания, одеждой, денежными средствами, зерном, семенным материалом и др.  К примеру, в Казанской губернии только для организации общественных работ для крестьян, чтобы они могли заработать на покупку продуктов питания, зерно для посева и т.п.,  из различных источников им было выделено более 6,9 млн рублей. Правда, из этой суммы крестьяне своим участием в общественных работах заработали только 46 %.

Что касается голода 1921–1922  годов, то основная масса населения голодала в 1922 году, так как  к этому времени все запасы были съедены, а помощь пришла поздно. 

Причина – Россия в тот момент была не в состоянии прокормить огромное количество населения. У нее не было резервного запаса хлеба. В то же время из-за транспортного паралича не могли привести хлеб из благоприятных в отношении урожаев зерновых культур российских регионов. В Поволжье и Приуралье голодало до 30 млн. человек. В Татарстане по разным подсчётам это число составляло от 1,8 млн до 2 млн человек, из общего количества населения в 2.7 млн. человек. 

Следует также забывать, что есть понятия относительный и абсолютный голод. Если относительный голод – это нехватка каких-то продуктов для нормального существования человеческого организма (хлеба,  мяса, масла,  овощей, фруктов и т.п.), то 1921–1922 годы – это время абсолютного голода.

Чтобы понять масштаб катастрофы, приведем такой пример. В самом тяжелом для XIX века в 1891 году в Казанской губернии с 1 десятины пашни собрали в среднем 17 пуда ржи, а в 1921 г – только  0,3 – 0,5 пуда ржи. Причем, этот пол пуда ржи или пшеницы на половину  состоял из половы, семян сорных растений (лебеды, щирицы и др.). В итоге, в 1921 году многие голодающие смогли выжить только  благодаря тому, что успели сделать запасы различных суррогатов на зиму. Это, прежде всего, листья крапивы, щавеля, борщевика, различных ягодных растений, семена, листья лебеды и конского щавеля,  мох, желуди, орехи, лесные ягоды, кора деревьев, корни рогозы и др. Все это они   перемалывали, смешивали с мукой и пекли хлеб. В редких домах пекли  чистый хлеб из тонкого пшеничного и пшенично-ржаного помола. Испеченный хлеб в основном состоял из  прямого помола зернобобового субстрата с различными овощными (картофель с кожурой, свекла, морковь, репа и др.)  В хлебное тесто добавляли не только  съедобные и условно съедобные суррогатные продукты, но иногда даже несъедобные (глина, толченую кору или солому, листья деревьев, мел и др.). В 1921–1922  годах в каждом испеченном хлебе было от 40 до 60% суррогатного продукта. 

«К этому следует добавить и попытку выслужиться перед Москвой новой власти Татарской республики»

- И все-таки, почему в 1891 году собрали в среднем 15 – 17 пудов, а в 1921 году – только пол пуда?

- Это зависело не только от природно-климатического фактора, но и от государственной политики по отношению аграриев. Заметим, что во многих странах Западной Европы уже в первой половине XIX вв. забыли о проявлениях массового голода.  Именно, тогда переходом с крепостнических отношений к более цивилизованным  аграрным товарным отношениям, с интенсивным развитием различных транспортных сообщений, агрономии, растениеводческой и животноводческой селекции, кредитных отношений между городом и деревней произошел значительный скачок в  агропромышленном производстве в странах Запада.   К примеру, в начале XX в. в США на одного человека приходилось в среднем 63 пуда хлеба и картофеля, во Франции – 37 пудов, в Германии  – 27,8 пуда, в Англии – 26,5 пуда, а в Российской империи – всего 18,8 пуда. В условиях России для сносного  существования одного человека требовалось на год в среднем 20 – 25 пудов хлебопродуктов. К тому же в этот период картофель для россиян не был вторым хлебом. Все это было связано с отсталостью аграрного сектора Российской империи. Виной этому было многовековое развитие крепостнических отношений в российской деревне и полувековое сохранение в ней  крепостнических пережитков после отмены крепостного права в 1861 году. Кроме того, частые неурожаи в начале XX века, Первая мировая война,  Гражданская война до крайности истощила ресурсы сельского хозяйства, запасы хлеба в деревне. 

В то же время большевистская национализация и левоэсеровская социализации земли и средств производства, объявление государственный монополии на хлеб и тотальная продовольственная и сырьевая разверстка (продразверстка) и политика огосударствления крестьянского производства добили аграрное производство, почти полностью убили коммерческие стимулы у крестьян и их материальную заинтересованность в конечном продукте. В конечном итоге, политика  складирования крестьянского  семенного фонда  в общественных амбарах из-за боязни, что крестьяне семенной фонд съедят, продадут на теневом рынке, пропьют или сварят из зерна самогон, скормят животным еще больше усугубило продовольственную ситуацию в деревне. Деревня Татарстана в 1921 г. осталась не только без продовольственных ресурсов (из валового сбора 32 млн пудов хлеба было изъято продразверсткой  почти 11 млн пудов), но и семенного материала большей частью (примерно 30 – 40%)  засыпанного в общественные амбары. Причем у крестьян посевкомы собрали не только семена на засев каждой десятины, но и также 15-20% страховочный фонд. Конечно, власти не смогли полностью собрать семенной материал – не все сдавали, кто сопротивлялся, кому было ничего сдавать из-за бедности.  Собрали примерно 67%  планового задания. Но случилась другая напасать – значительная часть семенного фонда была расхищена чиновниками. К этому следует добавить и попытку выслужиться перед Москвой новой власти Татарской республики. Тогдашний председатель СНК ТАССР С. Саид-Галиев в 1921 г. заявил, что «в Москве и Петрограде рабочие едят хлеб наполовину с мякиной, а мы едим хороший, поэтому нам надо помочь рабочим Питера». В итоге, часть семенного фонда была отправлена по назначению.

Среди других причин опустошения общественных амбаров с крестьянским семенным фондом – бандитизм (ведь, еще Гражданская война не закончилась). Да и сами крестьяне думали так, что раз общественный амбар – это ничейный, значит можно брать. При этом надо иметь ввиду, как крестьянин хранил семенной материл в своём амбаре, как он заботился, оберегая его от сырости, от болезней, вредителей и грызунов. А за общественным имуществом нет никому дела. Кроме того, в общественный фонд многие старались ссыпать семена в основном не очень хорошего качества, даже были случаи засыпки фуражного зерна или  смешанного с песком.

«У крестьян не было хлебных запасов на черный день» 

- Какой была весна в 1921 году?  

- Весна пришла ранняя – в апреле всё высохло. Поэтому надо было уже посевные работы начинать в начале апреля. Но из-за политики огосударствления крестьянских хозяйств, селяне не смогли вовремя засеять свои яровые наделы. Поскольку низовое начальство  ждало распоряжения и команды от вышестоящих властей. В итоге, сев начали в конце апреля – начале мая. К этому времени земля высохла, всхожесть зерновых была плохая, поля разрослись сорняками.  Крестьяне из-за боязни потерять часть своих земельных наделов, стараясь выполнить государственный посевной план, доведенный до каждого владельца, были вынуждены засевать весь свой яровой клин не по норме по 10–12 пудов на десятину, а в 5–6 пудов на десятину. К тому же лето выдалось засушливым  и большая часть яровых, так озимых хлебов погибла.

- А сколько всего собирали в Казанской губернии? Наш регион был хлебным краем?

- В разные годы в Казанской губернии собирали в среднем от 80 до 109 млн пудов хлебов, а в 1921 г собрали 6,4 млн пудов – в 15 раз меньше. И даже собранные 6,4 млн пудов были наполовину с половой и семенами сорных трави. 

В 1920 году тоже был голод, но тогда в Татарстане собрали 32 млн пуда зерна. Из них продразвёрсткой вывезли примерно 11 млн пудов, плюс дополнительно было отправлено питерским и московским рабочим. 

В республике на человека в среднем осталось 3 пуда зерна – это если только на сельское население, без рабочих. Это ещё не говоря о посевном материале, примерно в 10 – 12 млн пудов. На все нужды в Татарстане осталось около 10 млн пудов: на продовольственное обеспечение сельского и городского населения, войсковых подразделений, дислоцированных в Татарстане.  Самое страшное – помощи было ждать неоткуда.

У крестьян не было хлебных запасов на черный день – продразверстка подчистую все забрала. Но в те же голодные годы при царе были специальные запасные магазины с резервным фондом зерна, благодаря которым в недородные годы  крестьяне хотя бы частично снабжались  продовольственным зерном и семенным материалами, помимо этого различные благотворители и государственные организации помогали им продуктами питания, зерном и семенами, деньгами на покупку продуктов и вещей первой необходимости или организацией общественных работ. Но к началу 1920-х гг. таковых мало осталось – благотворительные организации приостановили работу или самораспустились,  заводы и фабрики, имения помещиков и банковско-кредитные учреждения национализированы, большей частью разорены. Зажиточные крестьяне ушли в теневой рынок. Не все крестьянские хозяйства на конфискованных землях смогли наладить земледелие.  Да и как их освоишь, если у крестьян главное земледельческое орудие  – это обычная соха, по сути, палка с металлическим наконечником. Даже в годы НЭПа до 60% крестьян землю обрабатывали сохой. Еще в 1925 году 30-40% крестьян не имели рабочего скота, были вынуждены обращаться богатому соседе и соглашаться на его кабальные условия. 

В итоге в 1921-1922 гг. у государства не оказалось ни фуражного, ни семенного фонда, ни хлеба для пропитания населения. Крестьянам оставалось лишь умирать или искать пропитание, уезжать в другие регионы, выживать за счет суррогатов. В результате умерло несколько сотен тысяч крестьян. 

«После голода в Татарстане доля татар снизилась на 3%»

- Согласно советским официальным данным, самые большие потери населения наблюдались в Самарской, Челябинской губерниях, Автономной области немцев Поволжья и Башкирской автономной республики, где население сократилось на 20,6%. Насколько сильно пострадал Татарстан?

- Если во время переписи 1920 года в Татарстане среди населения доля татар составляла 54,3% татар, то в 1926 г. их осталось 51% – минус ~3%. 

- Но часть же могла уехать…

- Уехала, погибла, умерла от голода, болезней, эпидемий (тиф, холера, малярия и др.). По моим подсчетам в Татарстане только татар умерло от 400 до 600 тысяч человек. 

- А всего сколько погибло?

- Это сложно вычислить. Известно, что в 1924–1925 гг. началась демобилизация из состава Красной Армии. Численность РККА с 5,5 млн человек сократилась до 560 тыс. 5 млн человек вернулось домой, сколько из них вернулось в Татарстан нам сегодня не известно.

Между переписями 1920 и 1926 гг. не было других переписей и они не полные. Из официальных данных известно, что в 1922 г. в Татарстане голодало 1,8 млн человек, в феврале 1923 г. –  почти 1 млн человек, в марте 1924  – почти 0,5 млн человек. Было много случаев опухания и смерти от недоедания.

Последствия голода ощущалась почти 4-5 лет. 

Вот динамика урожайности хлебов. В 1922 г. в Татарстане собрали 29 млн пудов, 1923 г. – 23 млн пудов. 1924 г. – 54 млн пудов. Лишь позднее в 1927–1929 гг. валовой сбор хлебов и картофеля  в среднем составлял 90 млн пудов.

Таким образом, большая часть населения Татарстана перестала голодать только в 1925–1926 гг. В 1928 г. из-за неурожая хлебов в ряде кантонов республики голодало свыше 150 тыс. крестьян. 

«Политтехнологи советского времени приукрасили масштаб Вилочного восстания»

- Это страшное бедствие в Поволжье часто называют голодомором. Всё-таки, это было катастрофой или казнью? Голод был специально организован?

- Я бы не сказал, что это было специально. Это была трагедия. Я не думаю, что власти пытались таким образом морить крестьян и делать их послушными.

- Но смотрите, в 1920 году в Татарстане вспыхивает Вилочное восстание. Крестьяне не довольны, а тут как будто прекрасная возможность закрутить гайки.

- Восстание действительно было, но оно носило стихийный характер, хотя о нем очень много говорят. Сообщается, что оно охватило 3 – 4 уезда (Чистопольский уезд Казанской губернии, Бугульминский уезд Самарской губернии, Мензелинский уезд Уфимской губернии).

- Кстати, как правильно называть это выступление? Его называют «Восстанием Чёрного Орла», «Вилочное восстание», «Сэнэк сугышы»…

- Я думаю, что политтехнологи советского времени приукрасили масштаб выступления. Надо было показать, что это восстание подготовлено врагами большевиков и имело антисоветский характер. Хотя эсеры и меньшевики участвовали в этом выступлении, но крестьяне были далеки от их идеологии. 


Источник: chuvash.org


Все крестьянские восстания отличаются неорганизованным характером. Во время выступлений 1918–1920 гг. крестьяне всегда решали сиюминутные задачи: выгоняли  из села продразверстчиков, коммунистов, освобождали арестованных крестьян.

- Но ведь из описания восстания следует, что это было достаточно масштабное событие. В крестьянском войске было несколько тысяч штыков, пушки, минометы…

- Приводятся разные данные. Ну и что? Крестьянская армия необучена. Это не армия Махно, которая участвовала в боевых действиях против немцев и белых.

Среди руководителей Вилочного восстания были военные, но это был младший комсостав. Участвовали в восстании сельские жители, дезертиры из белой и красной армий. Была даже военная структура, были фронты и т.п. Ну и что? Запасная армия, которая дислоцировалась под Казанью, разгромила их. В этом подавлении даже участвовал отряд мадьяр под руководством Жиго, который огнем и мечом прошелся по Бугульминскому уезду.

Погибло по разным данным до 3 тысяч крестьян, а также до 700 чел со стороны советской власти. В целом, данные разнятся.

- То есть это была реакция на продразверстку?

- Конечно. Даже не столько на продразверстку, сколько на насилие, творимое продотрядчиками. Началось все в деревни Елань. Пришел продотряд, крестьяне сказали у нас нет запасов хлеба, живем впроголодь. Но продотряд должен выполнить свою задачу – арестовали несколько человек и заперли их в холодный амбар. Когда они ушли – крестьяне  выпустили арестованных. Да, были убиты несколько десятков милиционеров,  продуполномоченных, советских и партийных работников. В это время как раз происходили восстания в Кронштадте, Тамбове,  Сибири…

Продолжение следует 
В продолжение вы узнаете о том, как Казань страдала от засилья бездомных детей, насколько частыми были случаи людоедства и чем кормили американцы голодающих.  

Арслан Минвалеев 
Искандер Гильманов

Фото: chronograph.livejournal.com