«Везде супостатов преследовать будем. Ежели в сральне поймаем, так и в сральне загубим»*

Министерство просвещения России одобрило линейку школьных учебников по российской и всеобщей истории под редакцией бывшего министра культуры, ныне советника президента РФ и главы Российского военно-исторического общества Владимира Мединского. Учебные пособия уже готовятся к печати, выход тиража планируется в конце апреля – начале мая этого года, и в следующем учебном году они вполне могут поступить в регионы. «Миллиард.татар» решил напомнить своим читателям, как зарекомендовал себя Мединский (а он, на минутку, дважды доктор - политических и исторических наук) в качестве автора серии книг «Мифы о России», где рассмотрел, в том числе, «татарский вопрос» российской истории. Оговоримся лишь, что сам Владимир Ростиславович признавал, что написал «даже не научпоп, а научпоп-поп-поп» и что отбирал для этого факты и цифры, которые «работают на концепцию».

«Главное - угол зрения»

Напомним, одна из книг серии - «Мифы о России: о русском рабстве, грязи и «тюрьме народов» - наделала шума в октябре 2019 года, когда на сайте change.org была создана петиция с требованием «Запретить книгу Мединского. Он считает, что татары для России хуже гитлеровских фашистов» (на сегодня ее подписали 2 927 человек).


Источник: labirint.ru

К тому времени «Мифы» были уже широко известны - их первое издание пришлось на 2008 год, когда Мединский работал депутатом Госдумы РФ. Тогда трилогию похвалили Владимир Жириновский (личным письмом) и Владислав Сурков (сдержанно), но даже, например, руководитель православного корпуса движения «Наши» Борис Якеменко отозвался о ней так: «Мне показалось, что эта работа непрофессиональна, а я, как профессионал, такие книги стараюсь не читать». 

Политолог и политтехнолог Глеб Павловский высказывался еще язвительнее (там же): «В XIX веке было такое понятие — народная книга, причем я сомневаюсь, что это были книги, которые действительно читал народ. Такие книги состоят из анекдотов и какой-то просветительско-нравоучительной идеи. В этом жанре сейчас многие работают, но Мединский очень откровенно соответствует правилам жанра. <…> Если поверить, что эти каловые массы и есть мейнстрим (а по цифрам так оно и получается), то хочется застрелиться, уйти в лес. Единственное, что обнадеживает, — это уже дно, оно уже достигнуто, хуже не будет».


Фото: medinskiy.ru


Но, по словам самого экс-депутата и экс-министра, «на факты в истории уже давно никто не обращает внимания! Главное — их трактовка, угол зрения».

«Взятие Казани или Крыма возводились в ранг религиозной победы над «погаными», борьбы сил добра и зла»

Именно в книге «Мифы о России: о русском рабстве, грязи и «тюрьме народов» татарский вопрос рассмотрен во всех подробностях. Итак, вбиваем в поиск по тексту слово «татар» - и отбываем в мир исторического «научпоп-поп-попа»:



  • «В XIV веке глобальная эпидемия чумы, известная под названием «Черная Смерть» началась с того, что татарская орда ворвалась в Крым и осадила крепость Кафу (нынешнюю Феодосию), принадлежащую генуэзцам. Три года татары не могли взять город. На третий год осады в их лагере вспыхнула чума… Предприимчивые татары с помощью метательных машин стали перебрасывать через крепостную стену трупы своих умерших. Генуэзцы спешно погрузились на корабли и бежали на родину. Но часть из них уже была инфицирована»;


  • «В общем, монголы на Руси не ассимилировались, а вот русские от монголов переняли так много, что и после выхода России из-под власти татар порядки в России остались татарские. Другого-то было не дано (здесь сарказм, - прим. ред.). Бредни Пайпса и Шпулера — прекрасный пример того, как отрицаются или извращаются факты в угоду надуманной схеме»;


  • «К сказанному можно добавить еще одно: никакой другой народ не воспринимался в народном сознании страшнее и хуже, чем татары. Причем речь идет явно не о казанских татарах, даже не о крымских татарах, «прославленных» страшными набегами и уводом в рабство людей. По тексту фольклорных песен очень хорошо видно, что речь идет именно о татарах — сборщиках дани, баскаках, чиновниках Золотой Орды:

Нету дани — он коня возьмет;
Нету коня — татарин дитя возьмет,
Нет дитя — он жену возьмет.
Нет жены — самого головой возьмет.

Эта «веселая» песня — одна из многих. Но ни шведский «потоп» XVII века, ни века противостояния с Литвой и Польшей, ни две мировые войны с германцами, ни набеги варягов не впечатались так жутко в народное русское сознание. Нет в народной памяти ни поляка, ни немца, ни шведа — такого же беспощадного «сосальщика» дани, насильника, убийцы.

В дореволюционной истории ни выход к Балтике в начале XVIII века, ни взятие Варшавы в 1795 году, ни взятие Берлина в середине XVIII в. или Парижа в 1813 году никогда не поднимались на Руси до такого уровня значимости, как взятие Казани или Крыма. Эта победа возводилась в ранг религиозной победы над «погаными», борьбы сил добра и зла.

Таковы факты.

Завоевывая Казанское ханство, русские продолжали войну с Золотой Ордой. Вот только проявлялось это вовсе не в особой жестокости. Скорее в особой популярности этой войны, в готовности жертвовать чем угодно для того, чтобы решить вековой спор»;



  • «Реалии же говорят вот о чем: во-первых, не было в XVI веке никакого такого народа — казанские татары. Была казанская империя. Самая настоящая империя, осколок Золотой Орды. Правили в ней ханы-чингизиды, родственники ханов Средней Азии и Сибири. Примерно 10-15 % их подданных называли себя татарами и считали себя в этом государстве завоевателями. А народы Поволжья: тюркоязычные башкиры и ногайцы и финно-угорские народы (мордва, марийцы, чуваши) вовсе не считали себя татарами — они были подданными татарских ханов.

Не успела пасть Казань, как подданные ее империи добровольно присоединились к Московскому княжеству, присягнули на верность «белому царю».


Фото: medinskiy.ru

Часть ногайцев также подписали с Москвой мирный договор в том же 1557 году, что и башкиры. Ногайцы и до этого часто выступали союзниками Москвы, даже в войнах между Москвой и татарскими царствами».

«Не в силах один воевать с Польшей, Богдан Хмельницкий заключил союз с Крымским ханом. Разумеется, из всякой междоусобной войны славян друг с другом крымчаки и так извлекали бы свою пользу: набегами, похищениями людей, грабежами, угоном скота. Но тут было другое: повстанец, русский православный человек, вступил с «поганым» Крымским ханом в СОЮЗ. И с тех пор все сражения, которые выиграл Богдан Хмельницкий, он выигрывал только и исключительно с помощью своих союзников-татар. Стоило этим сомнительным «союзничкам» в очередной раз изменить, и Богдан тут же проигрывал сражение польским войскам»;

«Хлеб в междуречье Оки и Волги ввозили с территории современной Украины или из Великого Булгара — с Волги (Великий Булгар на Волге! - прим. ред.)»;

«Из городов в любой момент могли выйти закованные в панцири казаки с ружьями. Забавная деталь: казаки кормили лошадей ячменем и потому могли ездить на них даже в морозы. На сибирских татар это производило огромное впечатление, ведь их лошади жили весь год на подножном корму, и ко второй половине зимы превращались в живые скелеты»;


Фото: medinskiy.ru


«Империями были все татарские ханства — Казанское, Тюменское, Сибирское и Астраханское. В них татары господствовали над завоеванными ими племенами и, следовательно, эксплуатировали их нещадно. Покоренные данники должны были по требованию татарских ханов воевать на стороне ханских армий. Читатель может увидеть, как выглядело это многонациональное ханское войско на картине В. Сурикова «Покорение Сибири Ермаком»;

«Именно поэтому жители Крыма и формальные подданные Турции на Северном Кавказе ничего не имели против русских. Точно так же и покоренные татарами и кыргызами племена Сибири обычно считали, что русские даже лучше их прежних владык».



А вот не про татар, но тоже замечательно:



  • «Где-то читал историю о том, как принимали в те годы присягу трое аборигенов из Забайкалья. Специально для них приехал шаман из бурятского аила. Он устроил натуральное камлание — пляску с бубном и вызыванием духов. Причем армейское начальство не смеялось (а должно было? - прим. ред.), все было совершенно серьезно».


 



* В заголовке - цитата из романа Владимира Мединского «Стена», изданного в 2012 году. Полностью она звучит так: «Везде супостатов преследовать будем. На дороге — так на дороге. А ежели в сральне поймаем, так и в сральне загубим, в конце концов».