«Хуҗа», «эмир», «правитель», «илбаши». Или все-таки «президент»?

Эксперты об альтернативных наименованиях должности первого лица в Татарстане

Принятие Госдумой РФ законопроекта об организации публичной власти в регионах и его одобрение Советом федерации РФ рождают вопрос: каким может быть альтернативное наименование должности главы исполнительной власти в Татарстане? С этим вопросом «Миллиард.Татар» обратился к своим экспертам. Отвечая на него, некоторые из них пожелали прокомментировать законопроект Клишаса-Крашенинникова в целом.


«Наступление на права регионов - это наступление и на права каждого человека»

Любовь Агеева, главный редактор газеты «Казанские истории», бывший руководитель пресс-центра Государственного совета РТ:

- Во-первых, они отдали это на откуп [регионам], сказав: «Любое, только не «президент»». Общеупотребительное – глава администрации. Но тут у меня есть один журналист, он уже пенсионер, и у него нет никаких ограничений в изложении. (Смеется) Так вот, он сказал: «Давайте найдем татарское название нашему президенту!». Это шутка, конечно, но, в общем, речь идет скорее всего об общеупотребительном – глава администрации.

Комментировать сам закон пока нет возможности - он должен пройти все процедурные вопросы. Он принят Государственной думой и Советом федерации и будет отправлен на подпись президенту РФ. Возможно возвращение на доработку. Во всяком случае, у нас не исключают такой возможности. И только когда президент его подпишет, у вас появится законное право его комментировать. Сегодня такие суждения выносить, я считаю, рано.

В то же время я бы акцентировала внимание не на смене названия президента. Это не самый существенный момент. Есть русская пословица – «Хоть горшком назови, только в печь не ставь». Там есть нормы, имеющие более принципиальный характер, чем эта. В первую очередь интересно, как этот законопроект отразится на экономике нашей республики, на политических отношениях внутри республики, поскольку, похоже, придется вносить изменения в конституцию, а также на отношениях Москвы и Казани.

Есть еще один неприятный сюрприз: муниципальная власть, которую мы с таким трудом внедряли в Татарстане, конфликтуя по этому поводу с Москвой, которая ввела ее больше на бумаге, чем на самом деле. Сегодня она встраивается в систему государственной власти, то есть вертикаль власти устанавливается как «палка», сверху донизу. Что, естественно, лишает население серьезных прав. Мы не можем голосовать за «президента», у нас нет власти на нижнем уровне, то есть в муниципалитете. Это очень сильно ограничивает.

Многих не волнуют права регионов, в том числе у нас в Казани. Но при этом многим почему-то невдомек, что это наступление на права каждого человека.

«Не факт, что Татарстан откажется от должности президента»

 

Юрий Алаев, советник ректора – руководитель общественно-информационного центра КФУ:

- Это интересный вопрос! Во-первых, не факт, что в результате принятия закона о публичной власти Татарстан пойдет на то, чтобы отказаться от должности президента. В конце концов, это было предусмотрено законодательством чуть ли не семь лет назад в 2015 году. Татарстан проигнорировал и ничего не случилось, и земля не налетела на небесную ось. Непонятно, почему сейчас Татарстан должен взять и согласиться. И с моей точки зрения, это непринципиально. Как будто больше проблем у нас нет, кроме как переименовываться.

Но если Рустам Минниханов и его советники придут к выводу, что лучше согласиться, то первый вариант, я о нем уже писал, он конечно шутливый, но фамилия Минниханова сама напрашивается на название должности - «минихан». Хан, но мини! А если говорить серьезно, то я не знаю. По-видимому, нужно вводить такое слово, чтобы оно имело татарское звучание. «Хуҗа», «баши» что-то вроде этого. Потому что если еще и татарского звучания не будет, то совсем невесело.

А в целом закон очень опасный. Во-первых, потому что он превращает систему власти в России в систему, которая завязана на одном человеке. Президент может все, что хочет. Он может снять с должности любого губернатора в связи с утратой доверия, в законе даже не записано, по каким основаниям. Раньше там хоть что-то обговаривалось - должны быть какие-то нарушения, коррупционные следы, ну какие-то признаки, по которым человек теряет к себе доверие.

Во-вторых, муниципальная власть получает по этому закону возможность дополнительного трансфера средств с уровня субъекта федерации, но лишается даже формальной самостоятельности.

В-третьих, министры субъектов федерации теперь будут в обязательном порядке согласовываться с федеральным министерством. То есть здесь теряется хоть какая-то автономия субъектов в назначении своих людей, которых хорошо знают.

В-четвертых, теперь президент России может отстранить любого судью просто по щелчку пальцев. Независимость судебной власти даже формально выведена за скобки. О чем мы говорим? Какое разделение [властей]? Какое верховенство закона? Верховенство одного человека, которого называют президент Российской Федерации. Федерации, которая уже давно не федерация.

Допустим, Путин гениальный, он своего рода «собиратель земель». А завтра придет не Путин, а человек слабый, как Горбачев, который не понимает, что делать дальше. И что, очередной развал? Я считаю, что это очень опасный закон. Люди, к большому сожалению, перестают думать о последствиях.

«Правитель» будет выделять Татарстан на фоне других регионов»

Рабит Батулла, писатель:

- По-татарски это будет «илбаши». Дословный перевод – «глава страны». Древнее название. У нас все-таки татарская республика по названию, хотя и многонациональная. Например, в Туркмении это «туркменбаши», то есть «глава, вождь туркмен». А у нас пусть будет «илбаши»!

Альберт Бикбов, экономист, блогер:

- Если нас, помимо нашей воли, поставили перед неизбежным выбором и лишили права называть того, за кого мы голосовали, президентом, а мы голосовали за президента Республики Татарстан – Рустама Минниханова, то я сторонник того, чтобы называть Рустама Нургалиевича президентом до тех пор, пока он будет высшим должностным лицом Татарстана. Никто не может запретить это нам, простым татарстанцам. Мы за это голосовали, это был наш выбор, и никакие московские указки не должны нам здесь диктовать, как его называть.

Я не сторонник такого подхода, чтобы придумывать сейчас какое-то название. Тем более что я уже видел предложенные вариации: «хан», «глава»… Естественно, в официальных документах его будут называть «главой», так же как называют сейчас большинство российских губернаторов.

А для следующего главы у меня есть предложение «правитель». Оно достаточно нейтральное и лишено некоего негативного подтекста, как тот же «хан». Ведь сразу начинаются в основном негативные ассоциации, связанные с межнациональными и межконфессиональными отношениями. Мы же все-таки не монорегион. У нас есть представители большинства религий и множества национальностей и между ними гармония. Так что «хан» здесь использовать не стоит. А «правитель» будет выделять Татарстан на фоне других безликих регионов.

Сам законопроект Клишаса - Крашенинникова я комментировал уже неоднократно. Это закон унитаризма, закон, разрушающий принципы федерации, систему региональной власти. Когда даже министров надо согласовывать с Москвой. А Москва, в свою очередь, может в одночасье снять главу региона без объяснения причин. «Утрата доверия» — это же как угодно можно натягивать. И не объяснять ничего.

Соответственно, закон направлен на разрушение федеративных принципов отношений, принципов договорных отношений внутри федерации, на уменьшение регионального парламентаризма. То есть на разрушение всего того, за что наша республика упорно выступала на протяжении всей своей новейшей истории. Поэтому мое отношение к законопроекту резко негативное.

И сейчас можно видеть, как проталкивается закон о мэрах, который разрушает уже систему муниципального управления. Строится вертикаль, которая была при СССР и царском режиме. Как кончил царский режим и как кончил СССР, мы видели. Все последние законодательные инициативы, направленные на разрушение региональной власти, принципов федерализма и муниципальной власти, – все они ведут Россию в пропасть. И пока так будет продолжаться, вполне вероятно, что, может быть, нас настигнет судьба Советского Союза и царской России, которые были оплотом унитаризма и пренебрежения федеративным устройством.

«Башлык» больше подходит для народов, у которых не было государства»

Римзиль Валеев, журналист, общественный деятель:

- Здесь все давно уже продумано. «Илбаши» - есть книга с таким названием, есть песня, есть стихотворение. Это наиболее подходящее наименование. Не называть же «ханом» или «патшой»? «Илбаши» - это все-таки романтично. И самое интересное, что уже несколько человек его предложили. Как будто сговорились. Это «глава страны», и еще тут есть значение «народ, который живет в отдельном регионе». «Ил» ведь сейчас уже не столько «страна», сколько именно «население». Я полгода назад ездил в Германию, и обратил внимание, что эмигранты-татары под словом «ил» подразумевают «народ». Так что «глава народа», «глава населения».

А вообще, слово «президент» давно надо было убрать самим. Уж слишком оно затертое. Столько президентов вокруг.

Лейла Лерон, блогер, татарский активист:

- Я не могу придумать никакой альтернативы слову «президент». Потому что это получится глупая игра слов. И мы голосовали за президента, мы его выбирали. И пока он остается на своем посту, других названий у него быть не должно.

А его преемник пусть зовется «ханом». Потому что это татарское слово. Мы же возвращаемся к родному языку, для нас это важно, поэтому должен быть «хан».

Ильнур Миргалеев, руководитель Центра исследований Золотой Орды и татарских ханств Института истории им. Ш. Марджани:

- В свое время у нас были султаны, потом, в период Казанского ханства, ханы, а в русский период - губернаторы. Думаю, нужно следовать традициям и назвать первое лицо республики ханом.

Есть конечно еще варианты, например «башлык». Но это все-таки больше подходит для тех народов, у которых не было государства. А для татарского народа нужно использовать термин «хан».

«Мы спорим о форме, а не о содержании»

Булат Рахимзянов, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани, специалист по средневековой татарской истории:

- В этом вопросе мы снова, как всегда в России, спорим не о том. Мы спорим о форме, а не о содержании. Мне кажется логичным, что у главы государства должно быть наименование, которое не дублируется главами субъектов этого государства. И главы субъектов, на мой взгляд, должны именоваться едино. То есть либо главы, либо губернаторы, либо как-то еще. Неважно, как это назвать, важно, что должна быть унификация. По мне так «глава» — это нормально.

У нас же, к сожалению, в законодательстве ничего четко не прописано. Из-за этого и начинаются эти споры, и за тем, к чему вопросов быть не должно - наименование главы субъекта федерации - тянется политический шлейф. То есть если мы называем его «президент», это одна степень полномочий, если глава — другая. Нужно разбираться с этим, а не с тем, как называть первое лицо. Потому что по сути от этого наименования ничего не изменится. Полномочия уже таковы, какие они есть, а не такие, как хотели бы мы.

Лилиана Сафина, ведущая программы «Говорим по-татарски» на «Эхе Москвы», руководитель московской языковой школы «Умарта»:

- Это вопрос из области политики, а не филологии, поэтому я не смогу на него ответить. Со своей стороны поддержу любое решение татарстанцев о наименовании должности руководителя нашей республики. Для меня куда важнее, чтобы это слово писали без орфографических ошибок.

Что думаю по поводу названий «хан» и «илбаши»? Слово «хан» мне более чем нравится. Я даже как-то после встречи Рустама Минниханова с московскими журналистами выложила нашу общую фотографию в Инстаграм и подписала ее: «Встретилась с ханом Казанского ханства». Но мне не хотелось бы этот серьезный вопрос переводить в шутку.

Повторюсь, я не занимаюсь политикой. Как филолог, могу только обратить внимание на то, что значение слова «ил» в татарском языке не раз менялось. Не знаю, какой смысл в это слово вкладывают те, кто его предложил, но этим словом одно время называли и деревню, и территорию вокруг деревни. Современные татары под словом «ил» подразумевают страну или край. Таким образом, «илбаши» — это и глава деревни, и руководитель страны, и начальник края. Как кому нравится.


«С принятием этого закона Россия юридически перестанет быть федерацией»

Юрий Селезнев, доцент кафедры истории России Воронежского государственного университета, специалист по русско-ордынским отношениям:

- «Хан» не подойдет, поскольку это «верховный правитель». И в Москве еще обидятся. Поэтому могу предложить «великий князь» или «великий эмир». Но мы тут возвращаемся к тому, что любое крупное государство стремится к унификации, поэтому либо «губернатор», либо всех губернаторов переименовать в президенты. Но президент должен быть один, поэтому либо «губернатор», либо «князь», «эмир». Но это привносит монархические элементы, а у нас все-таки республиканская система. В рамках унификации все-таки лучше «губернатор». Но сам я склоняюсь к «великому эмиру».

Вадим Сидоров, лидер и идеолог движения русских мусульман:

- У меня, возможно, бедная фантазия, поэтому я не вижу, что еще тут можно придумать. Так что, наверное, оптимальным вариантом будет неформальная кампания, неформальный бойкот, именование президентом на неформальном уровне, несмотря на принятый закон. Понятно, что в документах его придется указывать как «главу республики». Но везде, где можно, включая телевидение, СМИ, обиходное общение, какие-то общественные мероприятия, говорить «президент».

Но подчеркиваю, что в рамках существующей системы координат я не вижу хороших решений. Можно продолжить называть его президентом, но надо понимать, что это не точка в этой истории. Это такая тактика, когда делают первый шаг, и если видят, что можно двигаться дальше, то делают второй. И пока они не встретили сопротивление, они будут делать шаги до тех пор, пока не дойдут до полной ликвидации республик.

Таким образом, единственной адекватной стратегией сопротивления для татарстанского общества является мобилизация в борьбе за республику, за ее остатки, за статус президента, за конституционные положения, за суверенитет, за государственный язык. А со стороны республиканского истеблишмента это должна быть поддержка всей этой борьбы и мобилизации в той степени, в которой для него возможно. Понятно, что в конечном итоге придется выбирать между благополучием и отстаиванием интересов республики. Но да, история дает им такой выбор, в качестве каких людей им в ней остаться: в качестве людей, которые все разменяли за мелкий прайс, или в качестве людей, которые отстаивали интересы своего народа.

Закон Клишаса - Крашенинникова можно оценивать только одним образом, по крайней мере тем, кто стоит на федералистских позициях, как я. Очевидно, что он добивает остатки федерализма, добивает, уже на юридическом уровне, остатки принципа разделения властей. Есть хороший анализ этого закона у блогера Кунгурова. Блогера неоднозначного, но, тем не менее, анализ у него неплохой. Он анализирует это завершение институционализации понятия публичной власти, роли президента как некого самодержца и интегратора этих публичных властей. И то, как все это убивает федерализм на юридическом уровне. Поэтому оценка может быть только однозначная, и об этом надо говорить прямо: с принятием этого закона Россия юридически перестает быть федерацией.

Могут ли в таких условиях быть какие-то хорошие решения, по крайней мере у тех, кто хочет отстоять федерализм? Я не думаю, честно говоря. Можно, конечно, попытаться «потроллить» и назвать главу Татарстана «ханом» или, например, «отцом народа», или чем-то подобным. Но на такую клоунаду не пойдет само татарстанское руководство. При этом можно спрогнозировать, что в ответ на это могут быть приняты новые поправки, которые запретят и такие названия. Я думаю, что когда ты пытаешься уйти от схватки и как-то кривляться, в ряде случаев тебя бьют еще более усиленно.

Но, повторю, на общественном, неформальном уровне была неплохая инициатива продолжить называть главу Татарстана «президентом». В ответ на это может быть принят уточняющий закон, который введет за это какую-нибудь идиотскую санкцию, поэтому надо исходить из того, что это паллиатив и решением это быть не может.

«На сегодня не может быть других вариантов, кроме «главы республики»

Фарит Фарисов, председатель Татарской национально-культурной автономии Москвы, заместитель председателя Совета муфтиев России:

- На сегодняшний день не может быть других вариантов, кроме «главы республики». Ведь все ими стали. «Хан» и тому подобные варианты - это из разряда футуризма. И для того, чтобы было такое название, нужно чтобы на пятничные молитвы ходили не 3 процента населения республики, а хотя бы процентов 20-30. Тогда было бы целесообразно предлагать подобное. И на сегодняшний день «хан» уже не соответствует современным реалиям.

С законопроектом Клишаса - Крашенинникова, ситуация, к сожалению, такая: это чисто политический вопрос, а не общественный. Кто такой пессимист? Это хорошо информированный оптимист. В принципе, любой человек смотрит в будущее не на год, не на два и даже не на пять, а на 10-25 лет вперед. Мы прекрасно понимаем — все, что сейчас происходит, это звенья одной цепи. И началось это, когда Хиллари Клинтон посетила Республику Татарстан. Именно после ее визита стали происходить эти движения и приведение Татарстана в законодательное поле. Для нас это не есть хорошо.

Потому что на сегодняшний день республика развивается гораздо быстрее чем, например, другие регионы. Именно нынешняя структура, которая была сохранена еще со времен Советского Союза, и дает подобные результаты. Татарстан — единственный субъект федерации, который в период ельцинского предательства интересов российского народа смог, благодаря здоровой агрессии и именно этой существующей структуре власти, сохраниться. Все руководители остались на местах. Да, тогда они назывались коммунистами, а потом стали демократами, но получается, что это было оправдано.

Можно по-разному к этому относиться, но результат сейчас, как говорится, налицо. Татарстан как субъект является лидером на постсоветском пространстве. И чтобы не было таких поползновений, как в начале 90-х годов, его сейчас приводят в соответствие с российским законодательством. Ну какая может быть альтернатива? Эту альтернативу нужно было формировать, еще когда были выборы в Госсовет Татарстана, в Госдуму России.

Марк Шишкин, историк, краевед, блогер:

- Я не знаю, какое решение примет политическое руководство Татарстана: решит ли дальше отстаивать должность «президент Республики Татарстан», или примет условия Клишаса-Крашенинникова. Ясно, что выбор будет сделан на основе обстоятельной оценки возможностей. Но если придется отказаться от должности президента, то всем будет понятно, что сделано это под сильным внешним давлением. Сможет ли эту неприятную реальность подсластить какое-то специальное «этнографическое» наименование должности? Не сможет, конечно же. Поэтому, в случае отказа от должности президента, наверное, незачем проявлять особую креативность. Хотите главу – будет вам глава.

Татары как политическая нация сформировались с идеей, что им положены все национальные политические институты и атрибуты как у других наций. В этом пафос и джадидов, и Тукая. Те, кто думает успокоить татар специальным «туземным» названием главы республики, просто ничего не знают о татарах и их истории.

Фото: архив ИА "Татар-информ"