“Я встретил татарского генерал-майора в лагере военнопленных в Замостье”

"Миллиард.Татар" в память о профессоре Надире Давлете публикует выдержку из вышедшей в 2019 году его монографии на английском языке под названием “В поисках свободы” (A Quest For Independence). Она посвящена судьбе советских военнопленных татарского происхождения и попытками облегчить участь попавших в плен соотечественников. С разрешением автора публикуем одну из глав книги. 


Советские военные во Второй мировой войны

Из 18 миллионов граждан, прошедших через нацистские лагеря смерти, погибло не менее 11 миллионов военнопленных всех национальностей. В немецком плену было 5 734 518 советских солдат. Из них погибли 3,3 миллиона человек, и сотни тысяч из них были расстреляны.

По советским законам военнопленные подозревались в нелояльности и измене отечеству. Статьи о военных преступлениях из Уголовного кодекса 1938 года были очень суровыми, и военнопленные, и «окруженцы» (то есть даже не попавшие в плен) солдаты считались виновными по этому уголовному кодексу. По статье 193 УК РФ «Самовольный выезд из воинской части или с места работы» (193-7), «Дезертирство» (193-8), «Оставление части на боевой операции по собственному желанию» (193-9) все относилось к статье «измена».


Источник: yulianovsemen.livejournal.com


Сначала немецкие войска заняли Варшаву, Кенигсберг (Калининград) и др. 23 июля 1941 года Советский Союз объявил всеобщую мобилизацию. В эти дни немецкие войска продолжили наступление и взяли Минск. В первый месяц войны 2 миллиона солдат Красной Армии попали в руки Германии и стали военнопленными. Это было упреком в адрес советских военачальников («Киевская мясорубка»).

Советские военнопленные под властью Германии

К середине июля 1941 года многонациональная Красная Армия потеряла почти миллион солдат и офицеров. 724 тысячи из них захвачены немецкими войсками. В августе 1941 года в районе Белостока-Минска - 332 тысячи, в Умани - 103 тысячи, под Смоленском и Рославлем - 348 тысяч, в Гомеле - 30 тысяч советских солдат попали в руки немцев. В конце лета только в Украине советская армия потеряла живыми или мертвыми 616 тысяч солдат.

По словам министра оккупированных регионов Альфреда Розенберга, на ноябрь 1941 года 3,6 миллиона солдат Красной Армии уже находились в лагерях для военнопленных.

Американский ученый Александр Даллин, занимающий важное место среди исследователей Второй мировой войны, утверждает, что военнопленных было 3 миллиона 355 тысяч человек. Другой исследователь Х. Стрэйт приводит большее число (3,9 миллиона) и пишет, что в феврале 1942 года в живых оставалось немногим более миллиона. 280 тысяч сотрудничали с немцами и снова оказались на свободе; остальные 2,6 миллиона человек умерли.


Перевозка советских военнопленных немцами 1941 год. Источник: wikipedia.org


Эту тему особенно глубоко изучал Альфред Страйм. Он использовал официальные данные на 1 мая 1944 года. Общее количество военнопленных Красной Армии составляло 5.163.381, из них 2.420.000 умерли или были приговорены к смертной казни. В конце 1944 года количество заключенных выросло до 147 тысяч. В целом все исследователи приходят к одному и тому же выводу. По крайней мере, 2.545.000 советских солдат (это число не включает партизан и мирных жителей) погибли или были казнены.

Согласно отчету от 20 февраля 1945 года, немецкое учреждение под названием «Fremde Heer Ost (Иностранные армии на Востоке)» дает наибольшее число (5 734 528). Немецкие историки в 1960-е годы называли в общей сложности 5 миллионов 750 тысяч заключенных, из которых 3 миллиона 300 тысяч погибли.

С другой стороны, их собственный лидер Сталин, к сожалению, после победы наказал этих советских военнопленных за то, что они считались предателями. Другими словами, их предала собственная страна.

Гайнан Насыров, который сейчас живет в Набережных Челнах (Татарстан) был отправлен на фронт после двухдневной военной подготовки. По его словам, их приказ заключался в том, чтобы отбить у немцев город Archa (?). Они провели в окопе пять дней и попали в тюрьму. 16 августа 1941 г. провозглашен приказ № 270. Согласно этому приказу «Каждый должен сражаться до последнего вздоха. Дезертиры будут расстреляны, а их семьи арестованы ». Итак, после войны большинство бывших советских солдат было депортировано в Советский Союз. Офицеры высших званий приговорены к смертной казни, а рядовые солдаты вроде Гайнана Насырова получили 25 лет лишения свободы в ГУЛАГе.

Эрвин Зибманн, который находился в лагере Бюстрау в период с 1940 по 1943 год, утверждает: «Сначала военнопленных помещали в лагеря в Польше. После июля 1941 года прибыло много русских. Среди них были и казахи, и татары, но тогда все они были для меня русскими. У меня не было возможности познакомиться с ними, потому что я был только учеником. Насколько я помню, многие из них говорили также по-немецки. Среди первых прибывших военнопленных было около 40 татар ».

Воспоминания Ахмета Темира (Ахмет Темир о татарских военнопленных)

Германия хотела использовать советских военнопленных в военном и политическом плане. Поэтому немцы искали лидера, который мог бы влиять на этих военнопленных. Большинство тюркских политических лидеров из России, которые действовали в прошлом, жили в Турции в изгнании. Наиболее известные из них упомянуты ниже:

Мехмед Эмин Ресулзаде из Азербайджана, Осман Коджаоглу из Бухарской Народной Республики, Гаяз Исхаки из Волго-Уральского национального парламента, Заки Валиди из башкирского движения, Джафер Сейдахмет Кырымер и Мустеджип Улкусал из Крыма. 

В оккупированном немцами Париже проживал только лидер туркестанского национального движения - казах Мустафа Чокай. Не совсем понятно, почему немцы не связались с другими личностями в Турции. Они только привезли Мустафу Чокая из Парижа в Берлин. Он стал ответственным за организационную работу с нерусскими военнопленными. И так, мы (Ахмет Темир) начали работать с ним в «Остминистериуме» (Министерство Рейха для оккупированных восточных территорий) при комиссии для военнопленных.


Мустафа Чокай. Источник: wikipedia.org


Чокай (преемник Вели Кайюм-хана) был вовлечен в дела Туркестана. Темир (преемник Шафи Алмас) был вовлечен в дела с военнопленными, выходцами из Волго-Уральского региона. К организационной работе подключились и другие люди разных национальностей. В августе 1941 года семь человек вместе с не имеющим образования руководителем комиссии штурмбанфюрером (майором) Гейбелем из NSDAP (National Sozialistische Arbeiter Partei, Национал-социалистическая немецкая рабочая партия) приступили к работе.

В Министерстве Рейха для оккупированных восточных территорий для национальностей открылись различные центры управления (Leitstelle). Для волго-уральских народов был создан «Центр татарского контроля», и в качестве его директора назначен юрист по имени Углауб. В 1941 году Темир совершил еще три экспедиции [в лагеря военнопленных], и в сентябре уступили свое место Шафи Алмасу. Темир получил докторскую степень в Германии и был вынужден вернуться на военную службу в Турцию, поскольку был гражданином Турции. Но по разным причинам покинул Германию позже, 15 октября 1943 года.

В 1941 году с августа по ноябрь Темир совершил три экспедиции в 15 лагерей. Ниже представлены три отчета об этих посещениях.

1. Отчет

Итоги визита к тюрко-татарским военнопленным «Идель-Урала» («Волга-Урал») в Фаллинбостеле

Подготовлен. доктором А. Темиром

Место лагеря: 1. лагерь военнопленных в Эрбке, (Шталаг XI D (321), графство Фоллингбостель, недалеко от Ганновера.

2. Берген-Бельзен, Шталаг XI0 (311), графство Фаллинбостель, недалеко от Ганновера

 

Эрбке (Oerbke)

Бе́рген-Бе́льзен Bergen-Belsen

Татары

60

135

Башкиры

5

4

Чуваши

5

54

Всего

70

193


Отношения между русскими и татарами

98% военнопленных были крестьянами, 95% из них - из татарских деревень. Они не хотели говорить о своих отношениях с россиянами. Они боялись русских. Но напряжение в лагере между тюрками-татарами и русскими нарастало. Практически каждый день происходили избиения. Русские используют такое выражение по отношению к нерусским как «нацмены (национальное меньшинство)». В Оербке некоторые татары под давлением русских были вынуждены провозгласить себя русскими.

Внешность военнопленных

«Почти все здоровые, трудолюбивые люди, среднего роста, некоторые с финско-скандинавской внешностью. Рост выше среднего и имеют светлые волосы. Они выросли в условиях большевистской пропаганды и знают только мир бедности. Почти каждый может читать и писать, но не имеет хорошего образования. Я встречал 3-4 человека с высшим образованием. 97% - молодые люди 1915 - 1922 годов рождения. Большинство набрано в армию в 1940 и 1941 годах. Все они были отправлены на фронт без необходимой подготовки. Большинство сдались без боя. Я считаю, что их можно привлечь к национальному делу и против московского большевизма».

С 6 по 25 сентября 1941 года доктор Ахмет Темир посетил семь лагерей в Остпреузене (Восточная Пруссия), где встретил почти две тысячи военнопленных. Большинство составляли тюрки-татары, а именно татары и башкиры, а также чуваши и финны (мари, удмурты и мордвины).


Источник: flot.com


С 7 по 28 октября 1941 г. Темир посетил пять лагерей почти с тысячей военнопленных. В своем отчете Темир дает свой анализ:

«Термин «азиатский» в Германии (в те времена) имел странное значение. Это слово вообще используется не как географическая терминология, а как синоним «Untermensch (низший человек)». В прессе мы часто встречаем выражения “азиатский большевизм”. Кроме того, советских военнопленных называли азиатами. Их изображали как «неграмотных людей из внутренних азиатских степей, которые были союзниками плутократов и хотели оккупировать Германию и разграбить ее».

К сожалению, я признаю, что такое отношение к военнопленным существовало почти во всех лагерях. В некоторых лагерях руководство было настолько убеждено в этом предубеждении, что стреляло в военнопленных даже за минимальные проступки. Во многих лагерях мы пытались убедить офицеров, что эти военнопленные не большевики, а, наоборот, могут быть врагами режима”.

Доктор Ахмет Темир представил следующие предложения:

1. Разъяснить властям Германии, что командиры лагерей должны относиться к нерусским военнопленным лучше, чем к русским. Обеспечить их лучшим жильем, одеждой и едой.
2. Пропагандистские учреждения должны задуматься. Немецкие военные журналисты должны с большим уважением относиться к упомянутым людям.
3. Улучшить жилищные условия. Как я узнал от некоторых тюрко-татар, переведенных в специальный лагерь для прохождения военной подготовки, условия проживания ужасные. Например, в “Офлаге 68” в городе Сувалки (Польша) на сентябрь 1941 года проживало 650 тюрко-татар. Ежедневно здесь умирало около 5-10 солдат. Если не будет улучшений, многие военнопленные умрут.
4. Одежда. Очень плохая. О гигиене и чистой одежде говорить даже не приходится.
5. Питание. Во многих лагерях мне говорили, что если бы у них была более теплая одежда и отапливаемые помещения, они могли бы выжить с предоставленной едой. Некоторые сказали мне, что ждут своего конца.

Я посетил 14 лагерей и познакомился с 70 офицерам. В целом большинство военнопленных принадлежат к резерву. Большинство из них окончили среднюю школу и прошли военную подготовку всего за 6 месяцев. По словам татарских генералов, все офицеры прошли в результате быстрой программы обучения офицеров.

Я встретил татарского генерал-майора в лагере Замостье (Польша). Его звали Ибрагим Бикжанов, он родился в городе Касимов в 1885 году. Он был командиром дивизии. По его словам, в советской армии было всего два татарских генерала. Одним был Салихов, а другим - он сам.