Исмет Заатов: «Хорошие отношения Крыма с Татарстаном не переходят в практическую плоскость»

Тюркская «нобелевка» и ожидания крымчан от казанских татар

«Нам было бы легче, если бы Татарстан помог нам, поскольку у татарского народа есть полутысячелетий опыт успешного проживания в России», - отмечает крымский ученый, активист крымскотатарского народа и бывший заместитель министра культуры Крыма Исмет Заатов. В интервью «Миллиард.татар» он рассказал, чего крымские татары ожидают от своих волго-уральских братьев. Также общественник поведал о международной премии, которая должна стать своеобразной «нобелевкой» для всего тюрко-мусульманского пространства, где первым лауреатом рассматривается Минтимер Шаймиев.


- Исмет Аблятифович, расскажите немного о себе.

- Я родился в Узбекистане в 1954 году. Переехал в Крым в 1979 году. Долгое время меня, как полагалось тогда, «гоняли» и не прописывали. Но несмотря ни на что, я пытался возрождать крымскотатарскую культуру. Я создал крымскотатарский вокально-инструментальный ансамбль, который имел успех. Мы дали первый после войны концерт в 1987 году в Симферополе.

Помимо этого, я был первым крымским татарином, которого приняли на работу в областной краеведческий музей научным сотрудником. Это было в 1989 году. За год до этого была моя первая публикация «Кара денъиз» о крымских татарах. Только после этого у них развеялись все сомнения по поводу меня, и я был принят младшим научным сотрудником отдела дореволюционного прошлого Крымского областного краеведческого музея.

Так началась моя научная карьера. Мои работы начали публиковаться в российских и международных сборниках, я стал участвовать в этнологических и исторических научных конференциях. В 1989 году я создал Центр по возрождению крымскотатарской культуры в Симферополе. Это оказалось первая легальная крымскотатарская организация после депортации крымскотатарского народа. Усилиями этой организации нам удалось создать государственный крымскотатарский фольклорный ансамбль «Крым», который успешно действует и по сей день. 

Также сумели учредить республиканскую государственную премию имени И. Гаспринского, республиканский крымскотатарский музей искусств и отвоевать сносимое здание медресе, памятник татарской архитектуры XIX века. Сейчас там располагается библиотека имени Гаспринского. Это здание очень значимо, поскольку помимо исторического значения, в нем в 1990-е годы располагалось множество важных крымских организаций. 

С 1998 года я возглавил один из отделов этой библиотеки, а именно музей крымскотатарского искусства, и мы сумели добиться статуса в качестве филиала республиканской библиотеки. В 1999 году я разработал устав и пролоббировал постановление совета министров Крыма о создании республиканского музея искусств. И этот музей работает до сих пор в городе Симферополь и называется «Крымскотатарский музей культурно-исторического наследия». 

Также основал крымскотатарскую школу музееведения. Людей я набирал, что называется, с улицы. Специалистов было мало, поэтому мы искали людей с высшим историческим образованием, их уже воспитывали и подготавливали. И сейчас это прекрасная, никому не уступающая научная единица. 

В 2014 году зимой я со своими единомышленниками, а это представители крымскотатарской интеллигенции: лауреат премии имени Шевченко, заслуженный художник Украины, известный крымскотатарский скульптор Айдер Алиев, крымскотатарский живописец, заслуженный художник Украины Рамазан Усеинов, всемирно известный гитарист, крымскотатарский музыкант Энвер Измайлов и еще несколькими людьми – создали некоммерческую общественную организацию, которая называется «Академия науки и искусства Исмаила Гаспринского». Через три года, в 2017 году, мы зарегистрировали ее уже по российским законам. 

Наша академия — это рейтинговая академия. И она была создана с единственной целью – учреждение премии Исмаила Гаспринского. 

Около 30 лет слежу за развитием событий в тюркском мире, в тюрко-исламском мире, и в целом в мировой гуманитарной сфере. И есть объединяющая весь мир интеллектуальная премия – Нобелевская. В тюркском мире подобной премии к сожалению, нет. Есть, конечно, отдельные премии в Татарстане, к примеру, премия Габдуллы Тукая, есть отдельная в Казахстане и т.д. 

Но Нобелевская премия — это премия, которую учредила общественная организация, впоследствии получившая поддержку от государства, а потом и почти всего мира. И вот такую объединяющую премию мы хотим создать для всего тюркского мира. И она будет называться «Международная премия Исмаила Гаспринского».

Она будет вручаться в пяти номинациях. Мы провели ее презентацию в марте 2020 года в Анкаре. И по плану у нас были быть презентации в Ташкенте, Нурсултане, Бишкеке, Казани, Баку, Констанце, Софии, Стамбуле и завершиться должны были в Симферополе. Но, к сожалению, пандемия скорректировала наши планы. И поэтому проект пока заморожен. Мы ждем послабления ограничений. Как говорил бывший президент Турции Сулейман Демирель, «где мы остановились, оттуда и продолжим». 

Сейчас в работе находится основной приз – это статуэтка Исмаила Гаспринского. Она будет представлять собой серебряный бюст на постаменте из черного обсидиана. Постамент будет обрамлен серебром, на котором будут надписи из серебра, силуэт карты Крыма, а на месте Бахчисарая, родного города Исмаила Гаспринского, будет символический бриллиант, который будет привезен из тюркского края, из Сахи. Обсидиан будет из Турции, серебро будет от братьев из Якутии. Иными словами, даже приз будет символичен и будет представлять из себя результат объединения тюркских народов. 

Я считаю, что этот проект сулит нам объединение тюрко-исламского мира. И в состав членов совета по присуждению премии вошли самые разные люди из разных стран: это Турция, Туркмения, Бельгия, Китай и многие другие. И также представлены все тюркские республики. Республику Татарстан представляет Разиль Валеев – поэт, заслуженный работник культуры Российской Федерации и Республики Татарстан, председатель Союза писателей Республика Татарстан, председатель Постоянного комитета по культуре, образованию и национальной политике Республики Татарстан. Он помогал с нашего первого дня возвращения в Крым и помогает до сих пор. Поддерживает все наши крымские государственные проекты. 

Одна из номинаций премии звучит так: «За достижение в общественно-политической деятельности». И сейчас мы рассматриваем кандидатуру Минтимера Шаймиева, первого президента Республики Татарстан. Мы с коллегами считаем, что он сделал огромный вклад в возрождение татарского народа. На сегодняшний день он один из самых достойных кандидатов для присуждения нашей премии. Несмотря на то, что еще будет заседание членов правления академии науки и искусств Исмаила Гаспринского, на котором мы будем принимать окончательное решение, кандидатура Минтимера Шаймиева выделяется на фоне остальных. Он работал в самых сложных политических условиях и добился грандиозных результатов в своей деятельности. 

- По вашему мнению, чего не хватает в отношениях между Крымом и Татарстаном?

- Я считаю, что не хватает мощной поддержки государственных структур – президента Татарстана, правительства Татарстана, а также общественных татарских организаций, направленных на интеграцию крымскотатарского народа в российское общество. Ведь мы уже 7-й год как присоединились к составу Российской Федерации! 

Основная масса крымских татар родилась в Средней Азии, затем мы вернулись на родину, и оказались на Украине, где прожили около 30 лет. А сегодня мы являемся гражданами Российской Федерации, новой для нас страны. И если для моего поколения, жившего в СССР, нынешняя ситуация так или иначе понятна, то поколение, родившееся уже после развала Союза, имеет слабое представление о той стране, в которой сейчас живет. 

Нам очень непросто входить в российское сообщество. Причин много. Например, одной из причин является то, что во время, когда крымских татар не было в Крыму, сюда завезли население, которое специально «обрабатывали» на протяжении 50 лет, говоря, что крымские татары — это дикари и разбойники. И с результатами этой обработки, ненависти к нам, к крымским татарам, мы сталкиваемся по сей день. И будем сталкиваться! 

Нам было бы проще и легче, если бы Татарстан помог нам, поскольку у татарского народа есть полутысячелетий опыт проживания в России. И помимо длительности этого опыта, важна также его успешность! И мы бы хотели распространить этот опыт в Крыму. 

У нас есть отдельные контакты с Татарстаном, иногда кто-то приезжает. И, несмотря на то, что мы два самых близких братских народа в рамках Российской Федерации, но хорошие отношения не переходят в практическую плоскость. Таким образом, наши отношения остаются на ментальном уровне. 

Инициатива в большой степени должна исходить от Татарстана. Как плацдарм можно использовать множество крымских организаций, например, нашу. Ведь Исмаил Гаспринский не достиг бы тех вершин и не добился бы успеха, если бы ежесекундно не ощущал поддержку с татарской стороны. Все его творчество можно сравнить с некой птицей. Одно крыло – это Урало-Поволжье, а второе крыло – Закавказье. А голова этой птицы в Бахчисарае, потому что именно там жил и творил крымскотатарский гений. 

И сегодня не нужно изобретать ничего нового, нужно просто вернуться к тому, что было. Экономически сильные Урало-Поволжье и Закавказье должны помочь экономически слабому крымскому сообществу. Ведь большинство тех, кто вернулся, не видели жизни. Положив все свое время и здоровье на каких-то рынках в попытках заработать денег, для того, что бы попытаться построить жилье, они умирали в съемных квартирах или общежитиях. А государство никак не помогало крымским татарам, несмотря на то, что оно не было нищим. 

Ильгизар Вахитов

Фото Ильи Репина