Кто живет в Илишево, или «Перепись проходит как выборы – ты голосуешь за одного, а побеждает другой»

«Миллиард.Татар», как издание, претендующее на объективное освещение татаро-башкирских отношений, предоставляет свою площадку самым разным сторонам. Сегодня утром у нас вышло громкое интервью известного уфимского политтехнолога, журналиста и писателя Ростислава Мурзагулова, а сейчас мы представляем вниманию наших читателей перевод резонансного репортажа главного редактора «Интертат.ру» Рамиса Латыпова из районов северо-запада Башкортостана. Призываем всех заинтересованных людей поучаствовать в обсуждении того, что увидел и зафиксировал журналист в этих башкирских, по официальной версии, селах и деревнях.


Как пройдет перепись населения, какими будут ее результаты? Говорят, что достаточно указать свою национальность, и мы получим честные данные. Корреспондент «Интертата» побывал в «северо-западном» Илишевском районе Башкортостана, где, по официальной статистике, живут практически одни башкиры.

Шамметово: «Башкирские районы – они где-то там, далеко»
Улу-Ялан: «Так получилось, записали башкирами»
Исенбаево: В селе с 92 процентами башкирского населения лишь одна башкирка – и она приезжая
Аккузево: «Нас шестеро детей. Пятеро – татары, а меня записали башкиром»
Князь-Елга: Удмуртов тоже записывают башкирами!
Живые могут обманывать, мертвые – нет
Илишево: «Раз Башкирия, записали башкирами, ты же видишь, мы – татары»
Ябалаково: «До Аургазинского района башкир не встретишь»
Верхнее Юлдашево: «Как это я башкир? Я чистый татарин»
Старокиргизово: «Мы - соседи, знакомые - записались татарами, а село считается башкирским»
В Новомедведево живут «чистые татары», а то, что считается башкирской деревней – политика
На десять сел одно «башкортостанское» Бураево: Семье удалось записать дочь татаркой, только переехав в Узбекистан
Балтачево: «Рахимов указывал записать башкирами»
Кто проживает на северо-западе Башкортостана – известно. Но по переписи будет совсем другая статистика
Прогноз по переписи: татар станет меньше, честной переписи не будет


Илишевский район расположен на границе двух республик. От Актанышского, Мензелинского районов его отделяет лишь река. Но если в этих районах Татарстана проживают преимущественно татары, то соседний Илишевский, по официальным данным, на 79 процентов населен башкирами. Это больше, чем даже в «настоящих» башкирских районах, например, чем в родном районе первого президента Башкортостана Муртазы Рахимова.

По данным переписи 1920 года, в Илишевской волости проживали татары. В Аккузево - 1098 татар, Ябалаково - 927 татар, Зяйляве - 265 татар, Илишево - 1336 татар, 7 русских, в Исаметово - 1762 татар, 1 типтяр, Исанбаево - 1574 татар, Кипчаково - 520 татар… и лишь в Карабашево зарегистрированы 883 башкир и 217 типтяр. (По книге М.И. Роднова «Население Уфимской губернии по переписи 1920 года: этнический состав (Бирский, Златоустовский и другие уезды), Москва, 2014 год (ЦИА РБ. Ф. Р-473. Оп. 1. Д. 790–793, 798, 929).

А по нынешней статистике, в Илишево 78,8 процентов населения - башкиры. Даже в соседних районах – Дюртюлинском, Чекмагушевском – не такой большой показатель. Почему именно в Илишевском районе официально так много башкир?

Чтобы выяснить это, я заехал в выбранные случайным образом десять деревень в Илишевском районе и задал этот вопрос первым встретившимся мне жителям. Исходя из ответов, пожалуй, можно понять, почему в районе такая высокая численность башкир.

Шәммәт (Шамметово): «Башкирские районы – они же где-то там, далеко»

В этой деревне родился известный татарский поэт Роберт Миннуллин. Население 271 человек, 88 процентов из них, по статистике, – башкиры. Первой мне встретилась Гузель ханум. «Татары уж, татары» - сказала она о жителях деревни.

— А пишут, что здесь живут башкиры.

— В паспортах, наверное, записано, что башкиры, а так, мы не по-башкирски говорим, а по-татарски. Башкир тут нет, башкирские районы ведь совсем далеко от нас. Тут никто не говорит по-башкирски, все говорят на татарском. В школе дети учатся и на татарском, и на башкирском, но ни один из этих языков не знают хорошо.

— Почему так?

— Когда два языка, путаешься. Мы сами тоже учились и на татарском, и на башкирском. По татарскому диктант писали башкирскими буквами. Это же неудобно для детей. В башкирском есть отличия: твердые «г», «к», вообще не разберешься. Потом эти дети просто становятся русскими, сейчас и детсадовские дети говорят по-русски, и все, - объясняет сельчанка.

У Шамметово есть небольшой указатель, на нем по-татарски написано: «Исәнме, авылым» («Здравствуй, деревня моя») и «Хәерле юлга» («Доброго пути»). Эти таблички жители села установили сами. Все остальные указатели и вывески на башкирском, а вот в татарских деревнях можно увидеть самодельные вывески с татарским национальным орнаментом. Жители деревни этим указателем обозначили, кто они по национальности.

Как бы не уничтожили этот указатель после моих съемок…

Олы Ялан (Улу-Ялан): «Так получилось, записали башкирами»

В деревне Улу-Ялан проживают 134 человека, считается, что 96 процентов из них – башкиры.

У ворот одного из домов стоят двое пожилых мужчин, разговаривают. Остановился возле них.

— В этой деревне живут татары. Так получилось, записывали нас башкирами, но мы все равно читали книги, полученные из Татарии.

— А вы сами – татары?

— Я сам татарин, родился в селе Новое Алимово Актанышского района, - говорит один из мужчин.

— А вы?

— Я – башкир. Хотя по-башкирски не знаю.

— Почему так?

— Ну а что, с самого начала так шло, а если посмотреть, мой отец тоже говорит, что из Алимово.

— Нас ведь причисляют к племени Кыпчак, - объяснил один из собеседников. – По башкирскому телевидению так говорят. Вроде бы, эти рода входили в племя Кыпчак. В школе нас обучали на татарском, все книги были татарские. Это только сейчас башкирские книги стали выпускать. Но все равно школьники не могут их читать, и не читают.

— Почему?

— Сложно учить!

— Заставят, — возражает ему товарищ. – После перестройки мы же немного пожили в Казахстане. Если женщины в бухгалтерии, отделе кадров не знали казахский, их выгоняли с работы. Насильно заставили казахский учить.

— Сейчас и Уфа к этому идет, старается…

Исәнбай (Исенбаево): в башкирском на 92 процента селе - одна башкирка. И то приезжая

После этого я оправился в село Исенбаево. На въезде заметил интересную вещь. Официальный, установленный башкирскими властями указатель названия села – на башкирском, о чем говорит хвостик на букве «с». Но в селе проживают татары, поэтому они установили свой указатель. На татарском языке.

Жителей в селе 654 человека, считается, что 92 процента из них – башкиры. А в 1920 году все 1574 жителя Исенбаево были татарами…

К воротам одного из домов подъехала машина, вышли люди. Поспешил к ним.

— В нашем Илишевском районе большинство – татарские села. Исенбаево – татарское село, - сказали они.

— А в интернете написано, что башкирское.

— Это уже политика… Мы к татарам относимся. А по книге мы башкиры.

— Имеете в виду, так записаны?

— Да, по книге (официально, – прим. авт.). По-башкирски не знаем. Думаем, что мы татары. Здесь есть и приезжие, русские, удмурты, так что татар не 100 процентов.

— А официально – 92 процента башкир…

— Ну, они так и скажут. По книге так.

— А вы с этим согласны?

— Согласны, жить-то нам уже немного осталось, - смеются мужчины.

— Вы так красиво говорите по-татарски, а я надеялся увидеть башкир в этом селе, - говорю я, и они снова весело смеются.

— Нет, башкир ты здесь не увидишь. Это тебе в Белорецкий район надо ехать.

После расспросов выяснилось, что в селе все-таки есть один башкир. Точнее, башкирка, которая приехала преподавать башкирский язык, вышла замуж и осталась здесь жить.

— Если так сильно хочется, то придется поездить. Послушаешь башкирский язык «һеҙ», «беҙ».

— Удивительно.

— Не удивляйся, - опять смеются. - Поезди по этим краям побольше - тебе многое расскажут…

Аккүз (Аккузево): «Нас в семье шестеро детей. Пятеро – татары, а меня записали башкиром»

В Аккузево проживают 555 человек, 81 процент – башкиры. В 1920 году здесь проживали 1098 татар.

У сельского магазина поговорил с Фанависом абый.

— Наши родители из Актанышского района. Себя мы считаем татарами. Раньше, во времена башкиризации, записывали башкирами. Если в семье шестеро детей, трое из них башкиры, трое – татары.

— А вы сами как?

— Нас в семье шестеро, пятеро детей татары, а меня записали башкиром. Как им надо, так и писали, особо не смотрели…

— А по паспорту вы кто? (речь о паспорте старого образца, – прим. авт.)

— В том паспорте я записан как башкир, и в метрике записано, что башкир.

— А сами как считаете?

— Я же родился татарином. Башкиры, они ведь по ту сторону от Уфы.

— Интересно, здесь вот башкир 80 процентов…

— Это ведь от нас не зависит. Запишемся мы татарами, и что с того? Все делается «наверху». Это как во время выборов. Спрашиваешь у людей – говорят, того выбирал, другого, а 100 процентов…

— За другую партию, да…

— Да, прошла другая партия.

— Как запишетесь в этой переписи?

— Татарами запишемся.

— Давление по этому поводу сейчас уже не оказывается, наверное?

— Открытого давления нет, но они все равно сделают по-своему. У нас народ, вся Россия, привык так – терпеть, не сопротивляться. Как сказали – так и делают.

— Если бы это село находилась в Татарстане, как записались бы жители?

— Если в Татарстане, записались бы татарами.

— А в Удмуртии?

— Удмуртов у нас немного, их тоже уже переделали в башкир. Вот рядом есть деревня Князь, там три человека из удмуртов наберется, нет ли.

— Сейчас язык, на котором вы говорите, называют диалектом башкирского языка.

— Кто как делает. Роберт абый родился и вырос здесь, но башкиром же не стал. Наверное, так будет не всегда, люди не будут жить вечно со склоненной головой.

Что бы ни говорили, мы же живем как татары. Я все равно не стану ни чувашом, ни русским, остаюсь татарином. Завтра объявится кто-нибудь – велит записаться чувашем, послезавтра – марийцем. Они там запишут как хотят, а народ-то себя татарами считает.

Последовал совету Фанависа абый, поехал в удмуртскую деревню Князь-Елга - узнать, действительно ли удмуртов записывают в башкиры.

Кенәз Елга (Князь Елга): Из удмуртов тоже делают башкир!

В 1920 году в этой деревне проживали 414 удмуртов, 64 русских и 7 крещеных татар. Сейчас население села – всего 53 человека, и, по официальной статистике, 79 процентов из них башкиры. Может, русские и удмурты уехали отсюда и вместо них поселились башкиры?

В деревне есть большая церковь. Вид не совсем заброшенный, но здание на замке. Нет ни школы, ни магазина, похоже, деревня умирает… Заметил людей в окне одного из домов, позвал поговорить. Это оказались Роза и Юрий Николаевы. Роза апа – кряшенка, Николай абый – удмурт. Оба говорят по-татарски. Спрашиваю, кто проживает в деревне. Говорят, разные национальности.

— Раньше были русские, сейчас татары и другие. Я записана татаркой, крещеной татаркой. Юрий – удмурт.

— А официально здесь живут башкиры.

Этим словам мои собеседники удивляются.

— Башкир нет. Раньше разный народ приезжал, и русские, и мордва. Церковь была знаменитая, вокруг нее жили одни русские. Здесь в деревне башкир нет.

— А где есть?

— А как илишевцы, аккузевцы записываются, интересно? - спрашивает Роза апа мужа.

— Наверное, татарами. Они все по-татарски говорят, никто не говорит ни по-русски, ни по-удмуртски. И не знают [языка], и не говорят, - отвечает Юрий абый.

Роза апа и Юрий абый поименно вспоминают каждого жителя своей деревни. Здесь всего около десятка домов, поэтому они всех знают. Ни одного односельчанина башкиром назвать не смогли. Приезжих, таких, чтобы Роза апа и Юрий абый их не знали, в деревне тоже нет. Тут живут одни старики.

— Башкирами будете записываться?

— Ну как запишешься башкиром? Зачем нам это надо, нам скоро на кладбище. Башкир мы и не видели. Башкир здесь нет, и никто башкиром не записывается. Тут гадать нечего…

Живые могут обманывать, мертвые – нет

Попрощавшись с семьей Николаевых, сходил к церкви и призадумался. Башкиры любят говорить, что они гордый народ, не крестились. Не прочь подковырнуть татар, мол, крещеные татары-то есть… Но чтобы увидеть, кто живет в деревне, достаточно посмотреть на ее кладбище. Мертвые, в отличие от живых, обмануть не могут. Кто тут жил – те и похоронены.

Прошел по кладбищу. Посмотрел. Иванов Анатолий, Асадуллина Альбина Витальевна, Алексеев Борис Данисович, Никифорова, Иваншин, Тарасов, Коликарпова… Это такое христианское кладбище. А по официальным данным здесь живут башкиры.

Львов, Петрова, Чукаева… Видимо, все эти люди с русскими фамилиями были башкирами, потому что в переписи их тоже посчитали как башкир.

Вот таким образом проходит перепись. Люди наверняка записывают себя как татары, удмурты, а в официальных данных их все равно указывают как башкир. Вот так и набрали в Илишевском районе 78 процентов башкир.

Но, кто знает, может это крещеные башкиры… Такое тоже может быть.

Илеш (Илишево): «Раз это Башкирия, записали башкирами. Сам видишь – мы татары…»

После этого я отправился в Илишево. Население - 436 человек, башкир - 96 процентов. В переписи 1920 года указано, что здесь проживают 1336 татар и 7 русских. Жителей в селе стало меньше, и, если верить официальному Башкортостану, татары здесь вообще исчезли. На улице встретил Рафиса абый. Он борец, сильный и очень жизнерадостный дядька.

— Здесь татары живут, или нет?

— Татары. Язык же не башкирский, значит татары!

— А по переписи здесь написано, что живут башкиры…

— Это потому что в Уфе башкиры были нужны… Сказать правду?

— Да.

— Людей заставляли писать, что они башкиры. Население должно быть башкирское, это же Башкирия. Раз мы в Башкирии, должны быть башкирами. Вот я же сам – не башкир.

— А как вы записаны?

— Записан как «башкирин», чтобы численность башкир увеличить.

— Это у вас в паспорте так записано?

— Да (речь о паспорте старого образца, – прим. авт.). Сначала был записан как татарин, — Рафис абый окликает внука, который ведет скот с пастбища. – Внук мой, - говорит он с гордостью.

— А он кем записан?

— Как башкир. Однажды всех перевели в башкиры, чтобы в Башкирии башкир было больше. А ты же слышишь какой у нас язык, мы – татары, во всех документах татары. В те годы просто потому, что Рахимову надо было, записали нас башкирами, и так пошло – вся деревня теперь башкирская. Это сейчас уже никак не изменишь…

Ябалак (Ябалаково): «Пока не доедешь до Аургазинского района, башкир не встретишь»

В селе Ябалаково в 1920 году жили 927 татар. Населения стало меньше почти на две трети – 384 человека. Официально считается, что 88 процентов из них – башкиры. Поговорил с тремя мужчинами – Раилем, Фаритом и Айратом, которые вышли встречать свой скот с пастбища.

— Сначала в этом селе были марийцы, - объяснили мне.

— А кто теперь?

— Башкиры, - говорит один из мужчин. Остальные смеются:

— Татары уж, какие там башкиры! Одно название башкиры. Татары тут живут.

— А как это «одно название башкиры»?

— Так это же Башкортостан, только поэтому. Здесь татары. Настоящих башкир здесь нет, здесь живут татары.

— Башкир не встретишь вплоть до Аургазинского района, - говорит один из мужчин.

— А почему так?

— Кто как хотел, так и делал. Тут из татар один человек книгу написал, он тоже пишет, что в этих краях живут татары, - тяжело вздохнул один из мужчин. Минуту постояли молча. Как будто в какой-то сказке находимся.

— У меня в паспорте написано, что башкир, - рассказывает мужчина, который проезжал мимо на велосипеде. – Во времена Рахимова тут совсем плотно насаждали все башкирское, из жителей делали башкир, в школах стали обучать на башкирском.

— В Уфе Рахимов татарскую школу снес, там начали строить, он не дал.

— В детстве нас обучали на татарском. А теперь обучение на башкирском.

— А вы себя кем считаете?

— Я сам думаю, что татарин, хоть и живу в Башкирии. Башкиры же совсем по-другому говорят - «һеҙ», «беҙ». А мы татары.

— А в паспорте – башкир?

— В паспорте башкир. Это же раньше принудительно вводили…

Югары Юлдаш (Верхнее Юлдашево): «Почему это я башкир! Я чистый татарин»

Население Верхнего Юлдашево - 251 человек, доля башкир официально - 96 процентов. Раньше деревня называлась Новокиргизово. В 1920 году все 299 жителей были татарами.

Подошел к мужчине средних лет, который убирался в своем огороде. Начал говорить, что здесь живут башкиры – чуть не получил от него вилами.

— Татарская деревня! – сказал Фанави.

— В Википедии написано, что башкирская.

— Нет.

— А кто тут живет?

— Татары! Половина деревни – кряшены, а на той стороне – татары. Мы переселились оттуда.

— А почему же говорят, что здесь живут башкиры?

— Нет, какие тут башкиры! Я сам вот чистокровный татарин, из Казкеево.

— Скоро будет перепись, кем запишетесь?

— Я татарин, конечно, вы что! Отец, мать из татар (слова «әни», «әти» произносит на местный манер: «инәй», «әтәй»).

— А в деревне башкиры есть?

— Нет.

— Ни одного?

— Есть на той улице одна башкирка, учительница. Молодой приехала работать, замуж вышла, осталась. Она вроде из Абзелиловского района.

— А по официальной переписи в деревне поголовно живут башкиры.

— Да, так говорят… Раньше башкирами заставляли записываться. А сейчас мы так не делаем.

— Почему так?

— А что «почему так»? Если я татарин, как это я буду башкиром? Я же даже говорить по-башкирски не умею.

— Может, если будете башкиром, вам дадут что-нибудь.

— Не знаю, что они там дают… Ну как я буду так врать?

— А в Илишевском районе вообще есть башкиры?

— И там это не башкиры.

Иске Кыргыз (Старокиргизово): «Я, соседи, знакомые записались татарами - а село считается башкирским»

В селе Старокиргизово проживает 508 человек, считается, что 98 процентов из них – башкиры. А в 1920 году все 1242 жителя села были татарами.

Поговорил с жителем села Иреком.

— Кто живет в селе?

— Татары уж, все татары. Башкир здесь нет. Просто село так называется. По-башкирски никто не разговаривает.

— А есть настоящие башкиры?

— Нет. Таких нет ни одного

.

— А если смотреть по переписи, в вашем селе живут башкиры.

— Ну да, там, наверное, так написано. Но здесь башкир нет.

— Сами, наверное, в свое время участвовали в переписи?

— Да, участвовал.

— Кем записались?

— Татарином уж, не башкиром.

— А соседи, знакомые?

— И соседи записались татарами.

— А в итоге получилось, что живут башкиры. Как запишетесь в этой переписи?

— Татарином, как еще.

Ирек отправился по своим делам, а я поговорил с женщиной, которая встречала с пастбища свою корову.

— Татары живут. Наши края называются тептярскими.

— А по официальной статистике здесь живут башкиры.

— Это идет с прежних времен, еще в Советского Союза, тогда записывали башкирами…

Яңа Аю (Новомедведово): Жители – чистые татары, а то, что считается башкирской деревней – «политика»

Приезжаю в деревню Новомедведово. Население здесь 325 человек, официально 92 процента из них – башкиры. По переписи 1920 года значатся 657 человек, все они – татары. На улице поговорил с Рафисом абый.

— Кто живет в деревне?

— Татары.

— А есть люди другой национальности?

— Это чисто татарская деревня.

— Но другие народы есть?

— Ну есть. Приезжие пара марийцев, и все.

— В интернете написано, что в этой деревне живут башкиры.

— Это видимо политика, не знаю.

— В вашем старом паспорте вы кем записаны?

— Башкиром.

— Но сами вы, получается, татарин?

— Да.

— Как теперь запишетесь, в этой переписи?

— Татарином, — сказал мужчина.

И опять повисла неудобная тишина. Помолчали… И потом Рафис абый в сердцах сказал:

— Говорил же Иосиф Бродский, политика — самый низкий духовный уровень. Не интересуюсь…

На десять деревень один «башкортостанец»

Жители Илишевского района говорят, что они татары, но в документах их записывают как башкир. Вот такой итог. Правоохранительные органы не обращают внимания на такое явное нарушение прав человека, Татарстан тоже молчит. Нельзя сказать, что местные татары к этому привыкли – но у них никто и не спрашивает. В Илишевском районе даже деревню Татарский Менеуз записали как башкирскую!

Итог разговора с первыми встретившимися десятью жителями в десяти селах Илишевского района получился таким… сказал бы я, но нет. Только один человек условно назвал себя башкиром. Но, как говорится, это исключение, подтверждающее правило. Сотрудница дома культуры Шамметово не назвала себя татаркой. Но называть себя башкиркой эта говорящая на чистом татарском языке женщина тоже не стала. Когда я спросил, кто она по национальности, произнесла: «Башкортостан». Не виню ее. В деревне работы нет, куда денешься, если сказано так делать?

— Раз уж у нас Башкортостан, видимо, получается, что башкиры. По-татарски мы говорим, по-башкирски вообще не говорим. Башкирами уж нас записывают, написали, что башкиры, - сказала она.

— А почему так?

— У меня же муж башкир, хотя сама я татарка, - уворачивается она.

— Муж из какого района?

— Из Илишевского, деревня Шамметово.

— Они думают, что они башкиры, так?

— Да… Раз в Башкортостане, я сама училась на башкирском, сама я башкирка уж, башкирка.

— А по-башкирски говорите?

— Говорю.

— Скажите что-нибудь на башкирском?

— Не-е-т.

Борай (Бураево): Ребенка смогли записать татарином, только переехав в Узбекистан

Дела в Илишевском районе обстоят вот таким образом. И в других районах ситуация такая же. Я поехал в Балтачевский район. По дороге подвозил двух жителей. Они тоже рассказали свои печальные истории.

— Я сама из Бураевского района, деревня Тукаево, - говорит женщина. Она – жительница татарской деревни, но ее саму и ее мужа записали башкирами. Сейчас официально 98 процентов села – представители титульной нации.

— Мы жили в Узбекистане, дети родились там. Ребенка записали татарином. От двух башкир родился татарин, - абсурдность ситуации вызывает у моей спутницы неудержимый смех.

— А вас записали башкиркой?

— Да, башкиркой. Раньше ведь, если родился в Башкортостане, записывали башкиром. А дочку записали татаркой, потому что в Узбекистане родилась.

Около Бураевской райбольницы поговорил с Рималем, приехавшим из татарского села Челкаково. Оно тоже считается башкирской.

— Кто живет в вашем селе?

— Татары. Только потом из другого села переселились башкиры, всего несколько семей.

— А по переписи у вас кто?

— Этого точно не знаю, по переписи я записался татарином. По паспорту в 80-х годах нас записывали башкирами. Хотя по-башкирски мы ни слова не знаем. Только в паре семей члены семьи записаны татарами, но именно они у нас внешне очень похожи на башкир. Непонятно, - смеется мужчина.

— А на каком языке преподают в школе?

— Я учился по-татарски. После меня на следующий год в 1981-1982 годах ввели башкирский язык.

— А люди согласны?

— Нет уж, как же они будут согласны! Нельзя сказать, что, зная татарский, быстро научишься башкирскому, это трудный язык, другой. Это вообще другой язык. У нас в школе обучение должно быть на татарском! Не должно быть навязывания башкирского языка, мы же по-башкирски ни слова не знаем!

— Значит, вы себя считаете татарином?

— Считаю татарином. Башкир я видел, они отличаются, и по внешности другие.

Иске Балтач (Старобалтачево): «Рахимов указывал записать башкирами»

В Старобалтачево официально – 85 процентов башкир. Я общался там полдня, не встретил ни одного башкира. Есть марийцы, русские - башкир нет.

— Башкир тут нет уж, большинство татары, - сказал парень у магазина.

— А вы?

— Я татарин.

— Вы записаны не башкиром?

— В паспорте – башкир. Это же Рахимов записывал башкирами.

— Татары здесь живут, башкир немного. Мы татары, но в паспортах записаны как башкиры, потому что живем в Башкортостане, - рассказала одна жительница села.

— У отца написано – татарин, у матери – башкирка. Все равно, думаю, что оба они татары, - сказала еще одна.

Кто проживает на северо-западе Башкортостана – известно. Но в переписи будут совсем другие данные

Ответ на вопрос, кто живет на северо-западе Башкортостана, известен. По моему мнению, это знают и сами те, кто записывает татар башкирами. Мы, татары, тоже знаем, жители тоже знают, все знают. Меня беспокоит один вопрос: а для чего нужен такой масштабный обман? Если татарина Илишевского района записать башкиром, от этого ведь он не становится башкиром. Что это дает настоящему башкиру, вот этого я никак не могу понять. А местным татарам это ничего не дает. Можно по-настоящему сказать, что люди здесь к этому уже привыкли, их считают башкирами, а на самом деле они татары. В душе они все равно остаются татарами, хоть какие переписи проводи. Но почему так мучают людей – это большой вопрос.

Прогноз по переписи: татар станет меньше, честной переписи не будет

Товарищ Сталин, якобы, как-то сказал: «Не важно, как проголосуют, важно, как посчитают». Перепись населения проходит так же.

Еще до переписи башкирские активисты заявляли о «300 тысячах северо-западных башкир». Когда говорили с башкирскими журналистами, тоже прозвучала эта цифра. Мне даже прямо говорили: «Татар же много, 300 тысяч убудет – даже не почувствуют. А для башкир это большая цифра». Как будто речь идет о поголовье скота. Когда я так сказал, поругались.

Сначала этих людей записывают башкирами, а затем отнимают у них язык. Потом они не достаются никому – ни татарам, ни башкирам, и русскими тоже не становятся. По перечисленным мною селам видно ведь – численность населения сокращается. Люди уезжают. Села беднеют, работы нет. В доме, где всегда скандалы, благополучия нет. Казань развитый город, наверное, потому, что дружба народов здесь не просто на словах, а на деле. Правда, здесь тоже дураков хватает. Но в Казани есть хотя бы стремление подружить народы. А в Илишево национальность у людей просто исподтишка украли.

В Балтачевском районе я даже слышал, что есть указание сократить численность татар РБ до 300 тысяч. С них станется - так и сделают, вполне верю. Все может быть. А может, такой слух распустили, чтобы татары радовались и благодарили – ведь могли сократить до 300 тысяч, а сократили всего на 300!

Но одно могу сказать с уверенностью: пока на чиновников, ответственных за это воровство - кражу национальности у людей, не начнут заводить уголовные дела и не начнут их судить, честной переписи не будет.

Рамис Латыпов
Источник: 
intertat.tatar