«Мечтаю смотреть ТНВ по телевизору в Турции»

Журналистка и писательница Айзирэк Гараева-Акчура во второй части интервью «Миллиард.татар» рассказала об изучении татарского языка и литературы в Турции, стойкости соплеменников, проживавших в Стамбуле в 1950-1980-х годах, и что значит «жить по татарски» на чужбине. 
Первую часть см. здесь


«Мечтаю смотреть ТНВ по телевизору»

- В каких вопросах еще помощь Татарстана была бы уместна, на твой взгляд?

- Сейчас, в условиях пандемии, когда все мы вынуждены сидеть дома, стала заметна одна вещь. Сегодня в Турции и странах Европы вещают российские телеканалы «Россия 24», «РТР Планета», помимо этого, телевизионные каналы Кыргызстана, Азербайджана, Казахстана, Грузии, даже Гагаузской автономии Молдовы. Некоторые из них, никого не хочу обидеть, находятся на уровне обычных районных ТВ. Но их ценность в том, что вещают на родном языке, показывают, как живут представители этого народа. Эти каналы транслируются через спутники Turksat турецкой компании TURKSAT AS.

Я полагаю, что таким же способом можно было бы организовать вещание нашего канала «ТНВ-планета» в Турции и странах Европы. Татары в Турции и других странах через этот канал могли бы ощущать дыхание их исторической родины, слушать родную речь, наши татарские песни. Конечно, тут могут сказать, что ТНВ есть в интернете. Но в этом случае ссылаться на наличие интернет-сайта, таких средств, как «Смарт тв» – это возложить решение проблемы на самих людей. Хотелось бы, чтобы Татарстан задумался о возможности организации именно телевизионного вещания на татарском языке для татар Турции и Европы.

В Турции вещают целых два киргизских канала! Они используют возможности XXI века и бесплатно распространяют информацию на полмира. Мне кажется, это прекрасный способ, когда люди уже привыкли, что информацию к ним доставляют, они не будут искать ее сами. Мы говорим, что татары в других странах теряют язык. Не потому ли, что мы не используем самые удобные, простые способы? Есть киргизские, казахские, гагаузские каналы, а татарского – нет. Становится очень обидно.

- Раз заговорили об утере языка, этот процесс, конечно, идет везде. Новое поколение татар ассимилируется, отходит от национальных традиций. Сильно ли проникли в татарские семьи Турции турецкие обычаи, кухня, культура? Как проходят праздники – по-татарски или уже больше по-турецки?

- Если скажу, что проникновения нет совсем, будет неправда. Но татары в Турции очень любят и бережно относятся к своим традициям – это тоже правда. Были времена, когда наши соплеменники, желая сохранить язык, традиции жили сплоченно, деревнями, и жен не брали со стороны. Бабушки наряжались в калфаки и серебряные браслеты – реликвии, привезенные из родины. Готовили бэлиши, перемячи, кош теле... Эти блюда в татарских деревнях до сих пор сохранились. Неправильно будет говорить о проникновении лишь турецкой культуры. В Турции проживают представители многих национальностей. Например, в окружении татарского села Корыхоек много черкесских деревень. Часто невесток брали оттуда. Возможно, поэтому в деревне Корыхоек издавна идет традиция на свадьбах танцевать под черкесскую музыку.

«Среди студентов в Турции есть те, кто в качестве темы для научной работы выбирает какого-нибудь татарского писателя»

- В то же время идет процесс глобализации – наверняка, сама турецкая молодежь сейчас не так сильно придерживается традиций…

- Глобализация идет полным ходом. Совсем недавно побывали в гостях у татарки, которая родилась здесь в татарской деревне, работает в Германии. Встречая нас, сказала: «Хотите, буду говорить по-татарски, могу по-турецки, по-немецки, французски, английски... Все эти языки знаю». Она построила первый новый дом в нашей деревне, сама работает за рубежом. Дочь живет в одном из городов Турции, удаленно работает в немецкой компании.

В прошлом году побывали в татарской семье, чьи предки были иммигрантами. У них трое детей, и все в разных странах – Турции, Америке, Германии. Дети в Америке для выяснения своих корней сдали ДНК-тест, он показал, что это Поволжье. 

Таких примеров много. Возможно, потому что татарам было свойственно переезжать, нынешнее поколение не боится быть глобализованным. Поэтому, учитывая эту нашу особенность, надо сделать так, чтобы новые технологии служили сохранению нашего языка, истории – сделать их «татарскими», «татароязычными», или самим создавать аналоги. Это нам поможет сохранить свое лицо в условиях глобализации.

- Как относятся в Турции к татарам? Существует мнение, что традиционно в Турции на высшем уровне к татарам отношение более лояльное, чем к другим тюркским народам, за исключением, наверное, азербайджанцев. Это действительно так? Все-таки в свое время татары сыграли не последнюю роль в становлении Турецкой республики.

- Теплое отношение Турции к тюркским народам, в целом, идет издавна. В том числе и с Татарстаном сохраняются хорошие отношения. Это видно и по тесным связям представительства Татарстана в Турции с местными правительственными и общественными организациями.

- Как ты говорила, в Турции есть группа людей, которые занимаются переводами произведений татарских писателей на турецкий язык, изучением творчества наших писателей. Кого переводят, с какой целью они это делают?

- После переезда в Турцию стала замечать, что довольно часто молодые турки в соцсетях пишут с просьбой помочь с переводами с татарского на турецкий. Такие просьбы приходят и мне лично, и моему мужу. Это студенты турецких вузов. В отделениях, где изучают диалекты турецкого языка и литературу, в основном, даются знания о литературах, языках и истории всех тюркских государств. Татарский язык тоже изучают.

Среди студентов есть те, кто в качестве темы для научной работы выбирает какого-нибудь татарского писателя. Наличие в вузах такой вот системы по изучению тюркских народов воспитывает в Турции ученых и студентов, изучающих татарскую литературу. И еще одна причина – это уважение и любовь к татарам, заложенные некогда работавшими в этих учебных заведениях татарскими учеными, они сейчас дают свои плоды.

«В Турции нельзя купить татарские книги»

- Можно ли сейчас в Турции приобрести татарские книги, газеты и журналы? Если нет, то имеется ли в этом потребность? Как, по-твоему, можно было бы организовать это?

- Нет, татарская пресса, книги в Турции не продаются. Если только кто-то привезет и даст почитать. Татарской литературы здесь, в другой стране, очень не хватает. Здесь, в Турции, я совсем по-другому ощутила, насколько ценно иметь возможность взять в руки и почитать татарскую книгу, газеты, журналы. Это очень печально, когда ты ни в одном магазине, нигде не можешь встретить книги на родном языке, когда как в книжных магазинах можно найти множество разных авторов со всего мира и литературу на многих языках.

О выходе новых книг узнаешь только по интернету, недостаток информации восполняешь через интернет-сайты, но это уже не то. 

Я считаю, что татарам, в последние годы переехавшим в другие страны, татарские книги очень нужны. Даже если они не будут активно раскупаться. Книги, изданные в Казани, напоминают нам, что есть Татарстан, есть Казань, есть татарский язык. Это очень важно вне пределов Татарстана. Очень хотелось бы, чтобы книг привозилось больше.

- Получается, татарская литература, история в Турции известны в научных кругах. А с точки зрения популяризации татарской культуры, какие ее элементы могли бы быть интересны жителям этой страны?

- Думаю, что это были бы те же исторические романы, наши национальные танцы, кухня. Казань могла бы быть интересна как туристический город.

«Мне нравится жить по-татарски»

- Ты говоришь, что в Турции больше общаешься с татарской диаспорой. Этого круга общения тебе достаточно? Чувствуешь ли ты потребность в изучении турецкого языка, общения с турками? Не является ли твое желание оставаться в рамках татарского сообщества внутренним желанием не потерять свою татарскую идентичность?

- Мне нравится быть татаркой, жить по-татарски. Причина только в этом. Когда живешь в Турции, невозможно совсем не общаться с турками. Но я все равно ближе к своим татарам. Мой муж Якуб тоже из татар Турции. Его предки с одной стороны – выходцы из Оренбургской области, с другой – с Лениногорского района Татарстана. По специальности он инженер, родился и вырос в Стамбуле. Он тоже любит все татарское, дома всегда говорим по-татарски.

А что касается турецкого языка, в силу своего занятия я должна знать его. Мне приходится работать с турецкими источниками, поэтому научилась читать на турецком, я понимаю этот язык. Изучала его на курсах турецкого языка. Хочу сказать, что общение на родном языке, находясь в другой стране, очень приятно для меня. Когда перебравшиеся в Турцию 10-20 лет назад татарские девушки со мной пытаются говорить на турецком или на русском языке, мне вдвойне отрадно, что с внуками и правнуками тех иммигрантов, которые обосновались здесь 120 лет назад, я могу общаться на татарском.

- В одном из твоих последних произведений – повести «Истанбул малае» («Мальчик из Стамбула») ты рассказываешь о трудностях, выпавших на долю татарина в чужой для него стране.

- К написанию этой повести меня подтолкнуло чувство восхищения стойкостью татар, проживавших в Стамбуле в 1950-80-х годах, их решимостью сохранить верность своей нации. Кем вырастает ребенок из татарской семьи в чужой стране, в условиях большого города? В повести в образе обычного татарского мальчика я собрала детские воспоминания многих татарских иммигрантов в этой стране. Через повседневные события постаралась показать, как они сохраняли себя. Они оставались татарами в сложных условиях. Наверное, в этом и есть секрет того, что по сегодняшний день татары Турции – диаспора сильная, сумевшая сохранить свои традиции. И через века до сих пор живы наши татарские деревни в этой стране.

- Сейчас готовится к изданию твоя вторая книга. Это будет сборник?

- Да, это сборник, в который вошли мои рассказы, написанные как в годы проживания в Казани, так и в Турции. Наверное, о книге приятнее говорить, когда она уже на руках, поэтому скажу только, что она должна выйти в этом году. 

Алия Сабирова

Фото Султана Исхакова

Справка
Айзирэк Гараева-Акчура
Журналист, публицист, писатель. Родилась 13 июня 1978 года в селе Качкиново Актанышского района ТАССР. Училась в КГУ в отделении татарской журналистики. Работала в газетах «Шәһри Казан», «Интертат.ру».
В 2004-2010 года – редактор частной газеты «Пар алма».
В 2012-2017 годах – руководитель отдела дагвата, главный специалист пресс-службы ДУМ РТ.
С 2002 года член Союза журналистов РТ.
В 2009 году увидела свет ее первая книга – сборник рассказов «Тешле кояш», в частном издательстве.
С 2017 года проживает в Турции, городе Эскишехир.
За материалы в газете «Шәһри Казан» становилась лауреатом программы «Семья Татарстана» управления ЗАГС Кабинета министров РТ, награждена дипломами Союза журналистов РТ, Министерства культуры РТ.
В 2018 году с повестью о первом нефтяном инженере Турции – татарине Кемале Лукмане заняла второе место (первое место не присуждалось) на конкурсе «Хазина», учрежденном АО «Татнефть» к 75-летию начала добычи нефти в Татарстане.
В том же году рассказ «Казан әүлиясе» стал лауреатом второй степени на конкурсе рассказов религиозной тематики, проведенном журналом «Идель».
В 2019 году – поощрительная премия конкурса журнала «Казан утлары» к 100-летию ТАССР.
В 2020 году на конкурсе на лучшую прозу о Великой Отечественной войне (учредители – АО «Татмедиа» и журнал «Казан утлары») заняла третье место с рассказом «Гаҗизлек».