«Могут ли русскоязычные жители Коми называть себя коми и учить язык? Думаю, что да»

Активист, администратор паблика «Komi Daily. Коми культура для всех» Валерий Ильинов рассказывает в своей колонке о том, возможна ли в наше время реидентификации коми, почему надо расширять регионалистскую повестку и как чувствует себя язык коми после принятия «закона о родном языке». «Миллиард.Татар» предлагает текст к обсуждению. 


Будет ли новая волна реидентификации коми?

Меня за последнее время несколько раз назвали языковым активистом, хотя я себя таковым не считаю.

Я еще в процессе изучения языка коми, я не говорю и не пишу на нем (за исключением некоторых фраз). Моя семья русскоязычная, мой первый и функциональный язык — русский. Есть несколько других языков, которые я знаю лучше коми (украинский, белорусский и английский). 

А языковой активизм для меня — это когда ты хорошо знаешь язык и везде продвигаешь его использование, особенно своим личным примером. Про себя я такого не могу сказать (но это пока!). На эту тему есть пост Василия Харитонова из «Страны языков».

Для меня важно не только и не столько, чтобы жители Коми говорили по-коми, сколько то, чтобы они называли себя коми. То есть работа над их этнической идентичностью в первую очередь. Не все, называющие себя коми, владеют коми языком, но если им придется овладеть им, то будет меньше преград к изучению (или вспоминанию). Но когда человек называет себя русским, то для него меньше смысла учить «не его» язык. 


​​​​​​Фото: vk.com/valera_vous_aime


Я считаю, что не многие люди вообще думают по поводу своей этнической идентичности (то, что мы называем словом «национальность»), поэтому при переписи они могут просто указать «русский». Но живущие в Коми русские при этом знают некоторые фразы из коми языка, могут знать коми мифологию и коми литературу, а их предки могли быть коми и говорить на коми языке. 

Может ли быть такое, что русскоязычные жители республики начнут называть себя коми, а потом еще и учить язык? Думаю, что да, потому что такой процесс уже был в перестройку — он называется реидентификация. Тогда в Коми ненамного выросла доля коми населения. Другой вопрос, насколько сильна будет новая волна этой реидентификации и будет ли она вообще. 

Эти люди не начнут сразу учить коми язык, но если расширятся сферы его употребления, то так или иначе им придется это сделать. И особых преград к этому нет: ведь почему бы не выучить язык своего этноса? 

Лично я вижу вот такую задачу, но при этом конкретно языковой активизм должен существовать одновременно с реидентификацией, чтобы язык не только сохранить, но и увеличить число его носителей. 

Есть ли в Республике Коми почва для реидентификации? Думаю, что не совсем, но над этим можно работать. 


​​​​​​Фото: vk.com/valera_vous_aime


В первую очередь надо расширять регионалистскую повестку и совмещать ее с этнической. Например, русскоязычные жители республики смогут называть себя коми, только потому что они живут в Коми. Их предки могли быть любого другого этноса, сами они могут не знать коми язык ни разу, но могут чувствовать принадлежность к коми этносу, потому что живут на этой территории. 

Протесты против свалки на Шиесе сделали экологическую повестку частью этнической

Протесты против строительства свалки на Шиесе, которая находилась бы совсем рядом с Республикой Коми, сделали экологическую повестку частью этнической. Так что этнические движения могут продвигать себя и с помощью экологии (отчасти это они уже делают). 

У регионалистов и этнических движений уже есть своя символика: флаг североевропейского типа с синим полотном, зеленым крестом и белой окантовкой. Флаги такого типа есть у стран Скандинавии и некоторых финно-угорских народов. Если этот флаг сможет объединить многих людей и они станут называть себя коми, то в принципе будет очень здорово.

Что может пойти не так? Если перепись 2021 года покажет, что коми стало намного меньше, чем по переписи 2010, то продвигать этническую повестку станет сложнее. Республика Коми вряд ли превратится в Сыктывкарскую область, но зато будет больше людей, для которых коми — меньшинство, которое не может русскому большинству диктовать свою повестку. Под угрозой будет и коми язык.


​​​​​​Фото: vk.com/valera_vous_aime


Также не факт, что русскоязычные жители республики начнут называть себя коми. Когда общественное мнение в нашей стране готовили к присоединению Крыма, использовался штамп «русскоязычный = русский». Жители Коми так же, как и жители других регионов воспринимали все это из телевизора (один уроженец Ухты даже стал известным «ополченцем»).  

А с коми языком в республике не то что бы хорошо. После «закона о родном языке» стало сокращаться количество школьников, изучающих коми. Республиканские власти давят на Центр инновационных языковых технологий, который занимается электронной поддержкой коми языка. А сами власти не сильно стараются в продвижении коми языка, да и глава Коми не местный, на коми не говорит. 

Какой из этих вариантов сработает, пока говорить рано. Но выборы в Госдуму, связанные с ними возможные протесты и перепись населения (все будет в 2021 году) покажут, куда дальше будет двигаться Республика Коми и другие республики в составе РФ. И многое будет зависеть от местных активистов, готовых отстаивать и продвигать свою идентичность, свою культуру и свой язык.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также:

Алексей Иванов: «Большинство коми просто стесняются разговаривать на родном языке»