«Не было бы ни Марджани, ни просветительства, если бы татары не отбили свою идентичность в середине XVIII века»

Круглый стол «История истории: разговор о памяти». Часть 1.

Участники встречи:

Искандер Измайлов – казанский историк и археолог из Института истории им. Ш.Марджани
Бахтияр Измаилов – старший научный сотрудник Института истории им. Марджани АН РТ
Анвар Ахсанов – старший научный сотрудник Института истории им. Ш.Марджани
Марк Шишкин – публицист, историк, автор Telegram-канала «Царь казанский»
Арслан Минвалеев – модератор, участник проекта «Миллиард.Татар»  


«1552 год - это взгляд одновременно и на русскую, и на татарскую историю»


«История татар насчитывает около 1500 лет»

Арслан Минвалеев: Огромное спасибо, что пригласили к себе, в Институт истории, и что откликнулись на наше предложение. Сегодня мы поговорим на тему: «Разговор о памяти». 

22 сентября отмечалось 1160-летие государственности России, Владимир Владимирович съездил на Ладогу и вспомнил откуда берется Русь. После этого у нас с коллегами возник вопрос: а какую точку отсчета нужно брать для татарской истории? Кто-то вспомнил 922 год, кто-то вспомнил историю Тюркского каганата и 552 год. Хотелось бы понять, откуда пошла земля татарская.

Искандер Измайлов: Вопрос памяти – один из самых важных. Когда мы говорим об исторической памяти, мы должны понимать, что она меняется с каждым поколением. Периоды историографического осмысления нашей истории – это, собственно, смена поколений людей, которые их изучали. И, соответственно, каждое поколение оборачивается на прошлое и дает свой взгляд на общее событие. Но необходимо сказать и о времени. Если раньше оно представлялось так, будто человек стоит на остановке, а время – это проходящий поезд. То есть, вагон – это столетия, купе – это десятилетия. И мы даже видим каких-то людей, и нам кажется, что это равные промежутки времени. 

История представлялась как-то так. Но после того, как стало понятно, что история на самом деле гораздо сложнее, мы представляем себе такую картину: мы находимся в поезде, идем по этому поезду, он движется, но при этом мы проходим вагон за вагоном, пытаемся подглядеть через окна на те вагоны, которые уже оставили позади, и пытаемся вспомнить, что же там происходило. Мы продолжаем идти, причем спиной вперед, глядя назад. А каждый вагон – это определенная веха. Но если раньше представлялось, что это равные промежутки, то с течением времени историки стали понимать, что в разное время, извините за тавтологию, время течет по-разному. 

Характерный пример: если мы берем в учебнике главу «История России в начале XIX века», пусть она будет страниц 30, то обязательно из них 10-15 страниц будут про Отечественную войну 1812 года. Если взять 50 лет до начала Крымской войны, то времени много, а насыщенность событиями в период наполеоновских войн (это порядка десяти лет) гораздо больше. Если мы обратимся к татарской истории, то здесь мы обнаружим ту же закономерность: есть какие-то периоды, которые у нас плотно заполнены событиями. 


Фото: Абдул Фархан © «Татар-информ»


Например, середина XVI века: мы знаем во многих деталях то, как происходило завоевание Казанского ханства, всего казанского Поволжья. И, допустим, есть у нас периоды истории того же Казанского ханства, за сто лет до этого, где-то середина XV века, где несколько десятилетий едва заполнены какими-то фактами. А если мы расстелем историю татар на обширное пространство, то увидим, что она очень по-разному заполнена событиями, и осмыслена совершенно по-разному. Если раньше, в эпоху Марджани, он начинал с предков татар, с начала истории Волжской Булгарии (условно, X век) и отсюда вел канву истории, то с течением времени историки стали видеть, что история гораздо дальше и глубже. То есть, нужно как-то примирить точку зрения местной истории с современной поволжской историей татар и историю предков татар. Оказалось, это разные истории, и они довольно сложно взаимодействуют между собой. 

Как найти общую периодизацию? Это очень сложный и серьезный вопрос. Практически до 70-х годов ХХ века татарская история осмысливалась именно в пределах истории Поволжья. То есть, в рамках периодизации происходило осмысление всей истории татар. По сути дела, продолжалась линия того же Марджани. Хотя археологи уже в конце 50-х годов пытались изучать более ранние периоды Булгарской истории: откуда происходили булгары, как они переселялись. И все это тоже стало включаться в историю татар. 

Первый, кто предложил довольно развернутую систему – это, конечно, Альфред Хасанович Халиков, который в конце 70-х дал цельную историю происхождения татарского народа, где начальный этап – это история булагар. Но одновременно существовала и историография, которая берет свое начало от западноевропейской, турецкой эмигрантской историографии, где указывалось на то, что татары имеют более давнее происхождение, что есть татары в Центральной Азии и нужно вести происхождение татар именно оттуда. Но долгое время эти две точки зрения существовали как бы в разных плоскостях и не соприкасались. Можно сказать, что только в начале 2000-х годов появилась возможность совместить и создать цельную историю татарского народа. Реперной точкой стала дата первого упоминания татар как государства в тюркских эпиграфических памятниках, которые относились к середине XVI века. После этого появились сведения о том, что раз это было государство, значит, оно имело какие-то истоки, и Сергей Григорьевич Кляшторный предположил, что татары имеют более давнюю историю. Он считал, что Жужаньский каганат – это тоже государство татар. Таким образом, история татар удлиняется еще по крайней мере на 100 лет. 

Получается, что речь идет о середине Vвека, и с этого момента мы можем говорить об истории татар, которая насчитывает около 1500 лет. Но что мы понимаем под историей татарского народа? История этнических компонентов, история самого этнонима или история нации, которая сформировалась здесь? То есть все эти реперные точки на пути от племени к нации являются очень важными и то, как мы эти точки расставляем, играет концептуальное значение для понимания нашей истории.

«1243 год – важнейшая точка опоры»

А.М.: Если мы вспомним памятник 1000-летию государственности, то там есть сюжеты из нашей истории и некоторые персонажи. А если мы уйдем в фантазии и скажем, что нужно поставить памятник татарской истории, то какие сюжеты должны быть отражены там, на ваш взгляд?  

И.И.: Первое - это, конечно, татары, которые фигурируют как послы в государстве Тюркского каганата на поминках Бумын-кагана в 554 году. Мы точно знаем, что это было крупнейшее государство наряду с Китаем и Византией. Следующей точкой отсчета, очевидно, является создание татарских княжеств вместе с уйгурами на территории Восточного Туркестана - это уже IXвек. И после этого восточные источники начинают фиксировать Дешт-и-татар как страну татар в Центральной Азии. 

С другой точки зрения, это становление на новой территории Поволжья Улуса Джучи, 1243 год – важнейшая точка опоры. Другая – это 1556 год, когда Казанское ханство пало, и татары оказались в новой реальности. Ну и следующее – это, очевидно, реформы Екатерины, которые дали толчок к образованию татарской нации. Следующее, 1920 год – это образование Татарской республики.

А.М.: Предлагаю каждому высказаться на этот счет.

Анвар Ахсанов: Если говорить о Казанском ханстве, то выдающейся личностью нашей истории является Улу-Мухаммед хан. Он является и последним золотоордынским ханом, по крайней мере в памяти народа (в том числе и русского), и является первым казанским ханом. Также Мухаммед Амин, потому что мы о нем довольно много знаем относительно других ханов. Его биография, его политическая деятельность во многом были очень показательными, можно сказать, что он является очень важным человеком для татарской истории. Если брать период Казанского ханства, то я бы выделил их двоих.


Фото: Абдул Фархан © «Татар-информ»

И.И.: Я думаю, первый персонаж нашей татарской и общетюркской истории – это Модэ Шаньюй, который образовал первое тюркское, гуннское государство, заложил основу государственности всех тюркских народов, традиции которых продолжались вплоть до государства Чингисхана. Другой – это правитель Булгарии Алмыш (Алмуш), который принял ислам, создал государство в Поволжье, ставшее основой для цивилизационного выбора предков татарского народа. Следующее - это Узбек хан, который повернул всю Золотую Орду к исламу и утвердил этот цивилизационный выбор. 

Далее я бы, наверное, отметил Улу-Мухаммеда, который связывает историю Золотой Орды с историей Казанского ханства. Следующим, не совсем каноническим, но тем не менее важным персонажем является СимеонБекбулатович. С одной стороны, он связывает татарскую историю с русской, во времена Опричнины являлся верховным правителем Московского государства. Его история показывает насколько важную роль в определенное время играли татары при дворе, что их усилиями создавалось Российское государство. 

Следующим я бы отметил, конечно же, ШигабутдинаМарджани, который стал Геродотом нашей истории. Он приложил усилия к созданию нации, дал и в богословии, и в истории путь духовного развития. И еще один герой – это СадриМаксуди, который является деятелем российской Государственной Думы и одновременно лидером татар-мусульман всей России. Он также способствовал созданию государственности, а после этого в Турции способствовал тому, чтобы традиции татарского просветительства не погибли, развивались, и мы могли подхватить их. 

«Казаноцентризм связан непосредственно с Улу-Мухаммедом»

Бахтияр Измаилов: Думаю, у всех примерно одинаковый перечень. Вопрос только - откуда начинать.

А.М.: Мы уже поняли, что примерно V век. 

Б.И.: Я бы, например, выделил в качестве важной персоны начального этапа истории Кубрат хана - правителя великой Булгарии. Вторым я бы выделил Алмыш хана. Третьим я бы выделил, наверное, тоже Улу-Мухаммеда. Согласен с Искандером Леруновичем по поводу Марджани - он важный деятель в нашей истории. Пятым я определил бы Ризу Фахретдина, поскольку он был важным связующим звеном: во-первых, он революционный деятель, активный участник революционных процессов, а во-вторых, после прихода советской власти он пытался сохранить огромную мусульманскую умму. Именно поэтому он является важным явлением для татарского народа – он был мостом, объединившим белую и красную Россию. 


Фото: Абдул Фархан © «Татар-информ»


А.М.: Марк, я знаю, у вас много размышлений и по поводу самого памятника тысячелетия Руси, и по поводу героев тоже.

Марк Шишкин: Пяти персонажей явно мало. Но если попытаться уложиться, то я пошел бы, наверное, в ретроспективе от того, что представляют из себя современные татары. Народ мусульманский, несмотря на все вариации, поэтому 922 год. 

Образование Золотой Орды – это вторая веха, когда этноним татар окончательно утвердился на территории нынешнего татарского народа и задал многие тренды, которые не позволяют татарам уместиться в Татарстане. 

Дальше Улу-Мухаммед – тут я согласен со всеми. Казаноцентризм связан непосредственно с Улу-Мухаммедом, потому что, благодаря ему Казань стала столицей и осталась имперским центром администрации и торговли в составе России. Выбор столицы Улу-Мухаммедом предопределил многое, вплоть до образования гимназии, университета. Затем пришла промышленность, а за ней и всё, что составляет нынешний потенциал Татарстана. 

Дальше. Не было бы ни Марджани, ни просветительства, если бы татары не отбили свою идентичность в середине XVIII века, поэтому, конечно же, Батырша. Все дальнейшие тенденции вышли из этого узла: консервативное стремление сохранить себя, стремление вступать в диалог на своих условиях.


Фото: Абдул Фархан © «Татар-информ»


Следующий этап – мусульманские съезды 1917-18 года. Опять-таки, без этого движения татарского народа не было бы ни ТАССР, ни Республики Татарстан в нынешнем виде.

Этого очень мало, потому что у нас в истории много «слепых зон», которые подготавливали следующие этапы. Можно вспомнить первую половину XV века, когда Золотая Орда распадается, а Казанское ханство еще не образовалось, что завершилось приходом к власти в Среднем Поволжье династии Улу-Мухаммеда. Другая совершенно темная зона в XVII веке, о которой в последние годы чаще вспоминают благодаря публикации трудов Евгения Ивановича Чернышева. Или берем период последних советских десятилетий, в который формировалась та татарская, шаймиевская бюрократия, которая заявила о себе в период перестройки. И эти «слепые зоны» тоже ни в коем случае нельзя игнорировать, потому что они во что-то выливались в дальнейшем. 

Фото на анонсе: Абдул Фархан © «Татар-информ»