«Не по-казански это. Не только мусульмане не возражают, но и христианские лидеры были на закладке мечети в «Кырлае»

Круглый стол «Миллиард.Татар» на тему «Казань: как мусульмане интегрируется в современное общество». Часть1

Вопросы, которые обсуждались на встрече  
- почему Казань привлекательный город для переезда российских мусульман; 
- Казань – исламская столица: чего не хватает городу, чтобы стать одним из центров ислама в России;
- Новая соборная мечеть: что хотят верующие увидеть в главном мусульманском храме Казани; 
- Вклад мусульман в социальную, культурную и экономическую жизнь города Казани.


Участники

Абдрахманов Радик - соучредитель комплекса "Туган Авылым", соорганизатор Республиканского ифтара, мусульманский меценат
Гараев Данис – социолог, доктор философии (PhD), старший научный сотрудник Института педагогики, психологии социальных проблем (Казань).
Гафурзянова Амина - представитель Татарского спортивного союза, тренер в школе олимпийского резерва по фехтованию.
Мингазова Джаннат - основатель проекта Modest covered и организатор ежегодных женских ифтаров «Fashion iftar».
Нагиев Руслан - адвокат
Тавдиряков Расул - блогер, автор телеграм-канала "Мулла из-за угла", общественный деятель.
Наргиза Амруллаева - участник проекта «Миллиард.Татар», админ телеграм-канала «Исламская столица».
Арслан Минвалеев – модератор, участник проекта «Миллиард.Татар».

«Мы поняли, что нужно позвать людей, которые вносят важный вклад в жизнь уммы»

Арслан Минвалеев: Ас-саляму алейкум всем. Очень рады, что нам удалось собраться сегодня. Наш круглый стол называется «Казань: как мусульмане интегрируются в современное общество». Сама идея такой встречи возникла в ходе другого общения. Мы в рамках нашего проекта «Миллиард.Татар» также общаемся с разными людьми. Один из круглых столов у нас бы посвящен татарской идентичности, и в ходе общения мы пришли к выводу, что Казань – это и мусульманский город, и это не всегда равно татарскому городу, то есть мусульманская община Казани немного шире. Соответственно, если есть мусульманская община, то у нее есть свои потребности, есть свои проблемы. И вот мы начали думать, кого бы нам позвать на такое мероприятие, мы поняли, что нужно позвать людей, которые вносят важный вклад в жизнь уммы, общины, кто помогает большому количеству людей, взаимодействует и активен, и вот поэтому такой наш состав. Наверное, я вкратце всех представлю, хотя мы все друг друга знаем. Радик эфенди Абдрахманов - он известный предприниматель в городе, но, в первую очередь, все мусульмане города и республики знают его благодаря Республиканскому ифтару, уже какой год у вас получается?

Радик Абдрахманов. Десятый.

А.М. Десять лет вы проводите, собираете умму Казани в одном месте, кормите, пусть Аллах примет ваше поклонение, и такую консолидирующую важную роль играете. Ничего не забыл?

Р.А. Есть также комплекс на «Туган авылым», где у нас много туристов приезжает. Вот с Джаннат (Мингазова – ред.) мы проводим еще Fashion Iftar, он очень популярен среди женщин и тоже вызывает большой интерес каждый год, мы уже шестой год подряд вместе с Джаннат проводим это мероприятие. А вообще много чем занимаемся, мы занимаемся развитием детского спорта, детского творчества, собираем ветеранов войны тоже каждый год и проводим различные такие полезные мероприятия. И работаем с туристами. 

А.М. Руслан Нагиев, наверное, если вы даже лично не знакомы с ним, но знаете его по громким делам - он, по сути, главный мусульманский правозащитник и участвует во многих судебных процессах не только в Казани, но и за пределами, и, как правило, это уголовные дела и громкие процессы связаны с отстаиванием интересов мусульман (либо люди, либо это защита мусульманской литературы). Ничего не забыл, Руслан-эфенде?

Руслан Нагиев. В принципе, нет. Сделаю одно замечание, что меня больше связывают с мусульманскими делами, однако это не совсем так. Я сказал бы даже, что мусульманские дела занимают меньший процент во всей моей практике, просто они наиболее громкие и резонансные. Конечно же, так как я и сам мусульманин, то не могу оставаться в стороне от этих процессов, и мы активно ими занимаемся. Я сам в адвокатуре уже более двадцати лет и занимаюсь правозащитной деятельностью.

А.М. Амина Гафурзянова - представитель Татарского спортивного союза, тренер в школе олимпийского резерва по фехтованию, то есть, вы как бы тот человек в хиджабе со шпагой. Мне коллега рассказывал, что есть спортсмены-мусульмане, может, добавите что-то о себе?

Амина Гафурзянова. Могу добавить, что, если все здесь собрались как представители именно мусульман, которые работают со взрослыми, а я решила пойти через детей, воспитывать детей через спорт, становление личности, характера.

А.М. Много у вас занимается?

А.Г. Человек тридцать, мусульмане, девочки-мусульманки. 

А.М. Джаннат Мингазова, вас Радик-эфенди немножко представил. Лично для нас было открытием, что в городе проходит такая вещь под названием Fashion Iftar, наши коллеги сходили, в восторге, с удивлением узнали, что, оказывается, в городе есть и такое явление, тем более, связанное с модой. Добавите что-нибудь?

Джаннат Мингазова. На самом деле, ничего добавлять не буду, я считаю, что все мои поступки и есть показатель того, что я делаю.

А.М. Спасибо. Наша коллега Наргиза Амруллаева, корреспондент, она как раз вас всех собрала. И Данис Гараев, социолог, на самом деле, вот с него и родилась вся идея этого круглого стола. Данис достаточно много ездил за рубежом, общался с зарубежными социологами, в Швейцарии, насколько я знаю, стажировались?

Данис Гараев. Я в Нидерландах в университете несколько лет работал, немного в Швейцарии и Казахстане. 

А.М. И вот он как раз рассказал, что в Казани уже сложилась своя мусульманская община, ее в один ряд можно с мусульманами Лондона, Парижа.

Д.Г. Схожий процесс.

«Парк «Кырлай» физически был опасен»

А.М. Да, схожие процессы, и вот Данис как раз у нас стал таким неформальным инициатором этой встречи. Почему мы сегодня собрались? Мы поняли, что такой круглый стол надо провести, и тут, как говорится, сама жизнь подарила нам причину. Наверное, многие из вас видели, буквально на прошлой неделе появилось публичное письмо от самых известных архитекторов города Казани с обращением к властям с просьбой перенести место строительства Соборной мечети. 

Двадцатого числа была заложена основа будущей мечети с участием президента, гостей, муфтиев, большого количества мусульман, и планировалось, что будет строительство на месте бывшего парка «Кырлай». Сейчас появилось письмо казанских архитекторов, которые считают, что там ему не место, этому храму, потому что он там некрасиво смотрится. И предложили три локации для мусульман - заброшенный парк молодоженов в Речном порту, заброшенная радиовышка в Троицком лесу и пескобаза где-то там на неосвоенной территории на берегу Волги в Адмиралтейской слободе, потому что это будет красиво смотреться. Мы все здесь мусульмане, и каждый из нас ходит на пятничную молитву, и видит, что происходит в казанских мечетях. На ваш взгляд, первый вопрос - есть ли необходимость в этой мечети, или это, действительно, будет просто красивый архитектурный объект, и его надо красиво разместить? И если он нужен, то каким он должен быть? Какой должна быть новая Соборная мечеть города Казани? Кто хочет высказаться первым? 

Дж.М. Я первая выскажусь относительно мечети. На самом деле, мне интересно те архитекторы, которые это предложили, то есть, какого они вероисповедания, в первую очередь? Потому что, мне кажется, это место как раз-таки очень хорошее для мечети, учитывая, что вокруг нее сделают вокруг парковую зону, для людей это будет возможность прогуляться, проработать более мирное отношение вообще к религии ислам, показать, что там все их будут рады видеть. И если еще плюс будут развиваться активности в рамках этой мечети [для всех горожан]. Это как мечеть «Ярдям» развивается, очень много направлений, то здесь можно было бы сделать то же самое. Плюс ко всему, я думаю, что в этой зоне был давно уже морально устаревший парк аттракционов и очень долгое время был такой «черной дырой», а сейчас там будет что-то такое…

А.М. Физически страшно выглядел.

Дж.М. Он физически был опасен.

А.М. Да, опасен, люди же там застревали, это же ужас.

Дж.М. И поэтому я надеюсь, наоборот, я считаю, что это место идеально подходит для этой мечети. Возможно, просто, чтобы всем было спокойней, нужно построить где-то храм недалеко христианский.

А.М. Напротив реки построили.

Дж.М. Есть? Тогда все ок, я считаю, что если правильное намерение и движение будет, то можно как раз, наоборот, общественность собрать вокруг этого места и развить эти общественные движения там уже. 

«Однозначно, Соборная мечеть для Казани нужна, потому что ее у нас нет»

Р.Н. Можно я юридическую сторону выскажу? Потому что, конечно, да, это все обсуждается, но решают этот вопрос все равно в юридической плоскости. Во-первых, вопрос был - нужна ли эта мечеть? Однозначно, Соборная мечеть для Казани нужна, потому что ее у нас нет. Некоторые говорят - а вот у нас «Кул Шариф». А «Кул Шариф», извините, это музей официально, и вечерние и ночные молитвы там не проводятся, там даже с таравих-намазами бывают проблемы в зависимости от времени года, если там есть туристы. Это музей, официально это не мечеть, а нам нужна мечеть, которая будет круглые сутки служить обществу. Это первое. Второе, эти архитекторы - они кто? Я могу сказать, что их мнение - это сугубо их личное мнение, которое не отражает действительности. Почему? Потому что…

А.М. Я бы не сказал, что личное, они как экспертное сообщество, то есть, это пятнадцать самых известных казанских архитекторов.

Р.Н. А их к данному делу привлекли в качестве экспертов или специалистов? Нет, их не привлекли. Они знакомы с материалами, исходя из которых Исполком города принимает решение? Нет, они не знакомы с этими материалами, они просто свой взгляд. Кроме этих пятнадцати есть сто пятьдесят других архитекторов, которые считают, что это самое идеальное место. Здесь есть регламент, здесь есть юридическая сторона - принимается решение исполкомом города Казани, у них есть генплан, есть определенный регламент, у них есть материалы, у них есть документы, исходя из которых они выделяют место под мечети. Например, мечеть «Рахматулла» в Авиастроительном районе - я занимался защитой этой мечети, так как местные жители обратились в суд с иском о ликвидации строительства. Там тоже были документы из исполкома, достаточно подробно все было изложено, там были эксперты и специалисты, которые были ознакомлены со всеми материалами, и они давали свое заключение. Исходя из этого, исполком выделили место, и в данном случае тоже исполком выделил место, так что мнение вот этих экспертов - оно ничего абсолютно не значит, потому что они некомпетентны в данном вопросе. Кроме того, где были эти эксперты, когда строилась Чаша (ЗАГС) напротив буквально? Она вообще стоит, можно сказать, на водоохраной зоне.

А.М. В то время кто-то из них работал в мэрии Казани.

Р.Н. Знаете, где их возражения, где их открытое письмо? Там точно так же масса людей ежедневно посещает, там постоянно автомобили, и летом, и зимой там люди, и как-то они все помещаются, и никто не возражает, хотя говорили - мусульмане не смогут там помещаться. А здесь вообще все - и мусульмане, и остальные все туда приходят, и все помещаются, и архитекторы не возражали. В прошлом году мы поздравляли наших православных сограждан с тем, что был восстановлен Храм Казанской иконы Божией Матери в самом центре города, там наиплотнейшая застройка. Огромный храм был построен, мы рады этому событию.

А.М. Исторически он там находился.

Р.Н. Подождите, но он был разрушен до основания, так?

А.М Да, в эпоху атеизма.

Р.Н. Вот, и этот храм был построен, можно сказать, с нуля он был восстановлен, его там не было, и теперь он стоит. И построен он был в Татарстане, в Казани. И где были эти архитекторы? Те нарушения, о которых они говорят, о якобы нарушениях, они имеют место быть и вокруг того храма. Где их возмущение? У меня складывается ощущение, что кто-то просто болен исламофобией и нуждается в лечении. 

А.М. Давайте диагноз поставим.

Р.Н. Вот диагноз такой: исполком города Казани на основании определенного регламента, на основании мнения специалистов, которые привлечены к данному вопросу, вынесло решение, приняло решение и выделило именно это место. И на мой взгляд, как коренного казанца - я родился в Казани, у меня мама родилась в Казани, я вырос в самом центре города - я считаю, что это идеальное место для Соборной мечети. 

«Те граждане, которые выступали против мечети «Рахматулла», сейчас стоят в очередях за водой из колодца на территории мечети»

А.М. Почему это идеальное место?

Р.Н. Еще добавлю один момент. А те варианты, которые предлагают эти архитекторы, по ним тоже могут возникнуть возражения!

А.М. Там две парковые зоны, допустим.

Р.Н. Где Адмиралтейская, чуть подальше, как адвокат, я знаю - там второй следственный изолятор находится, мужской и женский. Это там, где они предлагают.

А.М. Как оскорбление, да?

Р.Н. И многие будут возмущаться: заброшенный парк, где Речной порт напротив автовокзала, там федеральная железная дорога вплотную проходит. То есть, всегда найдутся возражения, поэтому есть полномочный орган - исполком города Казани, вот они приняли решение, и оно должно исполняться. 

Дж.М. Еще и удобно - никах прочитал, дорогу перешел, и ты уже в ЗАГСе.

Р.А. Могу я добавить? Я вообще очень рад, что в нашем любимом городе будет строиться Соборная мечеть, вот я официально это заявляю. Это очень классно, круто, это просто шикарно. Во-первых, во всех таких мусульманских мировых столицах красивые мечети - они всегда находятся в центре города, в черте города. Если взять Грозный - какие там красивые мечети, взять Ташкент - я все эти мечети ходил, смотрел, посещал. Это не просто мечети, это национальные достопримечательности, это очень красивые строения, здания с парковой зоной, с подсветкой красивой, это просто уникально. 

Лучше бы эти архитекторы подумали бы, как сделать эту мечеть красивой, чтобы она была уникальной. Вообще, что я хочу еще сказать? Если вы заметили, у нас был KazanSummit, и к нам, несмотря, что сейчас идут непростые времена и спецоперация, приехало двадцать шесть послов иностранных стран, к нам сюда в Казань приехали. Это впервые такое произошло, что столько много мусульман и исламского мира к нам сюда приехало. Почему они сюда приезжают? Потому что у нас очень толерантный город, у нас здесь много конфессий, которые живут дружно в нашем городе, такого тоже в мире нигде нет. У нас, где строится храм - строится мечеть рядом, и наоборот. Вот вы сейчас сказали про Храм Казанской иконы Божией Матери. Это же шикарный храм построен, я тоже там был, на экскурсию ходил, знаю отца-владыку, который там в этом храме, я туда гостей вожу. И вообще очень важно, я работаю с туристами и гостями, и я знаю, как они наслаждаются нашим городом, как они ходят по музеям, как они ходят в Кремль. И это место, я считаю, тоже идеально, потому что такая мечеть, такое сооружение - оно должно стоять прямо в центре города, там у нас вид красивый открывается. 

Если брать парк «Кырлай» - это устаревший парк, это же далеко не Диснейленд. Если бы там был Диснейленд, можно было бы еще что-то говорить, но там этот заброшенный парк, там еле-еле старые карусели, качели, там громко музыка играет, непонятно, нет никакой концепции. А здесь, я думаю, что наши власти позаботятся о том, что будет лучшее архитектурное решение, одна из самых современных мечетей, потому что они ездят, смотрят по миру все мечети. И мы вообще должны гордиться тем, что у нас такая мечеть будет, в нашем городе, и она же будет привлекать туристов, к нам гости приедут, статус нашего города тем самым будет расти, то есть, статус нашего города благодаря таким проектам - он и растет. Я вот двумя руками за то, что эта мечеть строится, место выбрано идеально, вообще прям супер, лучше места не придумаешь. А те, кто там чем-то недоволен - я думаю, что это их проблема. 

Р.Н. Субъективное мнение.

Р.А. Это субъективное мнение, да, всем не угодишь, недовольных тоже может быть много, но основная масса, основные жители нашего города, я уверен на сто процентов, не только мусульман, а, в том числе, и православных наших братьев - они все поддерживают строительство данной мечети, я даже не сомневаюсь. Если взять социологический опрос провести, то все будут только рады, что там появится такая мечеть, парковая зона, и что наш город будет становиться красивее и красивее.

Р.Н. Кстати, говоря, насчет мечети «Рахматулла» в Авиастроительном районе, которую мы отстаивали в суде, нам удалось отстоять, по воле Всевышнего, и те граждане, которые выступали против, сейчас они там стоят в очередях за водой, там вырыли колодец артезианской воды на территории мечети, там детская площадка, все гуляют, пользуются бесплатно этой водой, и все довольны. Мечеть проводит мероприятия благотворительные, в том числе, для окружающих, для соседей, все пользуются, все рады. 

«Мне кажется, что это не провокация, а скорее из серии, если что - мы были против»

Р.А. Извините, можно вопрос, я пропустил? А вот на основании чего они так заявляют, у них есть какие-то изыскания?

Д.Г. Что-то типа охранная зона Кремля там…

Р.Н. Просто открытое письмо архитекторов, у них есть диплом архитектора.

Д.Г. Нет, они и правда хорошие архитекторы.

А.М. Это костяк казанской архитектурной школы, надо признать.

Д.Г. Я, на самом деле, немножко не стал бы тут про исламофобию говорить, у меня скорее вопрос возникает - какой смысл в этом письме после того уже, как заложен камень? 

Р.Н. Как провокация выглядит, да?

Д.Г. Нет, это не как провокация, мне скорее кажется, просто на всякий случай, если что - мы были против, мне кажется, это из этой серии. Мечеть, скорее всего, будет построена, если лично Минниханов в присутствии всех гостей заложил в основание первый камень, поэтому у меня скорее вопрос - настолько ли это больная тема сейчас, учитывая, что решение принято, и насколько это письмо имеет значение? По поводу необходимости: для меня очевидно, что правильно сказали про «Кул Шариф», что это мечеть, большая снаружи - маленькая внутри, конечно, она никакую роль Соборной не играет, она не может играть, потому что она просто в действительности маленькая, это скорее символ. А в случае с Ханской мечетью, как она будет называться, или Улу-Мухаммеда, или еще как-то - тут очевидная есть прагматическая причина.

А.М. Есть спрос на такую мечеть, как социолог можете сказать?

Д.Г. Да, очевидный спрос, потому что у нас нет нормальной Соборной центральной мечети, куда могут собраться все кто хочет, чтобы просто была элементарная праздничная телетрансляция картинки, чтобы более-менее отражало картину пропорции мусульман в нашем обществе, в городе. По-моему, очевидно, что прагматическая причина есть, кроме того, тут еще такой исторический экскурс важен. Ведь до революции первая каменная мечеть после взятия Казани - это же мечеть «Марджани», и вообще каменные мечети до того нельзя было строить, а город был разделен на две части - на русскую, условно говоря, и татарскую часть. Если в татарской части еще есть церкви для кряшенов и так далее, то в русской части тогда нельзя было строить, и, на самом деле, если говорить именно про старую имперскую традицию, то это неравенство было выражено в камне: тут центр города, он не татарский. Сейчас уже Старо-Татарская слобода - это историческая часть города, и уже, понятно, ситуация другая, а ведь изменилась и демографическая ситуация: татары – это как минимум половина населения, вообще, в принципе, мусульмане, учитывая еще и другие этнические группы даже и больше половины даже Татарстана. Мечети Казани переполнены даже просто на пятничные намазы, а на большие праздники мусульманам, конечно, хочется и праздничной атмосферы в большой красивой мечети.  Сегодня мы живем в новых условиях равенства религий и логично, что это отражается и на символическом уровне.  И в этом смысле символическая роль центральной мечети в том, чтобы показать, в том числе, те процессы, которые произошли, демографические процессы произошли, религиозные процессы. Это, на самом деле, мне кажется, движение с двух сторон - прагматическая причина и символическая причина. В принципе, по поводу того, чтобы строить ее не в центре города - центральная мечеть не в центре города это оксюморон, как это? 

А.М. Формально, Речпорт - центр города.

Д.Г. Ну, какой Речпорт - это центр города? Хотя, конечно, на фоне Волги это бы смотрелось красиво, но все-таки нужно понимать, что символическая роль - она здесь имеет. Я думаю, что, когда принимали решение по поводу строительства именно в этом месте, было место еще более центровое, но от него отказались. Хорошо, ок. И понравился еще аргумент по поводу, что напротив, получается, ЗАГС - тут прочитал никах, потом сразу, чтобы, не отходя от кассы, а то, кто его знает? 

«Скорее всего, архитекторы действительно не в теме, и, возможно, им кажется - зачем такой огромный объект им нужен»

А.М. А нет ощущения, что это письмо возникло от непонимания процессов внутри города? Что в городе есть мусульманская община, которая активно живет своей жизнью, причем, она не строит гетто. Вот Радик эфенди и ифтары проводит, и туристов в православный храм ведет. Джаннат ханум не только ифтары проводит, она и показы скромной моды, это не только для мусульман. То есть, как бы мусульмане интегрируются в город, и просто у меня ощущение, что архитекторы к этому объекту относятся без наполнения, что будет новое красивое здание в городе, и давайте мы его куда-то воткнем. Может, надо людям просто донести, что у этого здания будет и практическое применение, что реально в городе не хватает мест прочитать намаз, мечети переполнены. Или я ошибаюсь?

Д.Г. Переполнены, да.

Расул Тавдиряков. Сейчас я наблюдаю за комментариями, которые пишут люди, которые, по всей видимости, не ходят в мечеть. Очень часто, восемьдесят процентов, их довод против строительства мечети - зачем нужна нам еще одна мечеть, их и так много? Допустим, я не хожу в салоны красоты, и мне тоже кажется, что их очень много, зачем они нужны, но для кого-то их мало, они там в очередях стоят, за несколько дней записываются. Поэтому, скорее всего, архитекторы действительно не в теме, и, возможно, светские люди и им кажется - зачем такой огромный объект им нужен, особенно в центре города? Плюс не учитывают эти, как вы сказали, тенденции, которые происходят в обществе, также не учитываются традиции мусульман - действительно, мусульмане (а поскольку Татарстан все-таки является мусульманской республикой) всегда строят Соборные мечети в центре города. Даже вот я, будучи в бедных, нищих странах, таких, как Нигерия, Мавритания, там все центральные мечети - у них своих денег нет - им строят, например, в Нигерии Каддафи построил, в Мавритании саудиты построили, но это огромные красивые мечети, находящиеся в центре города, которые всегда обозначаются на открытках, на каких-то марках как символ столицы. Поэтому здесь очень много факторов, которые в пользу строительства мечети, чем против. Мне кажется, возможно еще учитывать человеческий фактор - возможно, этих архитекторов не пригласили, в них какая-то обида затаилась.

Р.А. Не привлекли к делу.

Дж.М. Я все-таки склоняюсь к исламофобии в этом плане. По поводу того, что мы знаем, как выглядит другой берег Казанки, мы видим, какие там стоят жилые здания. И вопрос - они пишут относительно всех зданий, даже, которые не на берегу. Например, этот треугольный жуткий "Clover House"? То есть, насчет вот этих зданий? Пишутся такие письма или нет? Я просто лично не знаю, действительно, и мне любопытно, потому что в Казани мы не наблюдаем, в принципе, какой-то целостности архитектурной застройки, и весь город выстраивается кому как повезло - вот этот участок, там отстроили жилой дом, все договорились и счастливы, и. собственно говоря, город в единую историю не входит. Если даже опираться на опыт европейских городов, которые пытаются создать какую-то целостность, чтобы привлекать туристов, туристам приятно гулять по этим улицам, а здесь, как решили заложить именно мечеть, наверняка, тоже спроектированную очень интересно визуально, и я очень надеюсь, что она перекликается с той частью берега, они вдруг написали вот это самое письмо, вдруг у них возник такой интерес, при том, что вопрос-то решенный действительно. Это уже все сказали, вопрос решен, мечеть строиться будет, но они это письмо написали. Это чисто такая ремарка, мне просто любопытно, как вообще они относятся к этим всем постройкам?

Д.Г. Мне кажется, они плохо относятся. Но мне кажется, что все банальнее, поскольку еще не известно, как будет эта мечеть выглядеть, кто знает, как ее построят, то они, возможно, перестраховываются на тот случай, чтобы показать бумажку - вот вы знаете, мы были против, чтоб к нам никаких вопросов не было. Хочется все равно верить в доброе…

А.М. Доброе, разумное.

«В суд уж точно я не обращусь с заявлением, чтобы разрушить храм. У нас так не принято, это кощунство»

Р.Н. По поводу толерантности, кстати. Опять же, исходя из тех процессов, которые были уже по поводу мечетей -  это в Казани мечеть «Рахматулла» оспаривалась, в Сызрани тоже, оба дела удалось выиграть... В Сызрани, наоборот, там исполком выступал против, выступал за то, чтобы была разрушена мечеть, и удалось отстоять. Так вот, хочу сказать, что мы собирали доказательства, что касается Казани, в Казани несколько храмов стоят вообще вплотную к жилым домам. Например, улица Сабан, напротив Московское РУВД, буквально очень близко. Потом на улице Сахарова новый храм возведен, он тоже прям вплотную к жилым домам находится. И тот же храм, который мы уже упоминали... Никто из мусульман не возражает, у меня даже наши оппоненты спрашивали - а вот церковь построят, и будут колокола возле твоего дома звенеть, ты что, не будешь возмущаться? Я говорю - я не буду возмущаться, честно, даже если мне это не понравится, в суд уж точно я не обращусь с заявлением, чтобы разрушить храм. У нас так не принято, это кощунство. 

Р.А. Не по-казански это. В плане толерантности там не только мусульмане не возражают, там на закладке камня даже и христианские лидеры присутствовали. Владыка присутствовал на закладке камня, они тоже только двумя руками за. И потом - это же не ночной клуб. Если бы ночной клуб там строился, они, мне кажется, как бы реагировали? Если даже брать шумовую историю, то от парка «Кырлай» шума было, на мой взгляд, намного больше, потому что там тоже играла непонятная музыка, там тоже что-то такое происходило.

Р.Н. Круглые сутки, причем, без перерыва!

Р.А. Круглые сутки без перерыва - это точно. А в плане архитекторов, я думаю, что им просто нужно, если они не бывали, нужно прокатиться по всем мировым мусульманским столицам - в Дубай съездить, не знаю, я думаю, они бывали уже там, в Ташкент съездить, там очень красивая Соборная мечеть, в Грозный съездить. Мы же все хотим, чтобы в нашем городе было также красиво, тем более, если у нас этого нет, если у нас нет Соборной мечети, то это же здорово, когда в нашем городе она появится, она же будет очень красивая.

А.М. А может, на проблему посмотреть по-другому? Помните ситуацию в Екатеринбурге, когда храм попытались построить на месте озера, и там город восстал против этого. Здесь, конечно, такого нет, но нет у вас ощущения, что просто условно есть светская часть общества города, которая не слышит ту часть, которая живет своей жизнью, мусульман. Может проблема и в том, что мусульмане молчат? Люди же не могут додуматься, зачем вам храм, когда у вас шестьдесят мечетей в городе есть. Людям же надо объяснить, что у нас есть обязанность сходить в мечеть, мы не вмещаемся в эти мечети, мы должны раз в год собираться в одной мечете, то есть, может, это, в том числе, и проблема мусульманской общины города Казани, что она молчит? 

«Я сам против того, чтобы люди протестовали против храмов, неважно, христианских или мусульманских»

Дж.М. Мы стараемся по максимуму интегрироваться в этом плане относительно мероприятий. То есть, когда мы это организовываем, как раз специально приглашаем, в том числе, светскую аудиторию, чтобы показать, что мы, мусульмане, дружим со светской частью, и мы готовы ее поддерживать, готовы с ней общаться. Это не только в плане Fashion Iftar, это вообще относительно всех общественных проектов, которые мы делаем. Поэтому как бы здесь говорить, что мусульмане чего-то не делают... Даже взять тех же блогеров. Они рассказывают о том, что такое ислам, многие прям целое направление выбрали говорить о том, что такое ислам, как в исламе, как взаимодействуют. Вот тот же блог Айдан Мамедовой в YouTube - он очень много просвещения несет для не мусульман, то есть, они узнают, как это, что это, все наши традиции, почему, допустим, мы не кушаем в течение дня и не пьем, почему мы уходим в какое-то время намаз читать и так далее, зачем пять раз говорить один и тот же азан. Для многих же непонятно, они думают, что это можно просто хоп и отключить, и оно не будет мешать им жить, а еще легче вообще от мечети отказаться, и вообще азанов не будет, и ничего не будет напрягать. Еще хотела бы, чтобы Амина что-нибудь сказала, она очень стесняется.

Амина Гафурзянова. Насчет архитекторов ничего не могу сказать, потому что истинное намерение только у них надо уточнить, они все равно его, наверное, скроют. А в плане Соборной мечети, то она нам, конечно, нужна, и наверняка, и я думаю, что это будет визитной карточкой, она будет хорошо смотреться со смотровой площадки нашей кремлевской. Еще там рядом инфраструктура, потому что у каждого мусульманина есть транспорт, метро рядом, любой транспорт, любой автобус.

А.М. Я ждал этого аргумента, потому что все три локации, которые нам предлагают, там они для транспорта недоступны, то есть, эта мечеть будет пустовать, если она там появится.

Р.Н. Вот пенсионеры должны добираться.

А.Г. Так вот, и в плане, как спортсменка, я знаю, что здесь находится очень много спортивных комплексов, здесь постоянные соревнования. Может, вы этого не замечаете, но у нас на выезде в год, наверное, пятнадцать точно бывает, к нам приезжает Дагестан, Чечня, конечно, не приезжает на фехтование, но в «Батыр» точно приезжают, из Башкирии гости, то есть, нужно как-то и туристам, и спортсменам где-то поблизости прочитать намаз.

Р.Т. Вот по поводу Екатеринбурга вы сказали. Я там был, как раз снимал передачу про этот храм. Вы знаете, я, честно говоря, сам против того, чтобы люди протестовали против храмов, неважно, христианских или мусульманских, это все равно храм, где поклоняются Всевышнему. Но в Екатеринбурге там реально просто перебор, там храм на храме, именно в этом месте - там огромный, тут стоит, там виднеется громадный, ну это просто реально перебор уже, когда ни парков, ничего нет, зато храм каждые сто метров. Это, мне кажется, и вызвало напряжение в обществе, не сама постройка храмов, а такое количество на квадратный метр. 

По поводу того, чтобы работать с населением, это вы четко заметили, например, мне известно, что в Европе перед тем, как построить мечеть или выкупить какое-нибудь помещение, оборудовав его под исламский центр, они работают с населением - ходят, зовут в гости, какие-то акции устраивают, шоу, чтобы показать, что мы мусульмане, мы скоро здесь будем, нас бояться не нужно, мы нормальные люди, вам будет с нами комфортно. И только потом они уже осуществляют саму постройку или переделку. Это очень важно, я соглашусь, как член мусульманского сообщества, это большой недостаток с нашей стороны.

«1100 лет назад был принят ислам, добровольно, осознанно, и ислам здесь был и до прихода и христианства и других религий»

Д.Г. На самом деле, если говорить по поводу европейского и международного опыта и так далее, мне кажется, что в данном случае конструктивнее было бы обсуждать то, как будет выглядеть эта мечеть, чтобы она максимально вписалась в существующий архитектурный ландшафт, в традиции. Тем более, повторюсь, уже после того, как заложили камень - это после драки кулаками не машут, нужно думать о том, как мы должны это сделать максимально органичным.

А.М. Значит, в обществе есть непонимание, потому что это и как плевок можно воспринимать.

Д.Г. В обществе не может быть всегда консенсуса. Всегда будут какие-то конфликты, будет многоголосие, это хорошо. Я сейчас вспоминаю по Амстердаму, там очень интересный такой пример есть: турки построили мечеть на канале, она с одной стороны с турецким стилем, но при этом они используют такой кирпич, как все дома рядом. И она неорганично не выглядит, она очень органично вписалась, хотя прям на канале. Это не прям сердце города, но это историческая застройка, ее шикарно вписали, и это реально не выглядит неорганично в этом месте. Там вообще, конечно, с Амстердамом отдельная история, там в центре церковь, которую продали турецкой общине, и там просто мечеть сейчас находится. Это еще вопрос готовности воспринимать какие-то такие трансформации, но повторюсь, в данном случае нам тоже стоит задуматься, перед архитекторами вопрос поставить сейчас - как сделать так, чтобы это не выглядело…

А.М. Новоделом?

Д.Г. Понятно, что все равно это будет новодел, но все равно это как-то придумать так, чтобы были какие-то исторические отсылки, чтобы внешне это сочеталось и с водой, и с Кремлем.

Р.А. Это конкурс надо было.

Д.Г. Конструктивнее было, наверное, по этому пути пойти.

Р.Н. Смотрите, сравнивать с Европой все-таки нельзя Казань. Татарстан исторически - это место, где 1100 лет назад был принят ислам, добровольно, осознанно, и ислам здесь был и до прихода и христианства, и других религий, и Казань всегда была и есть для всего мусульманского мира северная столица исламского мира. Смотрите, сколько у нас всего - KazanSummit, у нас Президент республики возглавляет «Россия - Исламский мир», то есть, это место знаковое, и здесь нужно подходить, конечно, с учетом вот этих всех особенностей.

Д.Г. Я просто к тому, что нужно везде искать хорошее. На европейском континенте что-то одно возьмем, на Ближнем Востоке что-то другое. В Казани, собственно, наш менталитет так и строился, что мы сочетаем в себе это все. Подглядеть тут, подглядеть там, в Дубае посмотрели, в Амстердаме посмотрели. И придумали свое. Важно свое придумывать, но опираться на весь опыт.

Р.Т. Да-да. В Бонне, по-моему, построили такую мечеть в стиле хай-тек.

Д.Г. В Кельне, там как калям минареты.

Р.Т. Тоже очень интересно, органично вписывается.

Р.Н. В Шуше тоже так хотят построить, я проект видел.

Продолжение следует