Рафаэль Хакимов: «Название «Казань» связано с традицией жертвенных котлов»

Степная цивилизация не основывается на грабеже и разбое, считает научный руководитель Института истории им. Ш. Марджани Рафаэль Хакимов. Ученый отмечает, что средневековые предки татар имели развитые торговые пути, инфраструктуру, письменность. В колонке, написанной для «Миллиард.Татар», бывший советник президента Татарстана продолжает размышлять о проблеме этногенеза татар (начало см. здесь и здесь).


«Машина войны»

Любое государство имеет «машину войны», но, в отличие от европейских обществ, для кочевников сам образ жизни стал подготовкой к войне. Государство «оседлого» образца может иметь полицию, администрацию, механизм подавления и эксплуатации, но машину войны в виде армии оно покупает или создает за счет налогов, а кочевник с рождения учится сражаться в конном строю, вначале во время облавной охоты, а затем и в настоящих битвах.

«Машина войны» не создается только для войны, грабежа и насилия, она служит и для обороны, а также поддержания порядка в государстве. Война не была самоцелью. Кочевники не были дикими разбойниками, как утверждают некоторые западные историки, они могли обходиться без грабежа и сбора дани. Даже если грабежи составляли важную часть обогащения государства, то и в этом случае надо было иметь первоначальный ресурс в виде воинов, оружия или средств для приобретения оружия. Без этого контроль над торговыми путями был невозможен. Значит, нужны были рудники для добычи металла, а также кузнецы и обученные воины, владеющие современным оружием.

Теория, объявляющая степняков разбойниками, жившими за счет грабежа, не учитывает одного фактора – прежде чем начать грабить, надо было вооружить людей, посадить их в седло и научить сражаться с армиями оседлых народов, а порой и брать крепости. Грабеж не объясняет ни экономические, ни политические процессы.

Экипировка и хозяйство

В жизни кочевника важную роль играли колесница, телега, арба. На телегах перевозили не только скарб, но и юрты. Большие юрты ставили на телеги. Их тащили волы. Целый народ мог перемещаться по степи, параллельно занимаясь хозяйством. Город на колесах со всеми функциями – понятие непривычное для европейцев.

Юрта только на первый взгляд кажется примитивной. С точки зрения архитектуры, она, по сути дела, совершенна. Благодаря своей круглой форме юрта хорошо сохраняет тепло. Ее нередко сооружали из двух куполов, воздушная прокладка между ними служила изоляцией и от холода, и от жары. Юрты быстро собирали женщины, разжигали в центре огонь и готовили пищу, которая находилась вместе с ними в обозе в виде живых баранов.

Гильом Рубрук писал: «Обязанность женщин состоит в том, чтобы править повозками, ставить на них жилища и снимать их, доить коров, делать масло и курт, приготовлять шкуры и сшивать их, а сшивают они их ниткой из жил. Именно они разделяют жилы на тонкие нитки, сплетают их в одну длинную нить. Они шьют также сандалии, башмаки и другое платье… Они делают также войлок и покрывают дома. Кроме того, женщины участвуют в выпасе овец и коз».

Юрты были вместительными и хорошо вентилировались, поскольку наверху имели отверстие, куда уходил дым и откуда поступал свет. Ханские юрты вмещали до пятисот гостей, их верх покрывали золотом, так что юрта была видна издалека. По одной из версий, Золотая Орда получила свое название по ханской юрте.

Торговые пути

Для развития тюркских государств исключительное значение имели торговые пути. Если государства Средиземноморья нельзя представить без каботажного флота и портов, точно так же государства Евразии не могли существовать без дорог, транспортных средств, караван-сараев, надежной финансовой системы.

Торговля тюрков шла в самых разных направлениях, но Великий Шелковый путь по значимости был много выше всех остальных торговых связей.

«Территория Таримского бассейна, где сейчас находится китайский Туркестан, – писал Груссе, – была центром торговли и караванных путей, и из цепей оазисов здесь образовалась линия сообщения между великими цивилизациями Запада, которые находились в Средиземноморье, Иране и Индии, и цивилизациями на Дальнем Востоке, а именно в Китае».

Великий Шелковый путь пронизывал всю Центральную Азию – колыбель многих тюркских народов – и имел ответвления в сторону Волжско-Камской Болгарии, а также Крыма. Благодаря этому связь между тюрками Ганьсу, Турфанского оазиса, Бухары, Хорезма, Крыма, Причерноморья и Поволжья не прерывалась. Вместе с купцами из Хорезма в Поволжье проникли мусульманские миссионеры.

Религия

Тенгрианство, традиционная религия всех тюрков, была достаточно абстрактной и простой. Уже гунны поклонялись Тенгри-хану, владыке Верхнего мира, символами которого были солнце, луна, высокие деревья, особенно те, в которые ударила молния.

Особо почитался культ «священной Земли-Воды» (Ер-Су) – божества Среднего мира. Существовал даже особый разряд гуннских «колдунов», «призывающих» Землю, то есть воспевавших Землю в своих гимнах.

Во время погребального обряда гунны, нарядившись в лучшие одежды, устраивали конные скачки и игры юношей и девушек, после чего родители молодых договаривались о браках. У древних тюрков (как на востоке, так и у западных болгар) вера была идентична гуннским представлениям.

Тенгри – создатель сущего, источник и причина всего. Он сотворил землю и небеса (күк), и все, что находится на них. Он создал людей, он их покровитель, созидающая и защищающая сила. От него доброта и блага. В тенгрианстве Небо было божеством, которое определяет ход событий. Люди были всего лишь исполнителями высшей воли.

Тенгри дарует каганам мудрость и власть, подсказывает им, как решать государственные и военные дела, наказывает согрешивших против каганов.

В орхонских рунических памятниках упоминаются три божества: высший уровень – Тенгри, затем идет Умай, третий уровень – Ер-Су, и, наконец, культ предков. В енисейских текстах упомянут Эрклиг-хан: «Нас было четверо, нас разлучил Эрклиг (повелитель подземного мира), о горе!».

Тенгри создал некое разумное существо, названное «кеше», для того, чтобы оно жило на земле. Но этот человек забыл, что он обязан богу, начал считать себя равным ему, даже его соперником. Тогда Тенгри бросил его в подземный мир мрака и дал ему имя «Эрклиг». После этого Тенгри создал еще девять человек, от которых и произошли современные люди.

Существовал также культ предков, которым ставили балбалы – небольшые каменные столбы. Они устанавливались перед каменным изваянием с изображением лица человека. Число балбалов подчеркивало значимость и авторитет умершего. У Бильге-кагана и Кюль-Тегина ряды балбалов достигали 2-3 км. На балбалах иногда указывались имена побежденных вождей.

В пантеоне тюркских божеств упоминаются «ала атлы йол тенгри» и «кара атлы йол тенгри» – «бог путей на пегом коне» и «бог путей на вороном коне». Они, как посланцы Тенгри, ниспосылают «кут» – «божественную благость, душу» и побуждают к созданию божественного государства «тенгри эль».

Небо-Тенгри было верой Чингисхана, которая вбирала в себя остальные верования, а потому он был терпим ко всем религиям, что сыграло важную роль в формировании империи. Религия в виде тенгрианства объединяла древних тюрков. И хотя какие-либо священные тексты не сохранились, сама вера в верховное существо в разговорном языке сохранилась до сих пор. Даже во времена торжества ислама Аллах и Тенгри считались у татар синонимами. Ханские ярлыки начинались с восхваления Тенгри.

Истоки джадидизма надо искать в веротерпимости тенгрианства, что сохранилось в культуре тюрков.

Казан

В жизни кочевников важную функцию выполнял ритуальный сосуд, называемый в литературе гуннским котлом (по-татарски «казан»). Он встречается не только у хунну, гуннов, но и у саков, половцев и татар. Котел выполнял символическую роль для каждого племени, поскольку в нем не просто готовили пищу, а варили жертвенного барана. Вокруг него собирался совет племени, и решались важные вопросы. Не случайно столица Татарстана называется Казан (Казань), что, скорее всего, связано с традицией жертвенных котлов.

Для кочевников строить храмы было нецелесообразно. Свои «храмы» они таскали с собой в виде жертвенных котлов. Казан как нельзя лучше подходил для этой цели.

По картам находок котлов можно легко проследить основные этапы бурной истории номадов – весь долгий путь от Китая до Дуная.

Письменность

В любом государстве канцелярские дела и торговля требовали выработки своей письменности. Тюрки вначале пользовались согдийским письмом, приспособленным к нуждам Первого Тюркского каганата. Оригинальный тюркский алфавит появляется несколько позже.

В. Бартольд считал, что «енисейские надписи по форме букв должны быть признаны несколько более ранними, чем орхонские, и могут быть отнесены к VII веку». Буддийские миссионеры иногда пользовались среди тюрок индийским алфавитом, но скоро буддистами был усвоен согдийский алфавит, нашедший применение и среди тюрок.

Свои алфавиты привезли с собой также представители двух западных религий, распространявшихся в Средней Азии, начиная с III века, манихейства и христианства. Обращенные в новую религию тюрки долгое время употребляли манихейские и сирийские буквы, наряду с согдийским письмом. В конце концов утвердилась собственная оригинальная тюркская руника. Арабский алфавит вошел в употребление вместе с исламом с X века, но руника продолжала использоваться вплоть до XIV века.

Памятники, написанные древнетюркским письмом, в основном эпиграфические. «Если ты, тюркский народ, не отделяешься от своего кагана, от своих бегов, от своей родины… ты сам будешь жить счастливо, будешь находиться в своих домах, будешь жить беспечально!» — писал Йолдыг-тегин, тюрок из каганского рода, первый известный по имени тюркский автор.

Небольшое количество рукописей сохранилось в Восточном Туркестане, в тех областях Центральной и Средней Азии, Сибири и Монголии, где располагались средневековые государственные образования восточных и западных тюрок, тюргешей, карлуков, древних уйгуров и др.

Рафаэль Хакимов