«Это же кошмар, когда татарин в Татарстане стесняется своего акцента, своего родного языка!»

Двухчасовой фильм «Мой народ: татары» набрал меньше чем за месяц более 80 тыс. просмотров на Ютубе. Это первая часть видео проекта Ахрора Косимова и Эльмиры Набиевой. Он – уроженец Таджикистана, перебравшийся в Казань, она – татарка, раньше занимавшаяся юриспруденцией. И самое интересное, что этот проект они делают на свои деньги и не по заказу кого-либо. Беседа с авторами «Моего народа» продлилась также не менее часа. Публикуем первую часть общения с корреспондентами «Миллиард.Татар».

«Единственный кто быстро откликнулся — это Данис Зарипов»

- Сейчас на вашем ролике уже 73 тыс. просмотров (это на момент интервью, сейчас – более 82 тыс. – ред.)

Эльмира Набиева. – Да, спасибо. Потихоньку набирается. Сейчас еще в стране ситуация непростая, а так, мы уверены, было бы больше. 

- Как вы познакомились?

Ахрор Косимов. – Идея снять такой фильм пришла ко мне около года назад. И я приступил к поиску ведущих. Мы познакомились с Эльмирой через одного нашего знакомого. 

Я ей рассказал идею, ей понравилось. Потом начали работу. Если честно, наш фильм снимался больше 7 месяцев. Из-за того, что мы не являемся известными, и я простой и Эльмира, поэтому были проблемы. 

Мы напишем звездам со страниц, где 400 подписчиков, и многие звезды и артисты игнорируют, а те, кто ответили с ними еле – еле удалось договориться. Из-за того, что мы неизвестные они нас оставили в самый конец своего расписания. Слава богу, смогли доснять и выложили фильм в сеть.

 

- А с Салаватом как удалось связаться?

А.К. Да, удалось, но было очень сложно. Единственный, кто быстро откликнулся — это Данис Зарипов. Он не то, что легко согласился, он просто сделал это быстро и конкретно все рассказал. За Салаватом и другими мы долго бегали. То они на праздник поехали, то у них другие дела.

- А Данис почему так легко откликнулся? 

А.К. Похоже ему идея понравилась. 

- Он же из Челябинска? 

Э.Н. Откуда он мы не знаем. 

Мы просто ориентировались на лидеров мнений из разных областей. Нам было важно, чтобы это были не только ученые. Нам были нужны и спортсмены, и бизнесмены, и деятели культуры и религии. 

- А как пришли к этому фильму? Просто до этого у вас были интервью с комиками и тут двухчасовой фильм.

А.К. Я занимался с другими звездами. У меня есть видео с казанскими блогерами, я общался с ними, потом Нурминского туда позвал, затем одного бойца. 

И я хотел попробовать чем-то другим заняться, но из-за того, что все пошло мягко скажем не по плану, я отошел от этой деятельности. Но откуда взялась идея этого фильма я сейчас расскажу. 

Я учился в КГАСУ, я архитектор по профессии. Я жил в общежитии с татарами, с русскими и с многими другими представителями разных национальностей. Мне было неприятно, когда я увидел, что татарину было неловко говорить на русском с акцентом. Это же кошмар, когда татарин в Татарстане стесняется своего акцента, своего родного татарского языка! 

Или же в разных роликах вижу проблемы кавказцев и якутов. Я слышал историю, что якут приехал в Москву и не смог снять квартиру за 6 месяцев. 

- Сдавали «только славянам»

А.К. Ладно бы если он был таджиком, узбеком или киргизом, например, это можно еще простить. А он же россиянин! 

И таких примеров у меня миллион. 

- А вы сами сталкивались? 

А.К. Да, у меня такое тоже было. Поэтому хотел затронуть эту тему и слава богу такая идея пришла и у нас все получилось. 

Москвичи говорят, чтобы поехать в Татарстан нужен загранпаспорт

- То есть вашей отправной точкой стал закомплексованный татарин из общаги?

А.К. Да! У меня много чего накопилось. 

Например, есть у кавказцев проблема что, когда они завоевывают медаль – они россияне. А когда кавказец в метро дерется – он «Магомет» из Дагестана с такого-то села. Это же некрасиво! Заметив эти проблемы, решил, чтобы россияне друг друга узнали, потому что, когда я поехал в Москву, сказал, что я из Татарстана, мне сказали, что туда нужен загранпаспорт! Москвичи говорят, чтобы поехать в Татарстан нужен загранпаспорт! Это же смешно! 

Или поедешь на Кавказ, а там не знают, кто такие башкиры или татары. Ну, знают, что есть такие люди, но не знают кто это такие. А мы хотим всех познакомить, показать красоту языка, народа, культуры, их историю. У каждого народа есть своя великая история! 

Э.Н. Хочу вернуться к предыдущему вопросу, обобщая слова Ахрора. У нас в обществе сформировалась некая стереотипизация народов. Есть определенные стереотипы, и они узкие и повсеместные. Если татарин – то это обязательно тюбетейка, чак-чак и сабантуй и больше ничего. О том что у нас в обществе много интеллектуалов, много развитых людей, но почему-то это не выделяется и в этом мы увидели проблему. 

Такая же проблема с народами Кавказа. У нас есть уже идея снять и по ним фильм. Ари столкнулся с тем, что мне страшно туда ехать! Потому что есть определенные стереотипы об этих людях. Но сейчас мы ведем переговоры, созваниваемся с ними, и я понимаю, что это те люди, которые держат слово. 

Я скажу честно, у нас были переговоры с башкирами и есть некоторые моменты, которые кавказцы делают подчеркнуто лучше. В этом числе и то, как они держат слово. Договариваться получается проще и легче. 

Наши народы плохо знают друг друга. Есть русские и есть все остальные где-то там. Мы не хотим выделить какие-то народы. Наоборот – мы за дружбу народов. Наш проект призван сплотить, а не разделить! 

«Нам пришлось совместно составить бюджет нашего фильма»

- А ваш тандем как образовался?

Э.Н. Ари, так зовут Ахрора для друзей, искал ведущую для своего проекта, это его идея. Через знакомых он вышел на меня, идея мне понравилась, но я взяла день чтобы подумать, потому что это очень ответственная работа. Я сразу поняла, что нужно проявить очень большое уважение к народу, к людям. 

Это не просто развлекательное шоу с приколами и шутками. В фильме у нас вообще нет шуток. У нас все мягко и с большим уважением. 

В итоге, я подумала и уже через полдня сказала, что в команде. Так получилось, что Ари это автор идеи, основатель проекта, но создали мы его вдвоем. Из ведущей я переросла в полноценного соавтора. 

А.К. Да, Эльмира сначала была просто ведущей, мы с ней именно об этом в начале договорились, что она будет просто сниматься, а потом она включилась в работу и были моменты что она тащила проект на себе. 

- Ари, а как вы попали в Казань?

А.К. Я приехал сюда учится, сам я родом из Таджикистана. Приехал я сюда в 2015 году. Сейчас 7 год идет как я в России. 

- А финансирование, откуда? Ведь на 7 месяцев это ведь надо на что-то жить в том числе.

А.К. Мы пытались выйти к государственным лицам, бизнесменам, звездам, ко всем, кто бы мог нам помочь. Видимо, из-за того, что у нас не было примера того, что мы делаем на руках, люди не совсем понимали, что мы хотим. В итоге нам с Эльмирой пришлось совместно составить бюджет нашего фильма. 

- То есть на собственные средства?

А.К. Да, пришлось делать так. Но сейчас надеемся, что наши следующие фильмы в других регионах кто-то поддержит. 

Э.Н. Мы искали патриотов, но проблема в том, что и мы люди неизвестные, пока, и люди не знают, какой мы продукт в итоге покажем. Потому что сейчас очень много известных людей со своим стилем. Но мы пока не на том уровне, чтобы выносить свою положительную или отрицательную критику. 

Мы не нацелены показать какой-то позитив или какой-то негатив. Мы показываем реальность в ее красоте. У нас нет особого акцента ни на чем. Мы пытаемся просто и по-доброму показать, как живет народ. Исходя из тех ограниченных средств, которые были нам доступны пока, мы снимали татар. 

Почему полгода снимали? Потому что нужно было согласовать встречи, особенно с известными людьми. Нужно было подтягивать финансы. Мы бы сняли за месяц, будь у нас финансовые возможности и, если бы у нас были определенные связи. 

- А какой бюджет был у фильма?

Э.Н. - Бюджет мы не раскрываем, так уж мы договорились с Ари. Мы только надеемся, что от фильма к фильму бюджет будет расти. И за этим будет расти качество фильмов. 

И нас совсем немного поддерживали. Но основные вложения были наши накопления с Ари. 

- Эльмира расскажите о себе?

Э.Н. Мой карьерный путь достаточно долгий. Первое образование у меня юридическое, и большую часть своей жизни я работала юристом. Но я решили переквалифицироваться, да, некоторые юридические дела я до сих пор беру, но мой нынешний вектор развития — это психология. 

- Финансовый продюсер еще?

А.К. Она еще экономист и коуч, у нее 4 диплома. 

Э.Н. Я из тех, кто много учится.

А.К. Она до сих пор является студентом. 

(общий смех)

Э.Н. Работаю психологом, и недавно начала активно развивать страницу в Instagram*. Ари обратил внимание и на это. 

- Ну, Instagram* сейчас теряет актуальность.

Э.Н. Я могу сказать, что сейчас не нахожусь в поисках каких-то платформ, потому что мы живем нашим проектом, и планируем развиваться с ним дальше. И пока эти две профессии у меня основные. 

Мы хотим снять всю Россию

- Этот фильм будет не единственным? Какие планы у вас будущем?

Э.Н. Планов у нас очень много. Задумка делится на несколько этапов. Первый этап – мы хотим снять всю Россию. Это идеальный вариант, когда нас будут поддерживать, когда будут патриоты, которые хотят рассказать про свой народ, которые хотят его показать. Эти фильмы будут называться «Мой народ: Башкиры», «Мой народ: Чеченцы» и т.д. 

Дальше мы планируем снимать страны СНГ. А как получится потом – время покажем. 

По поводу России – мы сейчас разговариваем сразу с несколькими регионами. Где-то сложнее, где-то проще. Но мы не будем раскрывать все карты, скажем только что работа идет, мы не стоим на месте. 

- Какие татары сегодня? В чем наша особенность и крутость?

А.К. Говорят «татары хитрее евреев» — это естественно не так. Но в сравнении с другими народами, татары хорошо ведут свои дела. 

Еще я бы мог назвать некую «шустрость». Татары умеют разговаривать общаться и решать свои проблемы любой ценой. 

Мы это заметили, когда работали над фильмом. Общаясь со звездами, мы увидели, как они легко могут обойти слово «нет». Знают, каким тоном стоит обращаться и какое место нужно «трогать», чтобы люди сказали «да».

Если говорить о семьях, которые мы показывали в фильме – очень крутые люди. По сравнению с городскими, деревенские татары очень сильно отличаются. Они просто так нас не выпускали, обязательно сажали за стол и кормили. Доброта на высшем уровне! 

«Татары в большинстве своем неравнодушны к судьбе своего народа»

- А что скажете вы, Эльмира, как человек изнутри?

Э.Н. Я бы сказала, что меня приятно порадовало, то, на чем я никогда раньше не акцентировала свое внимание. Я увидела, что татары в большинстве своем неравнодушны к судьбе своего народа. Я об этом говорила и в фильме, все тексты придумывали мы с Ари. Были редакторы, которые переформатировали тексты в более красивый язык, но 90 процентов — это наша работа. 

Подчеркну то, как татары болеют за судьбу своего языка. Казалось бы, сейчас уже почти все говорят на русском. Но нет, татары болеют, причем как молодые, так и взрослые. И очень переживают за положение татар в обществе и государстве. 

Я увидела искренность. Часто мы видим два контраста – когда совсем наплевать и наигранная включенность. А я увидела искренность. Благодаря этому проекту я познакомилась со многими людьми о которых я раньше только слышала, с некоторыми мы сейчас даже дружим. Я вижу, насколько эти люди много делают чтобы продвинуть татарскую культуру. И делают это достойно, интересно и современно. Они не просто накладывают татарские слова на биты. Нет, они делают это красиво, по-настоящему по-татарски. 

А.К. Познакомились с Радиком Абрахмановым, он сейчас пишет книгу «Туганбатыр», и он еще делает мультфильм. Также он проводит множество разных собраний. 

В нашем фильме была девочка Саида Мухаметзянова. Она тоже очень круто делает берет татарские песни и видоизменяет их. Делает это очень необычно и интересно. Мне очень понравилось. Мне кажется, это будет одна из причин, по которым другие люди и другие народы послушают татарские песни. Это круто! 

- Вы говорите о том, что татары борются, в том числе и за свой язык. Но когда в 2017 году его изгнали из школы, татары не вышли на площадь. Почему?

Э.Н. Вы знаете здесь нужно разделять. Общество ведь состоит из разных слоев. И мы в проекте больше общались с публичными людьми. Они могут быть из разных сфер жизни, но несмотря на это они остаются публичными. 

Татары всегда были известны своей корректностью и гибкостью. Татары это не те, кто выйдет с вилами, радикально и жестко. Они постараются сделать так что, то, что невозможно отвратить, они возможно примут, и вместе с тем этот ручеек будет пытаться как-то течь. Это не значит, что их принятие абсолютное и они просто смирятся. Они будут делать то, что зависит от них. Это вопрос разных слоев общества и разных тактик. 

А.К. Я бы сказал, что не так страшно то, что в Татарстане все говорят на русском. Потому что, во-первых, Татарстан находится прямо в центре России. А во-вторых, статистика не врет, половина жителей Казани – русские. 

Но могу заявить, что русский язык не так распространен в деревнях, как в Казани. Только здесь такая атмосфера. 

Такая же беда есть в Казахстане. Я уверен там 80 процентов хорошо знает русский и пытается говорить на этом языке. Но они-то не в России! 

А в Татарстане, в его деревнях все еще говорят на татарском. Городские говорят на русском, потому что они пытаются войти в общество. А если в обществе ты даже акцентом отличаешься, то это уже не принимают. И здесь местные татары стараются говорить на русском чтобы не отличаться. 

- В фильме у вас два полюса – старшое поколение и молодое поколение. Для старшего поколения маркером является язык. Остальные говорят в фильме на русском. И они чувствовали себя татарами говоря на русском языке. Что вы скажете по поводу этого явления?

Э.Н. Я не согласна! Может, вы обратили вынимание, у нас была большая вторая часть – собрание достойных представителей своего народа. И там было поколение старших и младших. 

Например, Саида Мухаметзянова, чувствуется от нее что она активно пытается говорить на татарском. И я бы не разделила так категорично. Большинство героев нашего фильма свободно говорит на татарском. Другие говорят с небольшими проблемами, и тех совсем немного. 

У нас было такое деление чтобы послушать людей разного возраста. 

- Кто помогал вам с исторической частью фильма?

А.К. Это был Дамир Исхаков. Он все проверял. Кроме него были еще специалисты. 

Мы не просто открыли в интернете первую страничку по запросу «История татар» и оттуда читали. Мы брали из разных источников. 

Э.Н. Не википедию зачитывали, скажем так.

(Общий смех) 

А.К. Да. Мы обращались ко множеству источников. Мы собрали очень много материала, который отправили Дамиру Исхакову на проверку. 

Э.Н. У нас были мысли к кому обращаться и понятно, что история всегда неоднозначна. И большинство наших зрителей согласны с тем, как мы рассказываем историю. Конечно, есть и те, кто не согласен, и это нормально. 

У меня были мысли сделать дополнительные материалы, в которых мы бы рассказали об альтернативных точках зрения. Но все же мы поняли, что всем угодить не получится. Мы снимаем наш фильм так как мы сами считаем нужным. 

* Компания Meta Platforms Inc., владеющая социальными сетями Facebook и Instagram, по решению суда от 21.03.2022 признана экстремистской организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Продолжение следует

Фото: Рамиль Гали