«С каким наслаждением мы бежали голодные после учебы к зур-апе!»

В продолжение темы татарских бабушек (см. здесь и здесь) Алла Михайличенко написала для «Миллиард.Татар» колонку о тихой самоотверженности своей дәү әни Гульсум.


«Балалы өй - базар, баласыз өй – мазар»

Когда мой папа поступил в военное училище, бабушка работала товароведом в меховом магазине на Баумана (перекресток с Чернышевского). Папиного папы, моего деда, тогда уже не было в живых, бабушка привыкла жить одна, отвечать за свою жизнь самостоятельно и замуж больше не собиралась. Бабушкина адекватность сохранилась до последних дней ее жизни. Она понимала, что ее единственный сын сделал свой жизненный выбор, станет военным и вряд ли будет жить в Казани.

Бабушка принадлежала к древнему роду казанских татар с сильными культурными и религиозными традициями. Кровные связи по отцу и матери у татар не разделяются, ценятся очень высоко, с детства определяя ребенку место в иерархии родственных связей. Тем самым формируется его ответственность перед другими кровными родственниками.

 А еще у татар есть поговорка: «Балалы өй - базар, баласыз өй - мазар» («Дом с детьми - базар, без детей - кладбище»).

Моя бабушка решила: сын вырос и уехал учиться, но дом пустым быть не может, лучше базар, чем мазар. Всю свою жизнь она посвятила обучению и воспитанию своих племянниц. Во время обучения в институтах они жили у бабушки на Вишневского. Разница в возрасте у пятерых из них была незначительной, кто-то учился очно, кто-то заочно, у кого-то первый курс, у кого выпускной.

Бабушка вспоминала: «Иногда по пять человек разом жили. Василя спала на диване, Амина со мной, Нурания на сундуке, Гульфия с Альфией на полу...». А племянницы, которые намного старше меня и приходятся мне тетями, рассказывали: «Ужинали все вместе. На столе всегда была чистая скатерть, орловский хлеб в сухарнице, горчица, перец и графин с водой. Зур-апа ставила на стол большую кастрюлю с бараньими щами, сначала выкладывала на отдельную тарелку картошку, которая была сварена в супе целиком, затем разливала суп по тарелкам и раскладывала в тарелки по куску мяса. Съедали щи не трогая мясо, потом в тарелку к мясу накладывали картошку, сваренную в супе, и это было вторым блюдом. Ужин был в те времена незамысловатым, но запах щей стоял даже в парадном. С каким наслаждением мы бежали голодные после учебы домой к зур-апе. На долгие годы сохранилась привычка вымакивать хлеб в остатках супа и съедать, как делала зур-апа».

Бабушкина ответственность, любовь и память о том, как ей когда-то так же помогла выжить в Казани Карима-апа, дали результаты. Все получили хорошее образование, благодаря трудолюбию у всех сложились карьеры и семьи.

«Ложись пораньше, завтра в шесть пойдем в Кремль»

Негласно, не напоказ, но одну из них бабушка любила сильнее других. Василя родилась и жила в Магнитогорске, туда была сослана ее раскулаченная бабушка с детьми. В родительской семье Васили было много детей, жили трудно. Она с отличием закончила школу и собиралась пойти работать, но приехала в Магнитогорск моя бабушка и обратилась к отцу девочки: «Отдай мне Василю». На что тот ответил: «Знаешь Гульсум, у меня лишних детей нет». Ответ отца заслуживал уважения. Сговорились на том, что Василя поедет в Казань поступать в медицинский институт.

Экзамены она сдала и набрала проходной бал, но в списках зачисленных ее не было. Бабушка пошла к ректору, выложила все свои аргументы, ответ был таков: «Будет прописка в Казани - зачислим».

Неделя мытарств по советским инстанциям не дала результата, время шло... Как-то вечером зур-апа сказала Василе: «Ложись пораньше, завтра в шесть пойдем в Кремль». Воспитание было таким, что лишние вопросы не задавались. Утром, в несколько минут седьмого бабушка уже была одета в красивое креп-жоржетовое платье с васильковыми цветами и любимый пыльник стального цвета. Особенность случая Василя поняла, когда увидела на бабушке черные лакированные туфли на толстом каблуке, с круглым носом и красивой улиткой на боку. Туфли доставались из шкафа только по случаю похода в театр.

Транспорт в Казани так рано не ходил. По пустынной улице Ленина (ныне Кремлевской) шли очень быстрым шагом, казалось, что стук каблуков слышен в Кремле. Ворота Кремля, где в те годы располагался Совет министров, прошли чуть в восьмом, сели на скамейку и сидели молча. Бабушка вглядывалась в каждую подъезжавшую к дверям чиновничью машину. Выходили чиновники и шли служить народу, но ей они, видимо, были неинтересны.

Василя уже почти задремала, когда зур-апа вдруг побежала наперерез очередной «Волге». Из автомобиля вышла женщина в строгом костюме... и, увидев бабушку, радостно вскрикнула: «Ба-а! Гульсум-апа, ты, что ли?» Вопрос с пропиской, а значит и с поступлением, был решен. «Тырышкан табар, ташка кадак кагар» - «Усердный найдет, гвоздь в камень вобьет», - гласит старая татарская поговорка. И один из исторических пригородов Казани на несколько десятилетий получил грамотного и принципиального специалиста в области здравоохранения.

Фото: chronograph.livejournal.com