«Нерусские против нерусских»: польский дипломат о татаро-башкирских терках

Войцех Зайончковский, работавший в России в 1998-2000 и в 2010-2014 годах, написал книгу «В поисках своей идентичности. Башкирская, бурятская и татарская интеллигенция и национальный вопрос в Российской империи и СССР» (Издательство Института Центральной и Восточной Европы (Люблин) при МИД Польши, 2001). Уфимский историк Игорь Кучумов готовит к изданию русский перевод этого труда. Весьма любопытен взгляд европейского ученого на этнические процессы в нашей стране.

С разрешения Кучумова «Миллиард.татар» публикует отрывки из этого исследования, посвященные татарам и башкирам. Здесь первая  втораятретья, четвертая и пятая части. 


«С конца 1950-х гг. башкиры действовали в этом противостоянии наступательно» 

Проблема взаимоотношений между нерусскими, проживающими за пределами «своих» регионов, и их соотечественниками, обладавшими собственными территориями, в той или иной степени присутствовала практически во всех административных национальных образованиях СССР, начиная с союзных республик и заканчивая автономными округами. Отсюда возникают два вопроса: что следует считать своей родиной – там, где живет твой народ или живешь ты, и как относиться к «чужакам», т. е. к тем, кто зачастую является родственным тебе по языку и культуре, но проживает за пределами «своей» республики? Анализ этой проблемы довольно сложен из-за отсутствия необходимых источников, но игнорировать ее нельзя.


Источник: 100tatarstan.ru


Как и в начале ХХ в., отношения между татарами и башкирами были непростыми, но с конца 1950-х гг. башкиры действовали в этом противостоянии наступательно. Споры велись вокруг культуры, национальности населения северо-запада Башкирии, его языка и возможностей для развития татарского народа в условиях Башкирской республики.

«Часть северо-западных и западных башкир, культуру и быт которых мы называем переходной…» 

«Северо-западные и западные группы тептяро-мишарского населения с неустойчивым в прошлом национальным самосознанием под влиянием отмеченных политических факторов (имеется в виду образование Татарской и Башкирской республик. – В. З.), а также в силу воздействия быстро распространяющихся грамотности и обучения на татарском языке, вновь стали относить себя к татарам… – писал башкирский историк Раиль Кузеев. – Часть северо-западных и западных башкир, культуру и быт которых мы называем переходной, имея в виду присутствие в них, наряду с башкирской по происхождению основой, многочисленных элементов татарской культуры, – постепенно, правда, очень медленно, стала ассимилироваться в татарской этнической среде. Эта линия, однако… в дальнейшем не получила активного развития… Основными факторами, приостановившими или сильно замедлившими здесь на многие десятилетия ассимилятивный процесс, были образование и развитие Башкирской АССР и стабилизация в условиях бурного национально-культурного строительства такого признака, как национальное самосознание». 


Источник: 100tatarstan.ru


В этом пассаже Кузеев не упоминает ни о создании «советской нации», ни о стирании различий между национальностями, ни об исчезновении между ними границ, зато, будучи не только историком и этнографом, но и членом областного комитета партии, отмечает замедление процесса татаризации и подчеркивает «значение национальной государственности в развитии национального самосознания».

«Татарский в качестве языка обучения в школах северо-западной Башкирии был заменен на башкирский» 

В 1979 г., то есть через год после выхода процитированной книги, была проведена перепись населения, продемонстрировавшая удивительные изменения этнического состава республики. Их характер прекрасно иллюстрирует табл. 3, отражающая эту динамику в 373 населенных пунктах в местах, где проживают, по крайней мере, частично, татары.

Табл. 3. Динамика изменения этнического состава жителей ряда населенных пунктов Башкирской АССР

Этнический состав жителей

Число населенных пунктов по переписям

1926 г.

1959 г.

1970 г.

1979 г.

Татары

229

273

266

Татары и башкиры

80

31

19

7

Башкиры

31

46

63

366

Неясный этнический состав

21

24

Другие народы

6

2

1

Всего

346*

373

373

373

*Двадцать семь селений или еще не существовали или о составе их жителей нет информации.

Намерения, которыми руководствовались республиканские власти и Москва, предприняв такие действия, не совсем ясны. Исходя из результатов переписи, татарский в качестве языка обучения в школах северо-западной Башкирии был заменен на башкирский. Инициатором этой кампании был Мидхат Шакиров, возглавлявший в 1969–1985 гг. обком партии, хотя, являясь башкиром (однако многие башкиры считали его татарином), он не занимался развитием башкирской культуры. 

«Стремился доказать башкирское происхождение тептярей и мишарей» 

Начиная с 1960-х гг. курс на противодействие татарам и башкиризацию западной и северо-западной части республики получает поддержку, по крайней мере, у части башкирской интеллигенции. Историко-этнографические дискуссии порой приводили к дракам на национальной почве и дискриминации татарских интеллигентов, в результате чего некоторым из них пришлось перебраться в Татарстан. В Уфе занимался упомянутый выше Раиль Кузеев стремился доказать башкирское происхождение тептярей и мишарей – двух родственных татарам этнических групп, предпринимались попытки обосновать принадлежность их языка к башкирскому и причислить к башкирам выдающихся деятелей культуры, чья деятельность проходила на территории республики, – Мажита Гафури, Афзала Тагирова, Шайхзады Бабича, Сайфи Кудаша, Гарифа Гумера.

 


Источник: zen.yandex.ru/rubez


Если исключить из анализа власть, истинные намерения которой, вероятно, еще долго не будут известны, и сосредоточить внимание только на башкирской интеллигенции, то та легкость, с которой она согласилась участвовать в этих акциях, или, по крайней мере, сохранять в них нейтралитет, требует пояснения. Похоже, что именно на рубеже 1950–1960-х гг. давнее татаро-башкирское противостояние разгорелось с новой силой. На это повлияли упомянутые выше настроения башкир, которые, переезжая из деревень в города, обнаруживали, что вторыми по численности после русских там являются именно татары. Наряду с этим, обострению напряженности во многом способствовало продолжавшееся продвижение по службе в основном лиц башкирской национальности. Многие татары видели, что им сложнее получить хорошую работу, поступить в вузы и занять руководящие должности, и поэтому стали записываться башкирами. Такие действия, конечно, вызывали недовольство последних, расценивавших это как попытки обманом добиться привилегий и угрозу всеобщей татаризации. 

Статус «младшего брата»

Кроме того, татары обычно смотрели на башкир свысока, воспринимая их в качестве и своего, и русских «младшего брата», что Амирхан Еники выразил следующим образом: «Татары – древний народ, старая нация, башкиры – древний народ, но молодая нация». Еще одним поводом для трений было стремление татарских гуманитариев приписать своему народу особую роль в истории Урало-Поволжья – в первую очередь, умножить (по мнению башкир – необоснованно) вклад татар в борьбу с русскими в XVII–XVIII вв. и в культуру местных мусульманских сообществ.


Источник: rus-turk.livejournal.com


Иногда татарская надменность проявлялась на бытовом уровне, когда, например, татарин предлагал башкиру говорить не на башкирском, а на татарском, как более «культурном», языке – в таких случаях некоторые башкиры предпочитали переходить на еще более «культурный» русский язык 

В Татарстане конкурировать с татарами могли только русские, поэтому серьезные конфликты между национальными меньшинствами здесь отсутствовали, хотя этностатистика и в этой республике подвергалась искажениям. В связи с тем, что большинство татар проживало за пределами республики, татарская интеллигенция много внимания уделяла изучению диаспоры, что с точки зрения партийных идеологов выглядело весьма подозрительно, поскольку ставило национальное выше административно-территориального – именно в этом, собственно, заключалась идея написания «Истории татар». Этот же подтекст присутствовал в полемике о «татарскости» населения северо-западной части Башкирии и в попытках доказать тождество казанских и сибирских татар (кстати, против воли последних).